Ссылки для упрощенного доступа

"Порой с единичных примеров начинаются революции"


Кристина Абрамичева

Накануне активистки феминистического движения Башкортостана "БашФем" провели серию одиночных пикетов в поддержку жертв насилия. Поводом для акции стал недавний случай группового изнасилования 23-летней девушки-дознавателя ее же коллегами полицейскими в столице Башкортостана. В нападении подозревают начальника Кармаскалинского ОВД Салавата Галиева, начальника Уфимского отдела МВД Эдуарда Матвеева и начальника отдела по вопросам миграции Павла Яромчука. Все трое уволены и находятся под арестом. Одна из участниц акции , член группы "БашФем" Кристина Абрамичева в интервью "Idel.Реалии" рассказала, насколько актуальна проблема насилия в регионе, как с ней бороться и кто может в этом помочь.

— Расскажите об акции. В каких точках города она прошла, почему именно так вы решили поддержать пострадавшую девушку?

— Акция прошла на фоне наиболее известных видов города в форме одиночных пикетов. Активистки вышли и сфотографировались с плакатами также в других городах. Я, например, в Москве. Здесь важен общий посыл: дело дознавательницы вывело в поле общественной дискуссии проблему насилия, домогательств, изнасилования. Очевидно, что СМИ не справились с этой темой, ещё до окончательного расследования почти единогласно встав на сторону насильников.

В насилии виноват только насильник

— Вы имеете в виду местные СМИ?

— Да, местные. Плюс общественность с "сама виновата". Каждый день СМИ публикуют новые "факты": она пила, она подралась с подругой, она в короткой юбке, она раньше спала с одним из фигурантов. Все это настраивает общественное мнение на определенный лад. Мы выступаем против шейминга (против того, чтобы стыдить — ред.) жертв насилия и напоминаем обществу, что в насилии виноват только насильник.

— Наверняка женщины в Башкортостане чаще всего воспитываются в консервативной культуре: нельзя перечить взрослым, отцам, мужчинам. Где, по-вашему, та грань между невоспитанностью и необходимостью отстаивать свои права?

— В Башкортостане живут представители более сотни национальностей и люди разных конфессий, включая неверующих. Традиции у всех очень разные. У тюркских народов культ уважения к старшим, конечно, есть. Но восточные женщины вообще довольно свободолюбивые и сильные. Феминизм как раз нащупывает эту грань, потому что в этом есть необходимость, невозможно оставаться в бесправном состоянии. Необходимо строить отношения между мужчиной и женщиной по новым, современным принципам жизни.

Чем меньше будут стыдить жертв, тем больше женщин сможет без страха осуждения обращаться в органы и добиваться реальных наказаний

— Насколько вообще актуальна проблема насилия над женщинами в Башкортостане? Как ваше движение борется с проблемой?

— Проблема остро актуальна по всей стране. У нас, например, недавно в одном из колледжей несовершеннолетние студентки обвинили преподавателя в домогательствах. Он после этого заявил, что девочки у него что-то украли. По факту кражи почти сразу возбудили дело, а девочки в это время в эмоциональном шоке.

Говоря про борьбу, мы работаем с общественным сознанием. Чем меньше будут стыдить жертв, тем больше женщин сможет без страха осуждения обращаться в органы и добиваться реальных наказаний.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Мы любим свободу". Башкирки — о традиции и современности

— Уголовный кодекс РФ сегодня предусматривает наказание за изнасилование, но подобные преступления продолжают мелькать в новостных сводках. Например, в Германии после того, как несколько сотен женщин сообщили о домогательствах в канун Нового года, власти ужесточили закон о жертвах насилия. Есть ли у вас какое-то проработанное решение на этот счет для Башкортостана и всей России?

— Для этого нужна солидарность. Сейчас по всей стране открываются фем-группы. В них очень много молодых женщин с новым сознанием. Через какое-то время единые действия станут возможными.

— Что должно произойти, чтобы действия стали возможными, как вы говорите? Все дружно объединятся или просто в обществе лопнет терпение?

Те, кто ставит во главу угла слово "ментальность" обычно не хотят ничего менять

— Да, терпение уже лопнуло. Вы ведь слышали о скандале в Медузе (редакция сообщила о факте домогательства главреда Ивана Колпакова к жене одного из сотрудников и временно отстранила его от должности — ред.)? Этот случай — прорыв. Я имею в виду огласку и реакцию редакции. Это пример того, что нельзя безнаказанно лапать женщин. Причем руководство восприняло этот случай не как "а что такого", а как реальное насилие и унижение.

— Считаете, этому примеру могут последовать в других менее публичных компаниях в России?

— Порой с единичных примеров начинаются революции. Здесь не стоит вопрос ментальности, если говорить конкретно о нашей стране. Сознание можно изменить. Те, кто ставит во главу угла слово "ментальность" обычно не хотят ничего менять.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Девушки из священных рощ. Марийки о традициях своего народа и современности

— Ранее вы упомянули женщин с новым сознанием. Что вы имели в виду?

— Сознание, освобожденное от патриархальных схем. Эти женщины понимают свою активную роль в обществе. В их семьях равноправные отношения, их мужья поровну берут на себя обязанности по хозяйству и могут тоже уйти в декрет.

Сейчас практически в каждом городе-миллионнике есть свои фем-группы и движения

— Какие способы борьбы для вас в принципе приемлемы?

— Один из главных способов борьбы с непониманием — просвещение. Это открытые лекции, дискуссии, кинопоказы и так далее. Также мы выступаем с заявлениями в прессе, открыты для СМИ. Например, наш с вами диалог. Если есть повод, как случай с дозновательницей, для нас приемлемы различные формы уличного протеста: пикеты, флешмобы, митинги, перформансы.

— Что вы думаете об украинском движении Femen?

— Давайте на российском феминизме сосредоточимся, мы работаем в его русле. Тесно сотрудничаем с питерской группой "Ребра Евы", с региональными группами. Сейчас практически в каждом городе-миллионнике есть свои фем-группы и движения.

— Вернемся к Башкортостану. Насколько лояльны власти республики к феминизму в регионе? Бывали ли прецеденты, когда чиновники открыто поддерживали движение в публичном поле?

Нам не нужно чье-либо одобрение. Мы действуем в рамках закона и готовы сотрудничать со всеми

— Власти нам просто не противодействуют. Наши активистки по желанию участвуют в разных региональных движениях. Я, например, возглавляют гендерную фракцию региотделения партии "Яблоко". Мы внесли фем-повестку в СМИ региона. С нами советуются, берут комментарии по острым вопросам.

— Ждете ли вы каких-то шагов навстречу движению от нового главы республики?

— Мы — общественное движение, общественный контроль. Нам не нужно чье-либо одобрение. Мы действуем в рамках закона и готовы сотрудничать со всеми, кто идет нам навстречу, но и ручными не становимся. Ведь часто приходится заявлять протест, высказывать непопулярное мнение. Надеемся, что новый глава региона и первая леди настроены больше на содействие, чем на противодействие.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG