Ссылки для упрощенного доступа

Горсовет Набережных Челнов сегодня досрочно прекратил полномочия депутата Сергея Яковлева, который стал известен благодаря своим антикоррупционным расследованиям. Причина отставки — итоги проверки деклараций о доходах, в которых нашли ряд нарушений и ошибок. В интервью "Idel.Реалии" Яковлев рассказал, почему считает сегодняшнее решение "преследованием", а также ответил на вопрос, чем намерен заниматься в дальнейшем.

— Вы удивлены такому решению Горсовета?

— Это ожидаемое решение. Все, что я хотел сказать, я сказал. Было видно, что проверяющие мешкались — ответить им было нечего. Я сказал, что закон не может применяться избирательно. Если не рассматривается вопрос "заведомости", а смотрят лишь на факт нарушения, то почему тогда лишают мандатов только двух депутатов? Ведь официальный представитель Казанского Кремля Лилия Галимова в конце марта заявила, что нарушения обнаружили у пятерых депутатов Горсовета Набережных Челнов. Заместитель начальника управления президента Татарстана по вопросам антикоррупционной политики Иван Гущин сегодня на заседании Горсовета сказал, что у остальных были орфографические и пунктуационные ошибки — начал "плавать". Политическая подоплека в этом деле заметна — с большой долей вероятности те трое депутатов — члены фракции "Единая Россия".

Политическая подоплека в этом деле заметна

— Вас не удивило, что за лишение вас мандата проголосовали все присутствовавшие депутаты?

— Это было организованное решение.

— Кем?

— Президентом Татарстана, я полагаю. Я уверен, что это преследование. Не хочу говорить, что я не допустил ошибок в декларациях — они были, их было много, но они не были заведомыми, в этом нет коррупции.

— Вся эта кампания, на ваш взгляд, — реальная борьба с коррупцией или попытка давления или избавления от неугодных чиновников или депутатов?

— Это требование закона. В этом, на самом деле, нет ничего плохого. Но в законе есть разночтения — сейчас пытаются использовать старые нормы. Есть норма, на основании которой по инициативе главы субъекта проводится проверка, а потом он выходит с заявлением о досрочном прекращении полномочий, например. Но все это происходит на усмотрение президента в данном случае. С прошлого года действует положение о статусе депутата, где проговорены варианты досрочного прекращения полномочий. 12-й пункт, который был изменен в 2016 году, говорит о том, что только в двух случаях можно прекратить полномочия депутата: если он не предоставил сведения о доходах, либо предоставил заведомо ложные сведения. А сейчас произошло так, что президент, апеллируя к депутатам Горсовета, эту "заведомость" никак не доказывает — это может сделать только суд.

Если закон и дальше будут использовать таким образом, то его реально могут воспринимать как способ устранения неугодных

Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что если закон и дальше будут использовать таким образом, то его реально могут воспринимать как способ устранения неугодных. Если сейчас будет создан такой прецедент, то дальше никто никаких помех в этом вопросе создавать не будет. Мне в Управлении президента Татарстана по вопросам антикоррупционной политики (далее — Управление) говорили, что на самом деле нарушения есть у многих депутатов. Нас же проверяли дважды: сначала изучили декларации, а потом делали запросы в банки уже по двум только депутатам, кого лично выбрал президент Минниханов. Первую проверку проводили по всем депутатам, но, по информации источника из управления, большая часть из них допустила ошибки. Власти утверждают, что достаточным является сам факт наличия нарушения, вне зависимости от его тяжести. Тогда где остальные три депутата из пяти, про которых говорила Галимова?

— Лилия Галимова, комментируя нарушения, допущенные татарстанскими министрами и некоторыми депутатами, говорила о технических ошибках. Но у вас в декларациях за 2015 и 2016 год нашли 49 ошибок. Многовато.

Я согласен, что у меня были некоторые недоработки в декларациях

​— Закон не разделяет технические ошибки и не технические. Я согласен, что у меня были некоторые недоработки в декларациях. Но я не забыл указать ни один счет в банке, которыми пользовался — были предоставлены все сведения и движения по счетам. Но был, например, счет на получение субсидии в детский сад — супруга открывала счет в "Ак Барс" Банке. То есть перед тем, как заполнять декларацию, я должен был обратиться в Федеральную налоговую службу, чтобы там мне сообщили, где у меня имеются счета. Это была моя самая главная ошибка — сделай я это, у меня бы не было 45 ошибок в декларациях.

— Меня удивила ситуация с якобы вашими счетами в "Автоградбанке". Вы у себя в "Живом журнале" писали, что счетов там не открывали.

— В 2007 году у меня в "Автоградбанке" был кредитный договор, я был созаемщиком. Договор был закрыт еще в 2009 году, но банк без предупреждения почему-то открывает-закрывает счета, проводит какие-то деньги. Со мной уже связались два человека с аналогичной проблемой для дальнейшего обращения в прокуратуру. Сами сотрудники банка объясняют, что это некие формальности. Будем разбираться.

— Насколько я понял, главная претензия к вам — это 5747 рублей, которые не указала в своей декларации ваша супруга. Речь идет о каком-то "промо-бонусе" от банка.

— Да, главная претензия по доходам, которую я принимаю, в этом. Ситуация такая: в банке супруги была промо-акция. По ее условиям при покупке определенных товаров в какой-то период времени начисляют бонусы. Вот ей и пришли пять тысяч рублей, потом сам банк заплатил с этой суммы за нее НДФЛ — вот и получилось 5747.

Есть еще одна ошибка, которую мне вменяют — ее я не принимаю. В 2015 году банк, с которым я работаю с 1997 года, заблокировал мне услугу "клиент-банк"; через какое-то время деньги появились, и они разблокировали услугу. Когда я к ним обратился 18 марта 2016 года по "клиент-банку", они предоставили мне недостоверную информацию — не указали мой доход в 922 тысячи рублей. На основании этих недостоверных данных я подал декларацию в налоговую и Городской Совет. По этому поводу у меня были разбирательства с банком, и результатом стала уточненная декларация, поданная в Инспекцию федеральной налоговой службы, а также доплата налогов в 2016 году. Письменные разъяснения банка-виновника от 30 июля 2016 года, подтверждающие факт сбоя, также были приложены к моему объяснению на имя Марса Бадрутдинова. Но фактически эту ошибку Управление Бадрутдинова считает выявленной самостоятельно — она включена в докладную записку президенту Татарстана.

Получается, что я не занизил доход по итогам 2015 года, а завысил на 35 тысяч рублей

Есть еще одна важная деталь. Как я уже сказал, ошибка банка была на 922 тысячи, но это не объясняло занижение дохода на 886 500 рублей. Выяснилось, что моя личная ошибка была в том, что вместо дохода со справки я должен был указать 359 500 рублей, а указал 395 000. Если из этого убрать ошибку банка на 922 тысячи (что обосновывается документами), то получается, что я не занизил доход по итогам 2015 года, а завысил на 35 тысяч рублей; а по итогам двух лет (2015 и 2016 годов) — на 29 753 рубля. Это деталь, которой нет в отчете антикоррупционного управления президента Татарстана. Какая могла быть в этом "заведомость"? Кстати, Гущин сегодня сказал, что 12 мая 2016 года налоговая инспекция направило мне письмо, в котором уведомила меня, что есть расхождения. Но фактически я этого письма не видел.

— Насколько я знаю, вы письменно ответили на претензии Марса Бадрутдинова. Что вы указали?

— Я еще более подробно расписал то, что опубликовал в "Живом журнале".

— С чем вы все-таки связываете свою отставку?

Они хотят понизить мой статус

​— Я думаю, моя работа достаточно заметна в высших эшелонах власти — они хотят понизить мой статус. Борец с коррупцией убирается в связи с нарушениями антикоррупционного законодательства — для них это лучше всего. Как депутат я им, наверное, не мешаю.

— Все-таки что больше всего не нравится верхушке, на ваш взгляд?

— Я думаю, мои обращения имеют вес, так как в них много фактуры. Если на этом поле контраргументов нет и победить не получается, можно попытаться выставить человека несостоятельным.

— Спрошу напрямую. Обращение по поводу наименования должности президента Татарстана и изменения Конституции РТ могли стать последней каплей?

— Это сыграло одну из ключевых ролей в этой ситуации. По крайней мере, это больше всех затрагивало людей. Я хочу сказать, что мне как человеку название должности не так важно — для меня было принципиальным моментом то, что происходит публичное нарушение федерального законодательства. И этому содействуют люди, работающие в Госсовете, прокуратуре.

— К вам после обращений в прокуратуру по поводу наименования должности президента никто не намекал, что стоит прекратить поднимать этот вопрос?

— Нет, такого не было.

— Чем вы планируете заниматься дальше?

— Большинство своих запросов я делал не от имени депутата, а от общественной организации. Я буду работать и в бизнесе, но те общественные вопросы, которыми я занимался, доведу до конца. Если будут обращаться люди, я буду их направлять, консультировать. Думаю, в ближайшее время с этого публичного политического поля я не уйду.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG