Ссылки для упрощенного доступа

О совершенно другом милосердии


Анна Федермессер, основатель Фонда помощи хосписам "Вера"

В тени путинских "мучеников", "рая" и агрессоров, которые "сдохнут" нераскаявшимися, оказались новое определение милосердия, сделанное президентом на Валдайском форуме, и выступление Анны Федермессер о совершенно другом милосердии.

Владимир Путин, отвечая на вопросы митрополита Тихона, сказал: "Что такое милосердие? Это другим словом, современным, модным, — толерантность, это стремление к компромиссам. Во всяком случае, одна из сторон этого милосердия. Это именно так. Если мы говорим, что показатель культуры – это милосердие, толерантность, то тогда мы должны быть в состоянии дать людям высказать свою позицию и выслушать её."

Вот так. Вы думаете, что милосердие — это сострадание, доброта, человечность, готовность простить и помочь, и обращаетесь к президенту с просьбой о милосердии, например, в отношении Олега Сенцова, как это делал Александр Сокуров напрямую или Зоя Светова через патриарха Кирилла. А Путин слушает, кивает и думает: я вам дал возможность высказаться, выслушал вас, проявил толерантность, довольно, пойду в хоккей поиграю.

По всей видимости, именно к такому милосердию призывает Владимир Путин граждан России в своих ритуальных новогодних обращениях и именно его имеет в виду, называя "нашей базовой ценностью". Теперь понятно, почему прошений о помиловании в "исправительных" колониях пишутся тысячи, а число президентских помилований в год в последнее время можно подсчитать с помощью пальцев одной руки (в 2018 году, судя по президентскому сайту, ещё не было издано ни одного указа о помиловании). А что? У вас была возможность высказаться и написать прошение о помиловании? — Была. — Желаю вам всего самого доброго.

Анна Федермессер, основатель Фонда помощи хосписам "Вера", на валдайском форуме в Сочи после путинских слов о ядерном оружии и "ответно-встречном ударе" произнесла совершенно другие слова:

"Вы… говорили и здесь вопросы были в основном про войну. Для меня как для человека, представляющего совершенно иную сторону жизни, мы все всё равно умрём, и я не понимаю, для чего вообще можно рукотворно эту боль… В паллиативной помощи, в хосписах умирание всегда следует за невероятной концентрацией любви. Потому что когда люди знают, что это предстоит, что это впереди и что у них есть немного времени, они время это тратят на то, чтобы сказать "прости", "прощаю" и "люблю". А то, о чем мы говорили сейчас, это совсем про другую смерть, это смерть, которая сопряжена с ненавистью."

А дальше Анна Федермессер говорила о том, что в стране каждый год умирают, не получая помощь, в которой нуждаются, 1 миллион 300 тысяч человек. О 18 миллионах людей, близкие которых тяжело больны или умирают, не получая достойную помощь. О том, что деньги из федерального бюджета, которые были выделены на паллиативную помощь, выделены так, что не могут быть потрачены. Этих средств потрачено всего 12 процентов. И о том, что для изменения ситуации необходимо "очень жёсткое решение" Путина, что само по себе прозвучало как диагноз системе государственного управления. "Я очень хочу, — добавила Анна Федермессер, — чтобы приоритетным направлением была и забота об этих гражданах, которым страшно. Я очень хочу, чтобы они тоже сказали так же легко, как и вы в ответ на этот вопрос: "Не страшно". Не страшно, потому что они понимают, что их государство защитит".

Путин пообещал, что разберётся. И ещё много слов по другим поводам сказал. А потом уехал играть в хоккей по дороге в Узбекистан. А у меня осталось смутное сомнение: если Анне Федермессер толерантно дали высказаться, то не закончится ли на этом помощь тяжело больным людям и их близким? Милосердие же Путин проявил.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG