Ссылки для упрощенного доступа

В Чувашской Республике проживают представители 128 национальностей, среди них чуваши составляют 68%, русские – 27%, татары,мордва и марийцы – 4%. В Чебоксарах чувашей 63%, в Канаше – 56%, в Новочебоксарске – 54%. Работают 163 школы с русским языком обучения, 16 – с татарским, 3 – с эрзянским. При высокой процентности чувашского населения только 274 школы Чувашии используют чувашский язык в начальных классах. Школ, где обучение велось бы полностью на чувашском, в республике нет. Катастрофическое положение наблюдается со школами диаспоры – они сокращаются как шагреневая кожа.

Накануне Международного дня родного языка корреспондент "Idel.Реалии" встретился в Чебоксарах с несколькими носителями чувашского языка и попросил их высказаться о состоянии родной речи. Реакция оказалась разной. Есть те, кто отвечать побоялся, и те, кто впоследствии от своих слов отказался. Например, запретил использовать в СМИ подготовленное интервью с ним руководитель секции учителей чувашского языка и литературы Ассоциации учителей Чувашии, председатель комитета по науке и образованию Чувашского национального конгресса Геронтий Никифоров, предрекающий чувашскому языку не более 50-60 лет жизни.

Многие отклики в основном совпадают. По словам большинства опрошенных, слагаемые престижа родного языка – это не только семья и школа, но и СМИ и наука, качество принимаемых законов и эффективность национальной политики, границы социального функционирования языка и материальные условия жизни в регионе.

В получившемся коллективным интервью приводятся высказывания небезызвестных в республике людей, связанных с изучением, преподаванием и защитой чувашского языка. Это кандидаты филологических наук Геннадий Дегтярев, Александр Кузнецов, Эдуард Лебедев, Александр Мефодьев, Виталий Никитин, журналисты Алексей Леонтьев и Юрий Федоров, художник Николай Енилин, пенсионер Петр Федотов, учительница Марина Андреева, предприниматель Ирина Козлова.

– Правильно ли сегодня поднимать тему нужности чувашского языка? Необходимо ли бороться за его существование и сохранение?

Ирина Козлова: Я жила в Сибири, Казахстане, Таджикистане и считаю, что знание языков – показатель личности. Наша семья знает несколько языков. Внук освоил таджикский, а сейчас с радостью учится чувашскому. Если есть язык, значит, он нужен и его надо бережно хранить.

Виталий Никитин: Язык любого народа – великое его богатство, основа воспитания, культуры и мировоззрения, опора "во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах родины". Полуторамиллионный чувашский народ, вопреки постулату языкового комитета ЧНК, своего языка не потерял и теперь просто так не оставит. Носителей языка становится меньше, потому что глобализация и унифицирующие условия жизни и воспитания детей, тенденции политики и позиции СМИ к этому сильно подталкивают. Но языки, как и народы, всегда боролись за свое существование. И будут бороться.

Эдуард Лебедев: Ситуация с чувашским языком, конечно, в настоящий момент не очень радостная. Передача языка и традиций от старшего поколения к молодому происходит не на должном уровне. Но говорить об исчезновении языка рано. Перспектива у языка есть, только сейчас надо предпринимать какие-то значительные меры. Касается это в первую очередь преподавания в школах и освещения жизни в СМИ. Определенную надежду вселяет серьезная работа по популяризации языка общественными организациями, такими как "Хавал", "Ирĕклĕх" и так далее. У чувашского языка есть будущее, он не исчезнет, будет развиваться.

Александр Мефодьев: Все-таки надо учитывать, что чувашский народ много веков находился под жестоким гнетом, потерял смелость в отстаивании своих прав и у нас до сих пор нет духовной элиты. Но законы природы сильнее воли чиновников.

Александр Кузнецов: Об исчезновении чувашского языка говорили и раньше – и в XX, и в XIX веке. Предрекали гибель кто через 25 лет, кто через 50. Но чувашский язык живет, развивается и пока не собирается превращаться в мертвый язык, наподобие латинского. Сокращение носителей языка происходило и прежде: в ХIII, ХVI, ХVII веках наших предков вырубали поголовно. Но народ возрождался и в ХХ веке дорос до двух миллионов.

– В 2009 году эксперты ЮНЕСКО представили Атлас исчезающих языков мира, в котором чувашский язык причислен к категории исчезающих. Это ошибка?

Алексей Леонтьев: Это не ошибка. У экспертов были свои критерии оценки. Многие параметры анализа привели к такому выводу. Сколько людей потеряли мы между последними переписями – 200, 500 тысяч... Причин много: демографический фактор, социальные катаклизмы, низкая рождаемость и высокая смертность в 1990-х годах...

Мы боремся с глобализмом космополитическим и напрочь забыли о своем внутреннем доморощенном глобализме – русификации

Тихой сапой идет процесс русификации. Сейчас мы боремся с глобализмом космополитическим и напрочь забыли о своем внутреннем доморощенном глобализме – русификации. Даже ЕГЭ, такой замечательный, служит этому. Я сам свидетель, как родители учат своих маленьких детей русскому для ЕГЭ. Вот где необратимый, трагический процесс – потеря самосознания. А это результат насаждения.

Почему бы не насаждать свой родной язык? Ведь имеем на это право. Ирландцы, шотландцы говорят на английском, но считают себя не англичанами. У нас же сельские чуваши стали считать себя русскими! Это трагедия нации. Снижение интереса к этническим языкам и национальным ценностям, таким образом, вызвано законами и документами.

– Ваша работа тесно связана с научным анализом языковой ситуации в республике и обучением чувашскому языку в детсадах и школах, вы обсуждаете с учителями и работниками министерств проблемы языка и правописания, готовите разнообразные словари. Положительные сдвиги есть?

Геннадий Дегтярев: В словарном деле чувашским филологам удалось совершить поистине большой прорыв. Начиная с 60-х годов прошлого века языковеды несколько раз пытались приступить к разработке "Толкового словаря чувашского языка", и только сейчас эта задача начала осуществляться: вышли в свет первые три тома многотомного толкового словаря. Наконец в 2012 году переиздан новый двухтомный "Русско-чувашский словарь".

В настоящее время в Чувашском государственном институте гуманитарных наук подходит к завершению работа по подготовке еще одного очень актуального для системы образования, науки и культуры лексикографического труда – большого "Чувашско-русского словаря" в двух томах.

Завершилось издание "Толкового словаря фразеологии чувашского языка" в двух томах. В прошлом году читатели получили "Русско-чувашский словарь правовых знаний". На повестке дня стоит издание терминологических словарей.

– Словарей-то теперь достаточно, но кто их будет изучать? Давайте остановимся на положении родного языка в учебных заведениях Чувашии.

Виталий Никитин: В недавнем прошлом неполная средняя школа в республике была чувашской. Потом на национальном языке осталась только начальная школа. Количество национальных школ из года в год сокращается. Чисто чувашских классов сейчас нет.

Александр Кузнецов: Чувашский язык перестали изучать в училищах, колледжах, техникумах, хотя преимущественно в них учатся дети из чувашских деревень. В городских и поселковых детских садах и школах занятия по чувашскому не ведутся. Даже сельские детские сады настойчиво переводятся на русский язык. Минусы есть и в оформлении документов, потому что документооборот ведется или только на русском, или не пропорционально для чувашского пользователя.

Виталий Никитин: Давно известно, что двуязычие чувашей, башкир, татар, мари, мордвы, удмуртов является фактором успеха детей в учебе. Использование родного языка, как дома, так и в детском саду и школе, сильно помогает в изучении других языков и предметов. Элементарно ясно, что чувашский язык нужно преподавать и изучать с 1 по 11 классы как государственный язык Чувашской Республики. Нужно издавать учебники, учебные пособия, в том числе и электронные, в нужном количестве, а не надеяться на учительский самиздат.

В связи с переходом на пятидневную учебную неделю в 5-9 классах многих школ на изучение предмета "Чувашский язык" оставили 1 час в неделю. При таких условиях не может быть и речи о равенстве государственных языков и выполнении программ по обучению и воспитанию подлинных граждан.

Александр Мефодьев: Не лучше ситуация в вузах. В Чувашском государственном педагогическом университете имени И.Я. Яковлева развалили факультет чувашской филологии. Теперь будет проблема с кадрами учителей.

Виталий Никитин: Тех учителей и преподавателей, кто напоминал про закон "О языках в Чувашской Республике", под разными предлогами без церемоний выгоняли из школ, на них составляли коллективные кляузы и даже трепали нервы судами. Так что, правдоискателям давно закрыли рот.

Дошло до того, что в чисто чувашских деревнях не осталось родного слова при внешнем и внутреннем оформлении учреждений, нет его ни в детских садах, ни в средних и высших школах. Собрания и заседания, торжественные вечера и митинги, утренники и праздники (да и заседания и планерки в госорганах, в том числе в районных администрациях и Государственном Совете Чувашии), проводятся на русском языке. Как говорится, пластинка перевернута, и звучит другая музыка.

– Так пусть звучит новая музыка! Зачем цепляться за старое?

Виталий Никитин: Это как раз старая музыка! Под корень вырезают этно-региональный компонент обучения. Закрыли единственный чувашский лицей для одаренных детей в Чебоксарах, из школ убрали обучающий труд, основанный на национальных традициях, усложнили проведение краеведческих экскурсий и походов. Заветы педагогов Ивана Яковлева и Геннадия Волкова игнорируются полностью.

– Обсудим национальную прессу. Тираж батыревской районной газеты "Авангард", выходящей на чувашском и татарском языках, превысил 5 тысяч экземпляров, в то же время главная чувашская газета "Хыпар" выходит тиражом менее 4 тысяч на весь чувашский мир. В чем причина? Есть ли будущее у чувашскоязычной прессы?

Александр Мефодьев: По содержанию наш "Авангард" от других не отличается. Он даже стал намного слабее прежнего – я постоянно слежу за родной газетой. Но низовые чуваши (анатри) коллективно спаянны и во всем по-дружески состязаются с соседними татарами. Это замечается даже в подписке на газеты.

Юрий Федоров: Рассуждать о проблемах местных СМИ можно долго и бесконечно. Особенно печальна судьба региональной прессы – областного или, как в нашем случае, республиканского уровня. Дело в том, что именно в этом случае главный конкурент печатных СМИ – радио и телевидение – наиболее эффективны.

Статья о жизни знакомой доярки из соседней деревни интересует население куда больше, чем то, что будут делать Путин с Трампом

Информация о том, чем занят глава региона, и даже то, что будут делать Путин с Трампом, интересует население куда меньше, чем статья о жизни знакомой доярки из соседней деревни. Весь потребный медиа-контент регионального, федерального и мирового уровня на потребителя быстро и оперативно вываливают СМИ электронные – радио, телевидение и Интернет. На этом фоне печатные СМИ регионального уровня попадают в дурацкую ситуацию: они слишком крупны, чтобы представлять интерес как источник местных новостей, слишком мелки и провинциальны, чтобы заинтересовать читателя новостями федеральными и мировыми, и, увы, слишком медлительны, чтобы снабжать потребителей нужной информацией регионального уровня, опережая радио и ТВ. Все эти проблемы в полной мере испытывают на себе и печатные региональные СМИ, издающиеся на национальных языках – в том числе и ИД "Хыпар".

– У ИД "Хыпар" с 9 февраля новый директор – главный редактор. Может, Татьяне Вашуркиной удастся возродить былую славу первой чувашской газеты?

Юрий Федоров: Не могу ничего сказать о профессионализме самой Татьяны Геннадиевны – по работе не сталкивался, знаю лишь поверхностно. В должности главного редактора АУ "Редакция газеты "Тǎван Ен" она отработала, наверное, нормально, хотя в современном виде газета "Тǎван Ен"во многом – детище предыдущих главредов Бориса Чиндыкова и Алины Сусметовой. В любом случае, дело, к сожалению, не в деловых качествах того, кто персонально встал у штурвала ведущей чувашскоязычной газеты республики. Проблемы ИД "Хыпар" – стандартны для всей региональной прессы России. Особенно это касается официозных печатных СМИ.

– Почему именно их?

Юрий Федоров: Дело, в сущности, житейское: "Кто девушку ужинает, тот ее и танцует!" Читателю, как правило, нужен острый и живой материал на злобу дня, и это, отмечу, совсем необязательно прямая критика власти. Увы, чиновники крайне болезненно относятся к любым попыткам СМИ проявить хотя бы объективность, которая, по идее, даже входит в список официальных требований к тем же СМИ. "Объективность" с точки зрения власти – по крайней мере чувашской – сводится к публикации информации положительного характера и замалчиванию проблем. На всякий случай отмечу, что это далеко не худший вариант – откровенно врать чувашские чиновники журналистов вроде бы пока не заставляют.

Откровенно врать чувашские чиновники журналистов вроде бы пока не заставляют

Тем не менее, даже при такой относительной "свободе" возможности современных "государственных" СМИ в регионах даже меньше, чем в СССР – там статья про пьяного постового воспринималась как повод для наказания алкаша в погонах, а не покушение на устои и "возбуждение ненависти к социальной группе "полицейские". И, разумеется, поэтому сегодня любая объективная статья, потенциально интересная для читателей, но содержащая "критические материалы" в региональной газете, существующей за счет бюджета, будет "зарезана" на уровне редактора.

– По последним данным Управления Роскомнадзора по Чувашии, на территории республики зарегистрировано 157 средств массовой информации, из них 81 – на чувашском языке. Выходит 122 периодических печатных издания, 60 из них при регистрации указали, что используют чувашский язык. В их числе – 19 районных газет, издающихся на чувашском языке. Неплохие цифры!

Юрий Федоров: Официальные цифры не упраздняют существующих проблем. Проблемы национальных изданий усугубляются, во-первых, тем, что у них куда более узкая потребительская база, чем у русскоязычных СМИ, а во-вторых, техническими проблемами перевода. Большая часть национальных языков РФ являются «бытовыми языками общения», т.е. качественное аналитическое описание происходящих в стране социальных, политических, экономических процессов на этих языках за отсутствием адекватной терминологии значительно затрудненно, а то и вовсе невозможно.

Разумеется, журналисты национальных изданий как-то выкручиваются, но следует откровенно признать, что, к примеру, современный чувашский язык, использующийся в СМИ – это какой-то "суржик". Уверен, что с остальными языками ситуация не лучше.

– Следует ли из этого вывод, что чувашская пресса обречена?

Юрий Федоров: Полагаю, что в широком смысле – нет. Во всяком случае, не раньше, чем умрет печатная пресса вообще. Мы же пока приближаемся к американской модели: масса мелких региональных изданий, порой на уровне даже мелкого городка, пишущих о местечковой жизни, интересной только самим местным жителям, а над ними – общефедеральные медиакорпорации. Причем язык этих местных изданий особой роли не играет – лишь бы его знали люди. Но вот судьбе изданий среднего уровня – таких как, скажем, "Хыпар" и "Советская Чувашия" – остается лишь посочувствовать.

– "Язык изданий особой роли не играет – лишь бы его знали люди…" Резкое падение уровня владения чувашским языком видно невооруженным глазом. В деревнях, селах, районных центрах при росте числа детей перестали выписывать журналы "Тетте" (Игрушка) и "Самант" (Миг), подростковую газету "Тантăш" (Ровесник). Тираж молодежной газеты "Çамрăксен хаçачĕ" – около 11 тысяч, а детской газеты "Тантăш" – чуть более 1 тысячи. Как думаете, впредь и вправду национальные языки станут ненужными?

Алексей Леонтьев: Я много лет работал в сфере печатных СМИ (в 1991-2014 годах возглавлял ИД "Хыпар". – Прим. ред.). Лет 15 назад у нас не было конкурентов. Появился Интернет, и самое молодое поколение отвернулось от газет. Не знающему чувашский язык, само собой разумеется, чувашские газеты и журналы не нужны.

В Татарстане, и в Башкортостане, и в Марий Эл абсолютно идентичная ситуация

Некоторые напрасно шумят о малом тираже "Хыпара". Картина одинаковая для всех национальных газет – и в Татарстане, и в Башкортостане, и в Марий Эл абсолютно идентичная ситуация. К сожалению, у нас в республике нет ни одной частной газеты в отличие от Татарстана и Башкортостана. У нас извечная проблема – "с кем вы, мастера", наши чувашские предприниматели-капиталисты? Есть ли среди вас меценаты? Если они появляются, то открывают церкви, часовни... Против ничего не имею, но одновременно помогите новоявленному пассионарию-журналисту, будьте учредителем газеты хотя бы на год, поэкспериментируйте ради доброго народного дела.

Александр Кузнецов: Есть положительные сдвиги. "Национальное радио Чувашии – "Чăваш Ен", "Тăван радио" начали вещание через спутниковый канал. Чувашский государственный театр юного зрителя имени Михаила Сеспеля после 85 лет скитания наконец-то обрел достойное пристанище в Чебоксарах.

– В недавнем прошлом от инициатив учителей, вкладывающих немало сил в развитие родной культуры, языка и литературы, министерства отмахивались руками-ногами. На обращения отвечали шаблонными отписками. Министры поменялись, а ситуация в республике не меняется...

Петр Федотов (из письма Главе Чувашской Республики): "Обучение на чувашском языке приближается к нулю, что не согласуется с патриотическим воспитанием подрастающего поколения. Они хоть и дети, но соображают, что это не справедливо, не отвечает требованиям морали дальнейшего сохранения и развития чувашского народа и процветания великой страны... Герои Советского Союза мокшанин М. Девятаев, татарин М. Джалиль, чуваши министр П. Дементьев и космонавт А. Николаев учились в школах на родном языке, родной язык вложил в них любовь к Родине... Нельзя повторять опыт послесталинского периода 1961-1991 годов с исключением национальных школ из учебно-воспитательного процесса, который породил многочисленные трагические последствия и закончился коллапсом для СССР".

– Получили ответ? Например, по поводу чувашской орфографии в высшие органы писали более 200 человек, но ответа так и не получили.

Петр Федотов: Да, я получил письмо от заместителя министра образования и молодежной политики Чувашии. По ее словам, в школах полный порядок! "Чувашский язык изучают более 10 тысяч детей... изданы учебники и пособия... проводятся олимпиады, игры-конкурсы и всечувашский диктант...", а дело спускается на тормозах.

– В Чувашской Республике родной язык преподают более 800 учителей. Кажется, не должно быть проблем с чувашским...

Виталий Никитин: Чувашский в школах действительно держится на честности и аккуратности большинства чувашеведов, хотя ими давно не интересуются, их методические разработки не поощряются, опыт не распространяется. Разве что республиканский журнал "Халăх шкулĕ – Народная школа" иногда обращает внимание.

Национальная и детская республиканская библиотеки, "Чувашский народный сайт" проводят конкурсы "Открываем новые имена", "Знаешь ли свой родной край?", "Моя генеалогия", видеоконкурс стихов "Родник дерзания". Добрую работу развернула общественная организация Александра Блинова "Хавал" со школой "Язык для успеха". Эта группа выпустила учебное пособие "Кала-ха" (Скажи, пожалуйста) для 1 класса городских школ. Пособие получилось отличным, оно в корне отличается от других подобных изданий."Хавал" добился показа девяти уроков чувашского языка по Национальному телевидению Чувашии, но их продолжение под вопросом.

В 2016 году состоялся республиканский конкурс "Чăвашлăха аталантаракан чи лайăх шкул" (Лучшая школа по сохранению и развитию чувашского языка) среди общеобразовательных организаций республики.

– Конкурсы и гранты не решают проблему, наоборот, "замазывают" ее остроту. Для отчетов готовится список лучших школ (имени космонавта Андрияна Николаева в Чебоксарах, Шоршелах и Калайкасах, элитный лицей №18 в Новочебоксарске, элитная гимназия №5 в Чебоксарах или любая школа в райцентре), отбирается обойма имен учителей с избранными учениками для грантов, орденов, званий. В целом же уровень образования в средней и высшей школах остается низким.

Виталий Никитин: Спорить не станем. Отчеты не всегда соответствуют действительности. Потемкинские деревни строятся легко, и их "строители" награждаются обильно. Проблемы затушевываются, наступление на языки продолжается...

Если ученик математику и окружающий мир изучал на чувашском языке, то много ли у него шансов выиграть поединок с Министерством образования России?

Вот один из фактов. В сельских школах в 1-4 классах на чувашском языке изучаются предметы "Тăван тавралăх" (Окружающий мир) и "Математика". Остальные предметы изучаются на русском языке. Министерство образования и науки РФ чувашскому языку поставило настоящую преграду, утвердив Всероссийские проверочные работы для четвертого класса. Работы едины для всей страны, контрольные задания написаны на русском. Федеральное ведомство не разрешает переводить задания. Если ученик математику и окружающий мир изучал на чувашском языке, то много ли у него шансов выиграть поединок с Министерством образования России? Конечно, нет. Куда деваться родителям? Вот и делают мамы и папы свой выбор не в пользу чувашского языка. Думаете, из-за нелюбви к материнскому языку?

Безразличные и противники родного языка встречаются. Примечательно, что азербайджанские, армянские, казахские, киргизские, татарские дети проявляют к чувашскому языку повышенный интерес, легко осваивают разговорную речь и зачастую оставляют с носом обрусевших чувашей.

– Половина всех чувашей, живущих в России, расселена в Татарстане, Башкортостане, Самарской, Ульяновской, Тюменской, Кемеровской, Оренбургской и других областях и краях. На территории 14 республик и областей СССР успешно работали около 1200 чувашских школ, в Российской Федерации сейчас известны 300 диаспорных школ. Изучение чувашского языка в них ведется либо в объеме программы национальных классов, либо как учебного предмета русскоязычных школ, либо как факультатив или воскресная школа. Расскажите о взаимодействии со школами диаспоры.

Николай Енилин: Недавно побывали в чувашских деревнях Шигонского района Самарской области. У них удивительно живой, уникальный чувашский язык, но в школах его нет. Такое же положение в Калмантаях Саратовской области.

Алексей Леонтьев: Диаспора просит помощи. У ЧНК как общественной организации сил немного. Слов нет, Министерству образования и молодежной политики Чувашской Республики следует подписать соглашения с департаментами и министерствами образования регионов с компактным проживанием чувашского населения.

– Но заинтересованы ли регионы в этой работе? Соответствует ли она их политике?

Виталий Никитин: По этой части было много разных предложений. Центральный совет чувашских старейшин давно советует выделить специального методиста для диаспорных школ, возродить для гуманитарно одаренных детей национальные классы в районах компактного проживания чувашей, развивать сеть воскресных школ, факультативов и групп чувашского языка и культуры для детей и взрослых, организовать в центрах национально-культурных автономий курсы повышения квалификации чувашеведов, проводить выездные мастер-классы, предусмотреть механизм обеспечения диаспоры учебной и учебно-методической литературой.

– Вернемся к первому вопросу. Нужно ли бороться за сохранение "инородческих" языков России? Стоит ли бороться, терять благополучие и должности, терпеть унижения от власти?

Алексей Леонтьев: Можно ли это назвать борьбой? Надо работать, добиваться результатов. Очень сложно работать под ярлыком националиста. Потеряли многое, но, полагаю, сердцевина сохранилась. Сохранилась здоровая прослойка национальной интеллектуальной интеллигенции. Она действительно борется. От нее тоже зависит многое.

Я оптимист. Верю, пока солнце не потухнет, пока не упадет последняя звезда, чувашский народ и его язык будут существовать.

Марина Андреева: Если не бороться и не стараться, не общаться в семье и школе, как же языку сохраниться? Надо смелее объяснять родителям о пользе изучения языков. Здоровые дети языки осваивают играючи, без капризов и становятся успешными людьми.

Виталий Никитин: Равенство и благоденствие никто и никому на блюдечке не приносит. Тысячелетиями обороняли и сумели сохранить свою самость наши предки. Слишком огромный нам достался груз ответственности! Неужели мы – от "шабашного»" строителя и механизатора до главы республики – теперь, в XXI веке, станем никчемными отщепенцами, безъязыкими "перекати-поле", мотающимися по миру в поисках хлеба насущного? Слово не за "вообще народом", а конкретно за каждой семьей и каждым человеком.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG