Ссылки для упрощенного доступа

Духовные скрепы не сдержали ВИЧ


Сегодня активисты начали сбор подписей под петицией, обращённой к президенту России, с просьбой указать региональным властям на катастрофическую ситуацию с распространением ВИЧ на юго-востоке Татарстана.

Не всё в этой петиции нравится мне, включая использование глагола "просим" и обращение к Владимиру Путину, который за восемнадцать лет своего пребывания у власти лишь один раз, в 2006 году, выступил публично, причём "по бумажке" на тему ВИЧ/СПИДа. Однако сейчас, на мой взгляд, не время для "критики тактики". Если петиция может привлечь внимание к происходящему на юго-востоке Татарстана, её следует поддержать.

Ситуация даже по данным официальной статистики тревожная. Распространённость ВИЧ в юго-восточных районах Татарстана (число зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции на 100 тысяч граждан) заметно превышает значение этого показателя в России в целом. В России к началу 2018 года, по данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, на 100 тысяч граждан приходился 831 зарегистрированный случай ВИЧ-инфекции. В Бугульминском районе Татарстана в настоящее время — 1857, в Лениногорском — 1154, в Альметьевском — 1123.

Показатели поражённости (число людей, живущих с ВИЧ, на 100 тысяч граждан) в этих районах меньше, поскольку значительная часть людей с ВИЧ в них умерли. Поражённость в Бугульминском районе — 861 человек, живущий с ВИЧ, на 100 тысяч граждан, в Альметьевском — 569, в Лениногорском — 503. В России — 643 (к 1 января 2018 г.), в Татарстане — 344. Это только официальная статистика, не включающая в себя тех ВИЧ-позитивных, кто не стоит на учёте.

Люди, живущие с ВИЧ, которых очень много на юго-востоке Татарстана, ничем не отличаются от людей без ВИЧ, за исключением двух обстоятельств: в их крови есть вирус и они вынуждены это скрывать из-за распространённых невежества и страхов по поводу ВИЧ. Остальное — семьи, дети, работа, друзья, увлечения — всё то же самое.

На мой взгляд, региональным властям следует признать юго-восток Татарстана зоной эпидемии ВИЧ и пойти здесь на доказавшие свою эффективность в других странах, но не применяющиеся в России меры по профилактике ВИЧ.

ВИДЕО В ТЕМУ:

"Реальные люди 2.0": Светлана Изамбаева о том, как жить с ВИЧ
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:31:55 0:00

​Это, во-первых, осуществление через общественные организации ВИЧ-активистов широкой программы профилактики ВИЧ в школах и на предприятиях. В Татарстане таких организаций несколько, среди них Фонд Тимура Исламова, недавно абсурдным образом признанный "иностранным агентом", "Профилактика и инициатива" и Фонд Светланы Изамбаевой. Их сотрудники умеют работать с разными группами в качестве равных консультантов. Данные исследования ВИЧ-активизма, недавно проведённого в Татарстане Центром молодёжных исследований НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург), позволяют утверждать, что кроме сообщества ВИЧ-активистов никто действенную профилактику ВИЧ в республике не проводит и не умеет это делать. Активисты знают, как и на каком языке разговаривать о ВИЧ с разными группами людей, и могут заняться совершенно отсутствующим в России сексуальным образованием в школах.

Во-вторых, это осуществление в этих районах широкой программы снижения вреда для потребителей наркотиков и секс-работниц. Обмен шприцев, заместительная терапия, распространение использования мужских и женских презервативов идут вразрез с риторикой "духовных скреп" и "традиционных ценностей", но в отличие от них препятствуют эпидемии ВИЧ.

Вирус прекращает распространяться, если подавляющее большинство ВИЧ-позитивных знает о своём диагнозе и принимает терапию

В-третьих, это изменение принятого в России подхода к назначению лечения людям с ВИЧ. Лечение в России в государственных учреждениях здравоохранения назначается людям с ВИЧ только тогда, когда их иммунный статус снижается до 350 клеток CD4 в кубическом миллиметре крови. В других странах лечение назначается сразу после постановки диагноза. Между тем человек, регулярно принимающий антиретровирусную терапию, не может передать вирус другим людям даже в случае сексуального контакта без презерватива или контакта крови с кровью. Вирус прекращает распространяться, если подавляющее большинство ВИЧ-позитивных знает о своём диагнозе и принимает терапию. Кроме того, следует найти возможность использовать новые препараты, не имеющие значительных побочных эффектов, в отличие от часто используемых в России препаратов первого и второго поколений.

Юго-восток Татарстана в случае осуществления этих мер станет важным пилотным регионом, опыт остановки эпидемии в котором может быть перенесён на другие регионы России. Рустам Минниханов и татарстанские чиновники известны своими амбициями и называют республику одним из "опорных и наиболее успешных регионов Российской Федерации". Не следует ли им поставить перед собой конкретную задачу остановить эпидемию ВИЧ в юго-восточных районах Татарстана и продемонстрировать другим российским регионам успешный опыт решения проблемы ВИЧ? В противном случае — в случае бездействия — они через некоторое время сами станут заметной частью проблемы ВИЧ/СПИДа.

ТЕСТ В ТЕМУ:

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    искандер ясавеев

    социолог, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики", координатор инициативной группы "Город без преград" (Казань)​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG