Ссылки для упрощенного доступа

Ситуация с отменой обязательного татарского языка в школах Татарстана коснулась не только средние, но и дошкольные образовательные учреждения. ​Как стало известно буквально перед новогодними праздниками, теперь и в детских садах преподавать татарский необязательно. Финский эксперт Анника Пасанен в интервью "Idel.Реалии" вспоминает опыт преподавания финно-угорских языков в российских регионах и называет причины, почему такой проект, признанный успешным во всем мире, не мог быть продолжен в России.

Под Новый год детские сады Татарстана получили распоряжение от министра образования Татарстана Рафиса Бурганова о том, что "Методические рекомендации минобрнауки Татарстана по организации обучения детей татарскому и русскому языкам в дошкольных образовательных организациях от 8 ноября 2013 года №15588/13 не подлежат применению".

Напомним, по данным рекомендациям обучение татарскому языку начиналось с первой младшей группы 3 раза в неделю в игровой форме. В средней группе детей обучали татарскому и русскому по 3 раза в неделю. Похоже, что эти и другие правила по обучению госязыкам республики теперь не очень актуальны. Что будет дальше, пока неизвестно.

Между тем, это не первый раз, когда власти пытаются вытеснить региональные языки из детских садов. Так, в финно-угорских регионах, при поддержке финских организаций реализовывались проекты "языковые гнезда". Это метод дошкольного воспитания, основанный на полном погружении в язык. Все воспитатели этих детских садов или отдельных групп в них общаются с детьми только на выбранном языке. Причем все происходит без какой-то "зубрежки правил", а как увлекательная игра. Как показывает мировая практика, этот метод является наиболее эффективным для возрождения языков малочисленных народов, особенно в том случае, если в самих семьях этот язык уже утрачен.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Аукнется ли татарский язык Владимиру Путину?

Основы этой методики были разработаны еще в 1970-е годы в Новой Зеландии, где местные педагоги провели успешную кампанию по возрождению коренного языка маори. В Саамском регионе Финляндии этот метод активно применяется с 1990-х годов.

В период с 2000 по 2006 года в карельской деревне Калевала реализовывались два "языковых гнезда". Они работали весьма эффективно, но впоследствии эти проекты были свернуты по распоряжению правительственных чиновников. Не помогло даже то, что проект реализовывался под полным контролем российских властей.

Эксперт по языковым правам в Саамском регионе Финляндии Анника Пасанен, которая была вовлечена в несколько проектов "языковые гнезда" в России, поделилась своими впечатлениями о том, что происходило в финно-угорских регионах.

— Я принимала участие в двух отдельных проектах "языковые гнезда": первый проект реализовывался в Калевала в период 1999-2003 гг., второй проект включал более широкий список языков финно-угорского мира и претворялся в жизнь в период 2008-2012 гг (в котором Карелия была одним из целевых регионов), — говорит Пасанен.

По признанию Пасанен, в проект были включены почти все уральские языки. В его рамках проводились многочисленные семинары, встречи с экспертами в Карелии, Мордовии, Марий Эл, Удмуртии, Коми, а также в Пермском крае и Таймыре.

Удмуртские моления посвящены благополучию удмуртов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:46 0:00


Во всех этих регионах были открыты "языковые гнезда", однако, они не полностью отвечали критериям традиционного понимания "языковых гнезд", так как не предусматривали стопроцентного погружения. Они не могли функционировать как "языковые гнезда" в полном смысле, так как оказалось сложно адаптировать их в рамки программ дошкольного воспитания в российских регионах.

— В рамках "языковых гнезд" не было принятых образовательных программ, например, — говорит Пасанен. — Поэтому методику приходилось адаптировать под требования российского законодательства. Кроме того, мы ощущали проблему нехватки достаточного количества квалифицированных воспитателей с хорошим владением региональных языков.

Как отмечает Пасанен, проект финансировался Культурным фондом Финляндии, который является негосударственной структурой и самым крупным частным фондом этой страны. Его деятельность курировало Общество Финляндия-Россия, который имеет статус неправительственной организации.

Говоря о причинах сворачивания проекта, финский эксперт констатирует, что было много причин, однако главной она называет нежелание российских властей принять концепцию языковых гнезд.

Анника Пасанен признается, что предыдущие аналогичные проекты, открытые в районном центре Калевала (северная часть Карелии) в 2000 г. и 2002 г., также не отвечали требованиям принципа стопроцентного погружения в языковую среду.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Устами говорящих голов глаголет план Путина

Между тем, по словам финского эксперта, тогда были приложены максимальные усилия, и проект доказал свою эффективность наличием хороших результатов. Однако чуть позднее из Калевалы начали поступать тревожные новости: специалистам проекта начали ставить палки в колеса, и они не могли работать так, как работали раньше, говорит Пасанен.

По ее словам, на воспитателей в детсадах оказывалось давление, их заставляли брать все больше детей в группы, что снижало результативность проекта. Более того, стали приходить новости, что имеются недовольные карельским "языковым гнездом" русскоязычные родители, так как самый ближайщий для них детский сад не предполагал воспитания детей на русском языке. Хотя это могли быть придуманные причины, считает языковой эксперт.

Интересно и то, что официально никто не запрещал этот проект. Просто созданы условия, при которых стопроцентное погружение стало невозможным.

По мнению Анники Пасанен, карельское "языковое гнездо", созданное в Петрозаводске в рамках нового проекта сейчас официально функционирует в условиях 50% погружения, на деле же — еще меньшего. Для условий русскоязычного города этого мало, считает эксперт.

Ученые отказываются считать "языковыми гнездами" программы, в которых наличиствует больше одного языка.

— Правильное погружение осуществляется по принципу "все или ничего", — написано в одной из методичек по "языковым гнездам".

Вот и по мнению Натальи Антоновой, члена правления КРОО "Дом карельского языка", то, что реализуется в Карелии нельзя назвать "языковыми гнездами".

— "Настоящих языковых" гнезд в Карелии нет. Если, разумеется, понимать под "языковыми гнездами" саму технологию, методику, а не желание называться как-то по-особенному. Можно вполне уверенно говорить об углубленном изучении карельского языка, об определенном языковом погружении, о языковой ориентированности в некоторых детских садах, но не более, — отмечает она.

Антонова считает, что в государственном российском детском саду настоящее языковое гнездо организовать сложно или даже практически невозможно.

По ее мнению, российские власти боялись ущемления русского языка в условиях "языковых гнезд". Исходя из этого формировалось мнение властей об этой методике.

— Поначалу региональные власти относились очень негативно. Испуганно. Руководствовались инструкциям сверху. Потом, когда осознали то, что в принципе методику невозможно реализовывать на все 100%, поскольку в Карелии нет необходимых специалистов, успокоились, — говорит Антонова.

По словам активиста, более или менее удачным примером "языкового гнезда" является проект, реализуемый с апреля 2017 года в общественной организации "Дом карельского языка", который работает в обычном карельском селе Ведлозеро.

— Это, пожалуй, единственной пример на всю Россию в случае с языком национального меньшинства, — резюмирует Антонова.

Напомним, что из более чем 60 тыс. карел в России к 2010 году родным владело чуть больше 25 тыс. И в этих условиях усматривание угрозы для русского языка в регионе со стороны карельского кажется по меньшей мере странным.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG