Ссылки для упрощенного доступа

"Всё выглядит, как стремление прикрыть преступления 1930-х годов"


Ксенофонт Сануков

Почётный председатель общества "Мемориал" в Марий Эл, доктор исторических наук, автор большого числа исследований на тему сталинских репрессий 83-летний Ксенофонт Сануков пообщался с корреспондентом "Idel.Реалии" на тему последних событий. Он рассказал о том, как были обнаружены места массовых захоронений в республике и насколько доступна была архивная информация о репрессированных.

83-летний историк сейчас живёт один: его супруга и дочь умерли несколько лет назад. Ксенофонт Сануков неважно себя чувствует, но отказывается от предложений властей Йошкар-Олы (он почётный гражданин столицы Марий Эл) закрепить за ним социального работника. Из-за проблем со здоровьем (он почти не выходит на улицу) один из открывателей и главный исследователь темы политических репрессий в Марий Эл в этом году был исключён из состава комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при главе Марий Эл. Сануков в курсе недавних событий, связанных с намерением выселить музей истории ГУЛАГа в Йошкар-Оле.

— Доступны ли документы о том, что в здании на улице Кремлёвской, где размещается музей истории ГУЛАГ, находились органы НКВД, содержали задержанных и даже расстреливали их?

— Одно время в период перестройки эти архивы, фонды были открыты. Я и ещё несколько человек смогли написать работы, но потом, довольно быстро, всё закрылось. Документы перестали давать. Я в это время уже не работал. Эти материалы могут помешать безопасности государства — так считается. Я думаю, что на самом деле это всё выглядит, как стремление прикрыть преступления 1930-х годов. Сейчас появилась информация о том, что музей истории ГУЛАГа в Йошкар-Оле собираются закрывать, переселять. Моё мнение, музей истории ГУЛАГа должен обязательно остаться в том здании, где он был открыт. Нужно, чтобы память о трагедии 1930-х годов сохранилась.

— А что касается документов о здании?

— Есть косвенные свидетельства, я писал об этом, писали и некоторые другие исследователи. Проблема в том, что мы не можем точно указать номер фонда, дела, так как всё закрыто.

— В 1989 году на Мендурском кладбище прошли раскопки места массового захоронения расстрелянных в 1937 году жителей. Как это произошло?

— Да, это точно задокументировано. Когда пошли разговоры о реабилитации, восстановлении имён, мы задались целью найти такие захоронения. Несколько активистов проверяли разную информацию о массовых захоронениях. Люди боялись рассказывать, их в своё время заставляли подписывать документы о неразглашении. Мы ходили по окрестностям Йошкар-Олы. И наткнулись на место захоронения "врагов народа". Жители подсказывали. Я, как председатель "Мемориала" написал заявление в правительство республики с просьбой разрешить провести работы на Мендурском кладбище. Власти разрешили произвести перезахоронение. Мы привлекли студентов Марийского университета, они начали раскопки. Многие говорили, что это нельзя делать, нельзя трогать могилы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Репрессии берут начало с Чувашии

Останки лежали в несколько слоёв, было обнаружено 164 скелета. Рядом были расположены другие захоронения, но у нас уже не было разрешения на продолжение работ.

— Пытались ли возобновить работы по перезахоронению, установить точное число расстрелянных и закопанных в лесу?

— Новых разрешений не было, не было и запрета. Но мы не пытались уже проводить новые работы. Было достаточно понять, что эти останки — захоронение расстрелянных в 1937 году.

— Как установили фамилии?

— У одного из расстрелянных сохранилась пряжка от ремня, где были указаны его фамилия, имя и отчество. Мы обратились в архив КГБ, есть ли среди жертв расстрелов такой человек. Нашли, что есть, и что он был расстрелян 5 августа 1937 года. Так определили имена всех остальных расстрелянных вместе с этим человеком.

— Были обращения в КГБ по поводу других списков захоронений?

— Мы отметили другие места захоронений, убедились в том, что там находятся останки людей, но точное количество не установили, не раскапывали. Пора была уже другая и информацию стали закрывать. Места все мы отметили. Были и подготовленные, но не использованные котлованы.

— Где проходили расстрелы — только на Мендурском полигоне, или и в здании НКВД на ул. Коммунистической (старый адрес здания, в котором сейчас находится музей истории ГУЛАГа; несколько лет назад улица Коммунистическая была переименована в Кремлёвскую)?

— У меня есть сведения от свидетелей тех лет, что в начале людей возили в лес и там расстреливали. Но однажды один из арестованных сбежал. Поэтому, решили больше не рисковать и проводили расстрелы во дворе здания на перекрёстке Советской и Коммунистической улиц. К основному зданию там примыкало двухэтажное овощехранилище. Но эта информация не подтверждена документами.

— Валерий Патрушев (историк, археолог, проводивший раскопки на Мендурском кладбище в 1989 году) говорил о том, что в нераскрытых захоронениях может находиться до 20 тысяч человек.

— В моих публикациях идёт речь о 15 тысячах расстрелянных.

— Есть ли возможность установить имена всех убитых в 1937-1938 жителей Марийского края?

— В приказах Ежова места и время расстрелов засекречены. Было много обращений от родственников. И была возможность установить информацию на основе данных архивов КГБ. Люди обращались ко мне. Было несколько лет, когда информация была доступной. А потом стали говорить, что сведения могут давать только близким родственникам, а потом вообще запретили предоставлять информацию.

О Ксенофонте Санукове

Ксенофонт Сануков — заслуженный деятель науки республики Марий Эл, доктор исторических наук, профессор, действительный член Российской Академии гуманитарных наук. В 1982-1986 годах возглавлял МарНИИЯЛИ им. В. Васильева. В 1986-1991 заведовал кафедрой истории КПСС Марийского политехнического института. Председатель общества "Марий Эл — Венгрия", первый председатель Марийской организации общества "Мемориал" (1989-1996). Сануков состоял в исполкоме Ассоциации финно-угорских народов России, был членом правления национальной общественной организации "Марий Ушем", возглавлял журнал "Финно-угроведение". Он автор более 300 работ. Ксенофонт Сануков был автором "Книги памяти жертв политических репрессий", в которой указаны имена 12 тысяч репрессированных жителей марийского края. Историк публиковал биографические очерки о репрессированных деятелях Марийской автономии, расстрелянной и погибшей в лагерях национальной культурной элите.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG