Ссылки для упрощенного доступа

"Неужели всё это было ошибкой?"


Кадры из фильма

В YouTube под хэштегом Союза кинематографистов РТ появился документальный фильм о классике чувашской поэзии Константине Иванове (1890–1915)​ "Алран кайми" (Неразлучные с нами). Фильм рассказывает о трагической судьбе автора знаменитой поэмы "Нарспи", был снят в 1974 году Казанской студией кинохроники. На широкий экран картина так и не вышла.

Поставленную десять лет назад на сцене Чувашской государственной филармонии рок-оперу "Нарспи" называют музыкальным прорывом в искусстве современного Поволжья. Драма первого чувашского кинорежиссера Иоакима Максимова-Кошкинского (однокашника поэта) "Вĕри юнлǎ çемçе чун (Константин Иванов)" стала визитной карточкой Чувашского государственного академического драмтеатра.

Документальный фильм "Алран кайми" (1974; цвет.; 15 мин.) мог бы занять в этом ряду одно из самых достойных мест. Хотя бы потому, какая над ним работала команда. Стихи Константина Иванова приведены в переводе Педэра Хузангая, сценарий написан Геннадием Айги. Режиссер фильма — выпускник ВГИКа Анатолий Сырых, оператор — Авис Привин. Музыка к фильму принадлежит известному ныне композитору из Германии татарского происхождения Софьи Губайдулиной, художник — геральдист, автор флага и герба Чувашской Республики Элли Юрьев.


В съемках принимали участие коллективы художественной самодеятельности Батыревского, Канашского, Чебоксарского районов Чувашской АССР и Бижбулякского района Башкирской АССР. Использованы материалы Госфильмофонда СССР, Чувашского научно-исследовательского института при Совете Министров Чувашской АССР, представлены изделия народных умельцев из частных коллекций и картины чувашского художника Анатолия Миттова.

Поэт Константин Иванов (сидит)
Поэт Константин Иванов (сидит)

С первых минут фильм захватывает своей нестандартностью. На экране – очень простой эпиграф: "Национальные обычаи, песни, обряды нужно записывать, иначе они могут забыться" (Константин Иванов). За кадром голос: "Последними словами поэта были: "Неужели всё это было ошибкой?" Что могли значить эти слова? Сожаление о том, что многое не было совершено? Или воспоминание о надеждах, оказавшихся тщетными?" Как фон звучит древний чувашский гимн "Алран кайми". Представлен калейдоскоп картинок из народной жизни: чувашская свадьба, дети на качелях, одухотворенные трудом лица, девочка в красном платье, бегущая по свежескошенному полю, переливающееся пиво в резных ковшах, дерево Киреметь, увешанное лентами и платками…


Мир древних чуваш перемежается с фотографиями и рисунками столетней давности, выполненными Константином Ивановым и изображающими его родителей, друзей, коллег по Симбирской учительской школе. Тут же деревянная пишущая машинка, которую поэт смастерил собственными руками, репродукция "Джоконды" на стене его комнаты, кадры из кинохроники с просветителем Иваном Яковлевым в летах, сцены из жизни послереволюционной деревни — трактор в поле, хмелеуборка, сенокос…

В своих воспоминаниях, опубликованных в чувашском литературно-художественном журнале "ЛИК", кинокритик и писатель Роберт Копосов, который в 1972-1986 годах работал главным редактором Казанской студии кинохроники, упоминает, что в сценарии о чувашах и их любимом поэте ему был нужен "воздух, живые люди, живая красота, живое творчество". Как раз такой живой, "неправильный" сценарий удалось написать переводчику, будущему народному поэту Чувашии Геннадию Айги, и, возможно, это была его самая народно значимая творческая удача. В сценариях, предложенных другими чувашскими журналистами и писателями, "Ивановым, Миттовым и не пахло. Потому что в их-то творчестве главным было самозабвенное служение другим, народу своему, а не себе, как у этих, современных…"

Роберт Копосов вспоминает:

—​ Как бы вы написали сценарий о Константине Иванове? – осторожно спросил я Айги.

—​ Я бы начал с конца… Как поэта везли на подводе в родное село, умирать. Он в 25 лет умер от туберкулеза, вы знаете... Последние слова его были: "Неужели всё было напрасно?" Это ведь так понятно: он преподавал, создавал чувашскую азбуку, переводил на чувашский язык русских поэтов… Даже "Интернационал" перевёл… Фильм будет разворачивать его жизнь от конца к началу. И в самом финале мы узнаем, когда он родился, и уже будем понимать, что рождается великий человек, рождается для борьбы, для мук…

В деревнях съемочную группу "Алран кайми" встречали, как родных. Когда узнавали, что снимается фильм про Константина Иванова, спешили помочь, чем могли. "Раскрывали заветные сундуки, вынимали удивительные костюмы, головные уборы и расшитые платья, украшенные множеством монет. Без всякой расписки доверяли нам это богатство. На съемках царила атмосфера дружбы, всеобщей любви и радости". Атмосфера гармонии и надежды, вечности и святости духовных стремлений и чаяний пронизывает весь фильм. Передается она и зрителю.


"Алран кайми" сыграл заметную роль в судьбах тех, кто был занят в съемках. Например, девочка в красном платье, воплощающая, по замыслу авторов, образ современной Нарспи, — это Ирина Митта, чувашский литератор, журналист и переводчик. В фильме ей 15 лет, а через десять лет она уже выпускница Литературного института имени А.М. Горького. Благодаря профессиональным переводам Ирины Митта русскоязычная публика познакомилась с произведениями многих чувашских писателей (Фёдора Уяра, Хведера Агивера, Дениса Гордеева, Арсения Тарасова, Евы Лисиной, Владимира Степанова, Марины Карягиной, Сергея Павлова и других). Весьма успешно она возглавляла журнал "ЛИК", открыв немало новых литературных имен Чувашии.

Ирина Митта. Кадр из фильма
Ирина Митта. Кадр из фильма

"Разве всё это могло быть ошибкой? Твоё сомненье – это наша боль. Твои надежды – это наша сегодняшняя радость. Словами древнего гимна, нашего "Алран кайми", мы обращаемся к тебе, Кестентин, как к живому. Твои стихи будут звучать, пока жив будет наш народ…" – завершает фильм сценарист Айги.

Сегодня чувство торжества омрачается тревожной мыслью. Смогут ли чуваши, численность которых уменьшается с каждой новой переписью, а чувашский язык был внесен ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира, выполнить это обещание в XXI веке?


Фильм "Алран кайми" так и не вышел на большой экран, потому что "дальше началась проза тогдашней жизни". Директор Казанской студии кинохроники отказался подписывать акт о завершении работы, чувствуя, что с этой картиной будут неприятности. В Чувашском обкоме партии картину, мягко говоря, не приняли. В окончательном варианте тираж "Алран кайми" был определен в 25 копий — это было унизительно малое число для 168 прокатных регионов СССР. Ни на какие кинофестивали этот фильм, естественно, тоже не попал.

Спустя 40 лет документальный фильм про Константина Иванова, покинувшего мир в 25 лет, но оставившего неизгладимый след в самосознании родного народа, попал в интернет. Теперь любой зритель может увидеть эту картину, самостоятельно оценить ее и попытаться понять, почему последними словами поэта были: "Неужели всё это было ошибкой?"

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (29)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG