Ссылки для упрощенного доступа

Заклеймённые дети: что бывает, когда чиновники — неучи  


В России есть несколько десятков специальных училищ для подростков, определяемых как "трудные". Эти организации называются почти одинаково: после бюрократической конструкции "Федеральное государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение" следует название (Раифское, Ишимбайское, Щёкинское, Куртамышское, Рефтинское, Калтанское, Каргатское, Мончегорское и т. д.) "специальное учебно-воспитательное учреждение для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением закрытого типа". Такое же название имеют училища открытого типа.

Можно предположить, что чиновники Минобрнауки России, принявшие решение о таком наименовании подведомственных учреждений, никогда не изучали социологию, а если изучали, то плохо. Иначе они были бы знакомы с социологической теорией "наклеивания ярлыков". Её основное положение отражено в названии: наклеивание ярлыка девианта порождает или усиливает отклонение. У тех, на кого наклеили ярлык ("трудный подросток", "наркоман", "ненормальный" и т. д.), существенно ограничиваются жизненные возможности. Окружающие ожидают от них нарушения норм, и, если нет других ролевых ожиданий, "нарушители" могут принять навязываемую девиантную роль. Один из авторов этой теории, Говард Беккер, книга которого "Аутсайдеры" недавно была издана в России, пишет: "Отношение к девиантам лишает их возможности использовать обычные средства ведения повседневной жизни, доступные большинству людей".

Вместо расширения жизненных шансов подростков чиновники сокращают их

Назвать спецучилища "учреждениями для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением" означает заклеймить детей, находящихся в них. Вместо расширения жизненных шансов подростков чиновники минобрнауки своими непродуманными действиями сокращают их. Задумывались ли они, как пребывание в таком учреждении влияет на самоопределение подростков и отношение к ним окружающих?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Что его сподвигло в тот день расцарапать себе руки..."

Недавнее исследование Ирины Лисовской (НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург, научный руководитель Елена Омельченко) ситуации подростков, определяемых как "трудные" и помещённых в специальные организации, показывает последствия такого клеймения:

Иногда непонимание, конечно же, органов, потому что если где-то что-то совершилось и раз у нас написано "дети особо опасные", почему-то многие идут сразу сюда, ребят это возмущает. Бывает зачастую, что они этого не совершали, да, а как будто клеймо стоит сразу (завуч в училище открытого типа).

Ни детям, ни сотрудникам в этих учреждениях не нравится их название:

Само название нашего училища "для детей с девиантным поведением"… они не все правильно понимают что это такое девиация, приходится часто объяснять, тем более сейчас у нас для особо опасных… Ну, не все же детки такие все рецидивисты... Есть, у которых приводы просто, есть у кого-то одна судимость, по очень такой, может быть, не жёсткой такой статье (мастер производственного обучения в училище открытого типа).

Респондент: Только табличка не нравится.

Интервьюер: Табличка? Какая табличка?

Респондент: На входе.

Интервьюер: Там что написано?

Респондент: Особо опасные для общества… Вообще не понять.

Интервьюер: Ну, а как бы ты тогда бы назвал это?..

Респондент: Ну, просто училище —​ и без всего этого пафоса (15-летний подросток в училище открытого типа).

Подросток, которого интервьюировала Ирина Лисовская, прав. В названиях этих организаций слова "специальный" и "для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением" являются лишними. В Федеральном законе "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" говорится лишь о специальных учебно-воспитательных учреждениях открытого и закрытого типа без упоминаний девиантности и общественной опасности.

Сотрудники училища, очевидно, понимают, какими могут быть последствия клеймения

Первые названия таких организаций, созданных в СССР, были лишены клеймящего эффекта. Например, Раифское училище закрытого типа, находящееся под Казанью, с 1933 по 1953 год называлось трудовой коммуной, позже – детской воспитательной колонией и специальным профессиональным техническим училищем. Лишь в 2016 году оно получило своё нынешнее название. Однако сотрудники училища, очевидно, понимают, какими могут быть последствия клеймения. У входа в училище нет никаких вывесок, за исключением вывески музея Раифского училища.

С социологической точки зрения, пребывание подростка в закрытой организации ничем ему не помогает. Навыки, приобретаемые в условиях лишения свободы, неприменимы в условиях свободы. А клеймящее название учреждения может лишь способствовать девиантной карьере. В связи с этим минобрнауки следует, во-первых, изменить названия учреждений закрытого и открытого типа для подростков, а во-вторых, преобразовать закрытые организации в открытые.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG