Ссылки для упрощенного доступа

"У меня не осталось никакого желания преподавать татарский"


Первый класс в казанской школе. Архивное фото

В школах отзвенел последний звонок. В этом году в Татарстане 11-й класс окончили 16 680 школьников. Скоро экзамены, и, как сообщает министерство образования и науки Татарстана, в этом году есть и те, кто ЕГЭ будет сдавать и по татарскому языку. Таких смельчаков на всю республику — 18 человек. ВУЗы с нетерпением ждут абитуриентов.

По словам руководителя высшей школы татаристики и тюркологии имени Габдуллы Тукая КФУ Альфии Юсуповой, на такие специальности как "Татарский язык, литература и иностранный язык" и "Татарский язык, литература и журналистика" в этом году выделено 40 бюджетных мест. Также есть 15 коммерческих. Несмотря на сложную ситуацию с татарским языком, в университете надеются, что конкурс будет большим.

Альфия Юсупова
Альфия Юсупова

"Бюджетные места не были сокращены. В прошлом году конкурс был 8 человек на место, думаем, что и в этом году будет так же. В прошлом году проходной балл у нас был 275, в этом году, думаю, будет не меньше. Мы ведём учёт тех, кто желает к нам поступить — в базе около 100 человек. Они готовятся на протяжении всего года, участвуют в мероприятиях, мы всех их знаем. Эта цифра может и возрасти. Есть дети, о которых мы не знаем. Мы не можем сейчас охватить весь Татарстан и Россию", — рассказала Юсупова корреспонденту Радио Азатлык.

По её мнению, ситуация с атакой на татарский язык не повлияет на количество абитуриентов. Желающих платить за свое образование также много, говорит она. Для того, чтобы получить специальность по татарскому языку, за год нужно заплатить 103 тысячи рублей, но с учетом инфляции эта цифра может и измениться.

В этом году высшая школа татаристики и тюркологии имени Габдуллы Тукая КФУ выпускает 12 филологов, 12 журналистов, 12 переводчиков. Диплом учителя татарского языка и литературы получит 48 человек. Речь идёт о бакалавриате. 39 человек окончит магистратуру. Альфия Юсупова надеется, что все выпускники смогут найти себе работу.

Чтобы получить специальность по татарскому языку, за год нужно заплатить 103 тысячи рублей

"Несколько редакций уже спрашивали, есть ли у нас молодые специалисты, подающие надежды. Редакторы журналов "Казан утлары", "Безнең мирас", "Сәхнә" обратились к нам в поисках молодых спецов. Многие студенты уже преподают в школах. Минобр также помог с направлениями на работу. Если в какой-то школе нужен учитель татарского — всё сразу же фиксируется. Никто без работы не остаётся. Кто-то продолжит учебу в магистратуре. Наши студенты выпускаются не просто со знаниями татарского языка. Они также изучали английский, китайский языки. На эти языки спрос есть. В билингвальных специалистах заинтересованы районы, они надеются, что выпускники приедут преподавать на село", — говорит Юсупова.

В общем, и преподаватели ВУЗов, и чиновники твердят, что всё как прежде: спрос на учителей татарского есть, без работы никто не останется.

А вот в народе настроения другие: будущее языка вызывает много вопросов. Когда осенью 2017 года общественность в попытках отстоять статус татарского языка выходила на улицы, депутаты тихо сидели на своих заседаниях. Зато сейчас нет людей смелее их: проходит сессия за сессией, с трибуны звучат пламенные речи. А учителя татарского языка, которые еще осенью ждали от депутатов Госсовета хоть какой-то поддержки, сегодня либо ищут работу в других сферах, либо переходят на преподавание других предметов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Почему Госсовет Татарстана "взбунтовался"

Ильзам Хазиев получил диплом учителя татарского языка и литературы КФУ в 2016 году. Преподает татарский язык в инженерном лицее, стаж — пять лет. В связи с сокращением уроков в новом учебном году для него работы — нет. Можно преподавать географию. Были организованы бесплатные курсы переподготовки, и он воспользовался этим шансом. Но сегодня он не желает преподавать ни татарский, ни географию. Ильзам говорит, что слова о том, что учителя татарского не останутся без работы — сказки. Он жалеет, что пять лет своей жизни потратил на получение специальности "татарский язык". По его словам, в республике сложился тренд, при котором молодых учителей, горящих желанием преподавать татарский по-новому, из школ попросту выживают.

Ильзам Хаджиев
Ильзам Хаджиев

"Мой стаж — пять лет. Работать с детьми нравится, но я вынужден покинуть инженерный лицей. У нас, как и в других школах, уроки татарского языка и литературы сократили. Получая за 18 часов 23 тысячи рублей, я не только семью, но и себя не смогу прокормить.

​У меня нет никакого желания преподавать татарский. Были бесплатные курсы переподготовки на учителей географии, я на них ходил. Но желания вести этот предмет нет. Да у меня и должной подготовки-то нет. В свое время я ведь и ЕГЭ сдавал для того, чтобы потом стать учителем татарского, поступил в КФУ. А сейчас я просто повис в воздухе. Руководство лицея сказало, что работать учителем татарского я больше не смогу. Нас было двое — теперь остаётся один. А мне предложено либо уходить, либо вести географию. Может, смогу наскрести 18 часов: 6 часов татарского и 12 часов географии.

Получая за 18 часов 23 тысячи рублей, я не только семью, но и себя не смогу прокормить

Пока работу ищу в сфере образования. Обзваниваю школы, учитель татарского не нужен никому — не знают, что делать с теми, кто уже в штате. Если ничего не смогу найти, из образования вообще уйду. Куда? Пока не знаю. Перед коллегами стоит такая же дилемма. Молодые парни из учителей уходят в бизнес. Они просто не видят будущего, а ведь все очень результативно преподавали татарский язык.

Парни и так не рвутся работать в школах, но есть те, кто готов идти туда, чтобы изменить негативное отношение к татарскому языку, но они попросту не нужны. Очень жаль, что из школы уходит современная молодежь. Конечно, замену им найдут, но какую? Не могут ни сохранить молодые кадры, ни помочь им развиться.

Я очень любил свою работу, а теперь учителя татарского оказались никому не нужны. Обидно. Пять лет учебы потрачены впустую. Вот и в этом году специалисты по татарскому языку получат дипломы. Сколько из них найдут работу — не знаю. А то, что их ждут в школах — это сказка", — говорит Ильзам Хаджиев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Татарстан: 1224 учителя татарского языка подали заявление на курсы переквалификации

Марат Шаехов несколько лет преподавал татарский язык в Альметьевске и Казани, также занимался административными делами, а теперь преподаёт русский язык и литературу. Он тоже прошел курсы переподготовки. По его словам, это был вынужденный шаг. Пять лет получать высшее образование по одной специальности, углублять свои знания, а затем за несколько месяцев переформатироваться на другой предмет — от этого страдает не только сам преподаватель, но и ученики и вся система образования в целом, говорит он.

Марат Шаехов
Марат Шаехов

"Мой стаж — восемь лет. Когда уроки татарского перестали быть обязательными, большинство детей выбрало русский, мои уроки сократились, работы стало меньше. Мои часы отдали другому учителю. Пришлось переучиваться на преподавателя русского языка и литературы. Было обидно переходить на другой предмет. Я всегда старался заинтересовать учеников. Перейти на преподавание русского было психологически тяжело. Такое ощущение, что я предал свой народ. Мне кажется, все учителя татарского, вынужденные переквалифицироваться на учителей русского, испытали этот внутренний конфликт. Сейчас я уже успокоился.

Учитель татарского, ставший экологом — это неправильно, это же не его профиль

Среди моих знакомых есть те, кто стал преподавать английский. Но ведь возникает вопрос: насколько хорошо такой учитель будет выполнять свою работу? Одну специальность осиливаешь пять лет, а курсы переподготовки длятся всего лишь несколько месяцев. Конечно, если человек настойчивый, наверное, из него получится хороший преподаватель. Но для этого нужно время. А детей нужно учить каждый день, время не ждёт. Кто-то так и не сможет полностью освоить новый предмет. Это ошибка государства, система образования сильно пострадала. Учитель татарского, ставший экологом — это неправильно, это же не его профиль. Конечно, право преподавать есть, но качество будет хромать.

Ситуация тяжелая. Сложно работать даже с теми детьми, которые выбрали татарский. Они как-то косо смотрят на учителей татарского. Большинство молодых специалистов уйдет из школы. Если директор — человек умный и проницательный, то он или она найдет работу учителям, оставшимся верным своим идеалам. Пусть даже если теперь они будут преподавать английский. Но ведь это английский, а не татарский. Даже факультативные уроки такие энтузиасты своего дела будут преподавать с душой, но таких людей немного", — считает Марат Шаехов.

Эльвира Зиннатуллина окончила КФУ в прошлом году и устроилась учителем татарского языка и литературы в 18-ую школу Казани, но смогла проработать в этой должности всего лишь несколько месяцев. После того, как количество уроков сократили, ей предложили работать воспитателем на продлёнке. Эльвира прошла курсы переподготовки на учителя начальной школы. Диплома на руках пока нет, она ищет работу. Эльвира очень хочет работать учителем татарского языка, но считает себя реалистом.

Эльвира Зиннатуллина
Эльвира Зиннатуллина

"Когда училась в КФУ, надежды на будущее были большими. Как только начала преподавать, работать с детьми, словно птицей себя почувствовала, но всё изменилось в одночасье. Уроки татарского кончились, меня перевели на "продлёнку".

Обидно, больно

Обидно, больно. Это чувства, которые я испытываю. А если мыслить глобально, обидно за нацию. Я общаюсь со студентами, которые в этом году окончат КФУ, они все беспокоятся: смогут ли найти работу? Те, у кого есть дополнительное образование, не пропадут. Но тот факт, что в школы не придут молодые специалисты, наносит вред системе образования. Среднее поколение рано или поздно уйдёт из школы, а вот молодых уже там не будет. Уменьшится и число тех, кто будет поступать в ВУЗы", — считает Эльвира.

Оригинал публикации: Радио Азатлык

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG