Ссылки для упрощенного доступа

Жители "Салават күпере" попали к власти в заложники


Противница строительства МСЗ из "Салават Купере" рассказала, как власть давит на соципотечников.

На встрече с членами Совета по правам человека при президенте РФ противники мусоросжигательного завода пожаловались на преследования и давление. Те, кто взял соципотеку в "Салават күпере", оказались под угрозой лишения работы и потери жилья. "Советники" в ответ рекомендовали попытаться отменить терсхему и сообщить им о всех фактах в письменном виде.

17 мая вечером в стенах Общественной палаты РТ прошла встреча членов Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) с активистами-противниками строительства мусоросжигательного завода.

СПЧ представляли три его члена: Евгений Бобров, руководитель правозащитной организации "Восход", являющийся заместителем председателя СПЧ, Сергей Цыпленков, исполнительный директор "Гринпис России" и Наталия Евдокимова, ответственный секретарь правозащитного совета Санкт-Петербурга. Все трое входят в постоянную комиссию Совета по экологическим правам, возглавляет которую Цыпленков.

В самом начале встречи Бобров обозначил темы дискуссии – ситуация с системой обращения с отходами в республике и давление на активистов, выступающих против строительства мусоросжигательного завода. СПЧ выступает категорически против мусоросжигания в том виде и объеме, в которых оно продвигается, поэтому обсуждать недостатки технологии нет смысла. Зато всё, что касается посягательств на активистов, Бобров пообещал взять на особый контроль.

В ответ активистки Гузель Халилова, Гульназ Смирнова детально описали, как на них наложили административный штраф, Вера Керпель поведала о вызове в полицию для дачи объяснений. А их соратница-юрист Альбина Гайфуллина, кроме своей истории (на нее составлен протокол за размещение информации о митинге в мессенджере Whatsapp) рассказала об устроенном зеленодольской полицией досмотре машины сопровождающего юриста Айрата Матыгуллина и о разгроме машины в гараже активистки Фариды Гильмутдиновой в Осиново.

Гайфуллина отметила, что противников МСЗ (и одновременно организаторов митингов против строительства завода) привлекают именно по статье 20.2 КоАП неслучайно. Неоднократное привлечение к ответственности по ней грозит запретом на организацию публичных мероприятий.

ДИАЛОГА С ВЛАСТЬЮ НЕТ

Антон Голубков пожаловался на отсутствие диалога с властью. Мол, несмотря на постоянные просьбы о встрече с активистами президент республики Рустам Минниханов остается к ним глух. Противников МСЗ также не принимают ни председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин, ни министр строительства, архитектуры и ЖКХ Ирек Файзуллин.

Единственный, кто с активистами разговаривает —​ Искандер Гиниятуллин, недавно назначенный на новую должность — замруководителя исполкома Казани по вопросам ЖКХ. Он же возглавляет рабочую группу при исполкоме, куда вошли противники МСЗ. Но эта группа, считает Халилова, лишена конструктива (обсуждение МСЗ даже не входит в её цели). И вообще не имеет смысла, поскольку полномочий в области обращения с отходами у исполкома нет, поддержала её Гайфуллина.

Цель активистов, объяснил Голубков — создание рабочей комиссии по обращению с отходами при правительстве Татарстана, куда войдут активисты.

— У вас же есть Общественна палата, — намекнула Наталия Евдокимова на формального посредника между властью и обществом.

На что активист Владимир Шушков заметил, что они "в первый раз здесь, и не знали о её существовании".

Кстати, никого из руководства Общественной палаты РТ корреспондент "Idel.Реалии" на мероприятии не заметила. Из представителей власти присутствовал лишь Гиниятуллин.

Вера Керпель посетовала на то, что из семи проведенных митингов против МСЗ органы власти ни разу не согласовали предложенные организаторами площадки под предлогом их занятости. Фактически же, уверяет активистка, они оставались свободны.

Керпель и Гайфуллина также выразили недоумение по поводу публично высказанного Гиниятуллиным предложения жителям взять инициативу по организации раздельного сбора отходов в свои руки, приняв соответствующее решение на общем собрании и обратившись в управляющие компании.

Гайфуллина считает, что рассчитывать на управляющие компании не стоит. Мол, есть случаи, когда решение общего собрания принято, а УК его в течение нескольких лет не исполняет. Кроме того, непонятно, кто и куда будет вывозить раздельно собранный мусор.

В городе не налажен даже сбор опасных оходов, настаивала Керпель, а баки для использованных батареек то появляются, то вновь исчезают.

ОТМЕНЯТЬ ЛИ ТЕРСХЕМУ?

Елена Бикташева, юрист, заострила внимание на территориальной схеме Татарстана по обращению с отходами. Она, убеждена активистка, заточена на технологии мусоросжигания. Обезвреживание твердых коммунальных отходов (ТКО) в ней, в нарушение иерархии методов обращения с отходами, является приоритетным. Вдобавок к МСЗ на территории республики будут действовать еще пять пиролизных установок — также для сжигания мусора.

Хотя документом предусмотрено появление новой мусоросортировочной станции на 700 тысяч тонн ТКО в год, эта станция будет находиться при МСЗ, отметила женщина. А мусоросжигательному заводу детальная сортировка не нужна. В результате отбираться будут только крупные фракции отходов, а остальные пойдут в печь.

Ситуацию усугубляет то, что, согласно ожиданиям, региональным оператором в западной зоне, куда входят и Казань, и Зеленодольский район, должна стать еще одна дочка Ростеха, продолжала Бикташева. Мол, она с оператором МСЗ будут работать сообща.

Ещё одно свидетельство заточенности терсхемы на мусоросжигании, а не на сортировке и переработке отходов, по мнению активистки, является сделанный в ней упор на мусороперегрузочные станции. На них собранный в районах смешанный мусор будет накапливаться и прессоваться для дальнейшей отправки на сортировочные станции при межмуниципальных полигонах. При этом эффективность сортировки утрамбованного мусора, ничтожна, считает Бикташева.

— Что делать с терсхемой? — поинтересовалась она у членов СПЧ. Порядок её принятия не соблюден — не было общественных обсуждений, а всего юрист насчитала пять оснований для отмены документа. — Но даже если мы её отменим через суд, что делать дальше? Это еще 20 миллионов рублей и работа целого проектного института.

Ответил ей присутствовавший на встрече руководитель токсической программы Гринпис России Алексей Киселев.

По его мнению, попытаться отменить территориальную схему через суд всё-таки стоит, тем более, что есть основания. Получить шанс её улучшить — лучше, чем работать по заведомо не соответствующему закону документу.

На вопрос, почему до сих пор не попытались отменить федеральную целевую программу "Чистая страна", согласно которой в стране планируют построить пять МСЗ (которая, кстати, не прошла антикоррупционную экспертизу), члены Совета ответили так: формальных оснований для её отмены нет. Юридически нет даже органа власти, который её принимал (программу утвердил президиум Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам).

ВИДЫ ДАВЛЕНИЯ

Наиболее сильное впечатление на членов Совета произвело, пожалуй, выступление представительницы жителей микрорайона "Салават күпере" Регины о том, как люди оказались в заложниках у власти.

— Мы не выбираем, где нам жить. Хочешь — бери господдержу, хочешь — не бери, — начала она, объяснив, что жильё в микрорайоне дают по соципотеке, а господдержка заключается в меньшей, по сравнению с рыночной, стоимости квадратного метра. При этом последние два года люди боролись за то, чтобы это жильё им дали (в предусмотренный трехлетний срок дома не сдали, людей не заселили), а сейчас борются за появление в микрорайоне инфраструктуры.

80% жителей "Салават күпере" — работники бюджетной сферы и госслужащие. На них, утверждает женщина, оказывается давление.

Так, по её словам, после схода против строительства МСЗ в "Салават күпере" 25 марта, людей вызывали на работе и настоятельно рекомендовали не принимать участие в подобных акциях, если те хотят продолжать работать.

Один из видов давления она описала так. По договору работники бюджетных предприятий после получения квартиры по соципотеке обязаны отработать ещё 10 лет. Если не отработают, цена на квадратный невыплаченный метр пересчитывается по рыночной стоимости. Человек будет вынужден либо выплатить рыночную стоимость квартиры в течение месяца, либо жильё вернуть.

А способов уволить человека при его активном противодействии строительству МСЗ — масса.

Регина считает, что привлечение девушек к административной ответственности является показательной поркой в назидание всем жителям микрорайона.

Альбина Гайфуллина добавила, что давление также оказывается на депутатов Осиновского сельского поселения Зеленодольского района, которым предстоит принять решение о переводе земельного участка, где планируется строительство мусоросжигательного завода, из сельхозземель в земли промышленности. Один из депутатов, по словам активистки, уже сложил с себя полномочия.

Члены СПЧ попросили участников в письменном виде прислать им все факты и документы, о которых те сообщили на встрече. Какие действия предпринимать, Совет решит, после их детального изучения.

В настоящее время СПЧ готовит доклад для президента страны с детально описанными альтернативами мусоросжиганию.

На сегодня (18 мая) были запланированы еще две встречи членов СПЧ: одна — с представителями власти, вторая — совместная с представителями власти и несколькими активистами.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG