Ссылки для упрощенного доступа

Народ и органы — едины


"Единая Россия" подготовила законопроект о создании в России кибердружин, которые вместе с полицией будут искать в интернете противоправную информацию, в том числе экстремистского характера.

В преддверие Дня народного единства единоросы из Госдумы нашли-таки национальную идею, способную объединить, наконец, граждан и "органы" в гармонии, коей в нашей стране не отмечалось уже с середины прошлого столетия.

За 13 лет, минувших с первого отмечания 4 ноября как Дня народного единства (когда народ еще признавался, что слабо понимает, как четырехсотлетней давности отступление поляков из Москвы гарантирует ему единство — и, главное, с кем) обычай праздновать эту дату разошелся в массах широко, и в этом деле замечается большое разнообразие. Так, на днях в психоневрологическом интернате №9 Санкт-Петербурга отметили приближение этого праздника концертом "Мы — народ и мы — едины" . Как отметил дежурный врач, обитатели интерната с удовольствием пели и танцевали под веселые патриотические мелодии.

В 1-й половине ХХ века в России доносительство уже было внесено в список добродетелей советского человека

Разумеется, депутаты Госдумы от "Единой России" не могли отстать и тоже подготовили народному единству свой подарок. Таковым стал законопроект о создании в России кибердружин, чтобы те вместе с правоохранительными органами выявляли в интернете разную нехорошую информацию, в том числе "экстремистского характера". Т.е. защищали бы всемирную сеть от соотечественников, как дружина Минина и Пожарского — Россию от захватчиков.

Да и то сказать — разжигают ведь! Правоохранители с ног сбиваются: надо же пресечь и "пропаганду нетрадиционных ценностей" под видом социологии , и "негативные характеристики групп лиц по социальному признаку президента России, органов власти", и выражение татарским националистом неприятия присоединения Крыма … А возбуждение ненависти к социальной группе "мужчины" (к геям — можно: они — не социальная группа)?!. Это же сколько надо просиживать в интернете казенные штаны, чтобы за всем уследить! В общем, без помощи штатских дружинников не обойтись никак.

Законопроект предусмотрел, что хоть эти кибердружины и будут общественными организациями, сотрудничать с ними обязаны прокуратура, следственные органы, органы госвласти и местного самоуправления. "Направлен он на гражданскую активность", — пояснил депутат Олег Быков, один из авторов проекта.

Исторической справедливости ради следует отметить, что концепция "инициативное доносительство как гражданская активность" хоть и не относится к числу самых, скажем так, необычных продуктов мыслительной деятельности современных единоросов (вроде, например, законопроекта Виталия Милонова о запрете прогулок в купальниках), но зато и собственным их изобретением считаться не может.

Если в 1930-е для посадки обычно бывал нужен хоть какой-то формальный повод — либо донос, либо показания, выбитые у уже арестованных знакомых будущего фигуранта, то в новой волне 1940-х — начала 1950-х такого повода часто уже не требовалось

Во всяком случае, в 1-й половине ХХ века в России доносительство уже было внесено в список добродетелей советского человека, и это явление осеняла одна из первых советских "икон" — Павлик Морозов. Героизация несчастного мальчика-доносчика ради широкого распространения его примера велась усиленно и по всем направлениям, включая искусство. (Правда, успех на этом поприще был обратно пропорционален таланту творцов. Как только фильм "по мотивам подвига Павлика Морозова" снял гениальный Эйзенштейн, Сталин велел этот фильм "смыть" — видимо, из-за того, что гений не мог не увидеть нежелательного морального аспекта доносительства…).

Однако, как заметила однажды Анна Ахматова, если в 1930-е (впоследствии обозначенные как годы Большого террора) для посадки обычно бывал нужен хоть какой-то формальный повод — либо донос, либо показания, выбитые у уже арестованных знакомых будущего фигуранта, то в новой волне 1940-х — начала 1950-х такого повода часто уже не требовалось: "дела вредителей" возникали одно за другим непосредственно в креативных холодных головах наследников Дзержинского.

Так что можно отметить, что в этом смысле депутатская инициатива обещает поместить нас пока еще на первый этап этого увлекательного процесса. А там — как пойдет…

А пойдет, похоже, неплохо, учитывая, как велик в нынешней российской идеологической парадигме спрос на врага. Хоть на какого-нибудь, хоть на виртуального — лишь бы можно было указать на него народу: видите? это из-за него, гада, ваша жизнь наперекосяк, и трубы текут, и денег не хватает!

Кстати, нынешняя законодательная инициатива о кибердружинах — далеко не первый в последнее время приступ заботы российской власти о расширении сети доносительства в стране. Ведь еще в 2015 году по инициативе знаменитой Ирины Яровой была законодательно установлена специальная пенсия для стукачей с отрывом от производства. Т.е. тех, для кого негласное "сотрудничество с органами" является "основным родом занятий". А если еще учесть, что за само такое сотрудничество по закону выплачиваются "вознаграждения и другие выплаты" (и притом не облагаемые налогом и не указываемые, само собой, в декларациях о доходах), то понятно, что уж чьи-чьи, а права доносителей в нашей стране защищены надежно.

Инициаторы законопроекта о кибердружинах видят в будущем слиянии организованных доносителей с правоохранителями большую пользу. И, кстати, не они одни. Вот поэт и нобелевский лауреат Иосиф Бродский, будучи экспертом по вопросу доносительства (и на него "стучали", и его самого убеждали "стучать" на товарищей), давно отметил, что больше всего пользы от разрастания количества доносов — самим "органам". Ведь если у них на полках не так уж много папок — значит, надо сокращать штаты и финансирование?..

Разумеется, призыв депутатов-единоросов не останется без ответа. Во-первых, кибердружин в России уже — почти как участников того праздничного концерта в интернате. Есть даже специализированная "казачья", виртуальными нагайками преследующая "пропаганду нетрадиционных ценностей"… В общем, им только тесной связи с властью и не хватало.

Вот только гражданский активизм такого рода, не успев толком созреть, уже приобрел некий отчетливый душок. Достаточно вспомнить историю всего трехлетней давности о герое и новомученике партии власти Эдуарде Салахутдинове — функционере "Молодой гвардии Единой России" в Татарстане и кураторе федерального проекта партии под выразительным названием "Агенты".

Официальной целью "Агентов" был "контроль за исполнением законодательства в сфере продажи алкоголя и противодействия незаконной игорной деятельности". Как выяснилось, в ходе этого "контроля" главный татарстанский "агент" Салахутдинов при помощи "руководителя проектов" в салахутдиновской же общественной организации "Правопорядок" (упомянутый "руководитель проектов" имел семь судимостей за мошенничество и грабеж) вымогал деньги у предпринимателей Казани и Нижнекамска под угрозой "заслать полицию". И собрал так около 2,5 млн рублей.

В октябре 2015-го Салахутдинов был признан виновным в вымогательстве и получил 7,5 лет условного лишения свободы и полумиллионный штраф. Правда, товарищи от него не отвернулись: по уставу нынешней "Молодой Гвардии" судимость за вымогательство при исполнении партийного поручения — не основание для исключения из рядов.

Писатели постов в интернете, конечно, редко обладают большим потенциалом для доения, но, как говорится в известном анекдоте, не скажите, пять старушек — уже рубль… А главное, при обещанной новым законопроектом непосредственной и тесной связи будущих "агентов" с правоохранителями, печальный исход агентской карьеры, считай, исключен.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG