Ссылки для упрощенного доступа

"Театр.doc — не о политике"


Марина Клещёва

В Йошкар-Оле 29 сентября состоялся показ спектакля "Для танго двое не нужны" Театра.doc. Перед его началом в предоставившем площадку клубе "Чаплин" отключилось электричество. Перед показом корреспондент "Idel.Реалии" пообщался с автором постановки и исполнительницей главной роли Мариной Клещёвой.

— Расскажите о спектакле "Для танго двое не нужны". Может быть, со временем ваша оценка, то, как вы его представляете, меняется?

Марина Клещёва

Актриса, исполнительница собственных песен. Родилась 11 октября 1965 года. Впервые вышла на сцену, находясь в колонии строгого режима. В 2006 году получила первую премию в песенном конкурсе системы исполнения наказаний "Калина Красная".

С 2015 года Клещёва — актриса Театра.doc. Она — автор двух пьес: "Для танго двое не нужны" (является также режиссёром и исполнительницей главной роли), "Лир-Клещ" (автобиографический стендап). Исполняет роли в спектаклях "Правозащитники" и "Подлинные истории женщин, мужчин и богов". В Театре на Таганке Марина Клещёва играет в пьесе Юлии Ауг "Эльза". В 2015 году снялась в фильме Кирилла Серебренникова "Ученик".

​— У каждого своё представление. Спектакль про любовь. На протяжении всей нашей жизни она проходит по-разному: первая любовь, неожиданная любовь, любовь в зрелом возрасте; три моих брака. Каждый находит в этом что-то своё: в самих чувствах, взаимоотношениях. Речь о счастье, потерях, предательстве, переживаниях. Мы чаще всего не думаем, когда любим. Многому из этого в моей жизни можно сказать спасибо. Но это как чёрное и белое: одна часть испортила мою жизнь, а вторая просто закалила меня творчески.

— Насколько для вас важно рассказать свою жизненную историю?

— Это важно для каких-то сравнений, для понимания, для осознания, с чем мы идём по этой жизни. И это спектакль о выборе.

— Если спектакль Театра.doc, значит там присутствует что-то о нашей внутренней политике — одно из бытующих по умолчанию представлений. Есть в вашем спектакле что-то подобное?

— Я вообще предпочитаю быть вне политики, хотя я родилась уже с ней. Мы все рождаемся, и нас затягивает в эту политику. В моём спектакле — только о творчестве. Каждый видит, конечно своё: в колонии, в лесбийской любви… Но это не о том. Вторая новелла очень яркая (эпизод в колонии) — она появилась сначала. Но политики там точно нет — только любовь, чувство и творчество.

— Вы говорите, что опыт нахождения в местах лишения свободы был для вас отрицательным. А что вы вынесли положительного из него?

— Любовь, творчество и то, что это большой анализ. У тебя есть время остановиться, оглядеться и взвесить всё и всех: кто тебя окружал, окружает. Я благодарна этой школе жизни. Не будь её, я не знаю, чем бы жила. Ну, работала бы в палатке где-нибудь, в магазине — и для меня это было бы нормально. Или ходила бы на завод, так как родилась в провинции.

— Сейчас СМИ часто пишут о случаях нарушения прав человека в местах лишения свободы. Как вы это воспринимаете?

— Я видела, как человека превращают в бесхарактерного робота, как люди ломаются. Даже если не брать пытки, всё построено так, чтобы человек вышел и стал никем. То есть если у него и был какой-то стержень, его пытаются скрутить, сломать. Женщины более пластичны — у них это не так заметно, как у мужчин. Если всё это видишь — это неправильно, так не должно быть. Нужен какой-то педагогический подход. А так — много ненависти. А она порождает только ненависть и злобу. Поэтому всю эту систему надо менять.

Я видела, как человека превращают в бесхарактерного робота, как люди ломаются. Даже если не брать пытки, всё построено так, чтобы человек вышел и стал никем.

Я когда-то говорила, что над колонией всё время висит какая-то серая туча. Небо серое, и оно падает прямо на тебя. Когда у меня был спектакль "Лир — Клещ", я об этом сказала. Я же некоторые вещи сама вставляю, иногда вспоминается. После спектакля ко мне подошёл бывший начальник колонии. Не ко мне — нас кучка такая стояла, но и ко мне тоже подошёл знакомиться. Рядом стояли актёры, режиссёры. Он показывает фотографию, он работал в мужской колонии: такие облака серого, чёрного цвета. Я в тот день поняла, насколько была права, и это мне не мерещилось: негатив скапливается прямо в небе.

— Вы были здесь весной, за это время в Йошкар-Оле закрылся музей истории ГУЛАГ, который вы посещали. А правозащитников "Человек и Закон", которые организуют ваши выступления здесь, оштрафовали на 150 тысяч рублей за отсутствие маркировки "иностранный агент" в публикациях в Facebook. Театр.doc находится, на мой взгляд, в схожей ситуации — вам не продляют аренду, лишают площадок. Как вы реагируете на внешние события, которые происходят?

— Я вообще в ужасе, потому, что Театр.doc — не о политике. У нас совершенно разные спектакли. И спектакль "Правозащитники" — о людях, об их восприятии мира, борьбе за своё достоинство. Они не делали революцию, не стреляли, не шли куда-то на митинги. Они помогали людям сохранить себя и направляли ситуацию в законное русло. Какие могут быть претензии к этому спектаклю?

Мне очень неприятно, что закрылся музей истории ГУЛАГ. Я там была, я стояла в этой пыточной комнате. Это наша история. И это совершенно неправильно.

Мне очень неприятно, что закрылся музей истории ГУЛАГ. Я там была, я стояла в этой пыточной комнате. Это наша история. И это совершенно неправильно.

Совершенно неправильно, если сегодня не будет правозащитников. Тогда мы будем совсем беззащитны: мы не знаем законов, мы не понимаем — если нам дадут какие-то учебники, то многие люди столь безграмотны и беззащитны, что они в них не разберутся. Это то же самое, что дай мне Библию — я там ни черта не понимаю. Сколько ни читаю её, всё время путаюсь. Каждый трактует её по-своему. Точно так же и законы.

— Вы можете рассказать, что сейчас происходит в Москве со сценической площадкой Театра.doc?

— Мы нашли площадку, заключаются все необходимые документы. Мы пока не называем её местонахождение, чтобы сберечь себя от каких-то изначальных проблем. У нас не просто так всё происходит. Ушли Лена и Миша (сооснователи Театра.doc Михаил Угаров и Елена Гремина; Угаров скончался 1 апреля, Гремина — 18 мая). Всё, что происходило, отразилось на их здоровье.

— Насколько для показа ваших спектаклей характерны такие площадки, как эта (разговор проходил перед спектаклем в йошкар-олинском клубе "Чаплин")?

— Нам всё равно. Я буду играть на канате, если на нём устою. Всё равно нас любят: когда люди что-то любят, они не дадут этому погибнуть. Даже если они сами будут бояться выйти, они помогут. Невозможно убить правду — конечно, это банально, красное слово… И историю невозможно уничтожить. Народ не слеп, просто беззащитен, но не слеп.

***

Спектакль и его обсуждение прошли в темноте, при свете фонариков смартфонов. Артисты и организаторы считают, что получили новый позитивный опыт. Председатель общественной наблюдательной комиссии Марий Эл Ольга Васильева (она была одним из организаторов показа спектакля Марины Клещёвой) отметила, что несмотря на отсутствие электричества, ни один из восьмидесяти зрителей не покинул помещение.

Корреспондент "Idel.Реалии" попытался уточнить информацию о причине отключения. Управляющий директор "АМАКС Сити отель" в Йошкар-Оле Диана Полежаева (клуб "Чаплин" входит в её ведение и расположен в смежном помещении с гостиницей) сказала, что электричество 29 сентября пропало во всей гостинице; оно оставалось лишь в зоне ресепшн. Включилось оно через четыре часа после информации об отключении.

В диспетчерской горсвета сообщили, что выезжавшая в субботу бригада электриков не обнаружила внешних неполадок, неполадку же во внутренней сети могло вызвать короткое замыкание. Это подтверждает и информация от зрителей спектакля, рассказавших о громком треске перед тем, как погас свет. Аварийные бригады электриков не занимаются поиском причин короткого замыкания — это компетенция администрации учреждения, в штате которого должен быть электрик, считают в горсвете.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

XS
SM
MD
LG