Ссылки для упрощенного доступа

"Пеппа сыснаçка" приглашает к экрану


Артём Федоринчик

Среди маленьких и взрослых любителей чувашского языка популярность приобретает английский мультфильм "Свинка Пеппа", герои которого говорят по-чувашски. Уже переведено и озвучено семь серий, которые можно посмотреть в интернете на площадке "Медиа-контент на чувашском языке".

Идейным вдохновителем и создателем чувашской "Свинки Пеппы" ("Пеппа сыснаçка" — перевод Эрсубая Янгарова) является киевский лингвист русско-белорусского происхождения Артём Федоринчик, который с прошлого года работает в Центре национального образования Чувашского республиканского института образования. "Idel.Реалии" попросили его рассказать о своих чувашских медиапроектах, любви к чувашскому языку и многолетней дружбе с чебоксарскими чувашами.​

Артём Федоринчик

36-летний киевский лингвист-полиглот, постоянный презентатор на Фестивалях языков в городах России, участник чувашской общественной организации "Хавал". Окончил механико-математический факультет Киевского национального университета и аспирантуру университета "Украина" по специальности "Общее языкознание".

В 2017 году в Одессе успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Занимается исследованиями в области синтаксической типологии. В настоящее время является старшим научным сотрудником Центра национального образования Чувашского республиканского института образования.

Артём Федоринчик убеждён, что "языки ― это ключи в миры других людей". В разной степени освоил полтора десятка языков мира, в том числе чувашский и удмуртский. При выборе языка для изучения исходит из лингвистических, географических и социальных факторов.

ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ — СЫСНА?

— Артём, почему вы решили перевести на чувашский язык иностранный мультфильм? Почему "Свинка Пеппа", а не "Маша и Медведь"?

— Если переводить на чувашский мультфильмы, которые были созданы на русском языке, они часто выглядят вторично. Человеку, который смотрел "Простоквашино" по-русски, "Простоквашино" по-чувашски всерьёз воспринимать сложно. Это для него переделка.

Подобный феномен наблюдается сейчас на чувашской эстраде: популярные песни перепеваются по-чувашски. Как сказал певец Владимир Яндуш, когда такое явление становится массовым, эстраду любить уже не так-то просто. Как будто мы ничего не можем делать сами, а только используем чьи-то продукты. Не надо писать музыку, делать аранжировку — добавил слова "юрататăп, чуп тăватăп", и песня готова.

В этом смысле мне показалось, что если взять иностранный мультфильм, русский перевод которого не настолько на слуху, это будет некая альтернатива. Собственно говоря, почему герои иностранных мультфильмов не могут говорить по-чувашски? Пожалуйста, "Пеппа сыснаçка".

— Из множества мультфильмов вы выбрали "Свинку Пеппу". С чем это связано?

— Мультики существуют разные, для разных возрастов. Три года назад, когда мы начинали этот проект, "Свинка Пеппа" была достаточно популярным мультфильмом, одним из самых рейтинговых в "YouTube". Поскольку он предназначен для маленьких детей, переводить его было довольно просто. К примеру, когда мы переводили 40-минутный фильм "В защиту улыбки", монологи в нём были для нас сложны.

Вообще, взрослым зрителям проще: они могут посмотреть новости на чувашском, видеоролики в интернете, а вот для детей национального контента очень мало. Кроме того, сам факт, что на чувашском языке есть популярный мировой мультик, значим с точки зрения престижности языка. Чувашский — это не только деревня, печка, валенки. Английская Свинка Пеппа и инопланетянин Маззи тоже очень складно могут говорить по-чувашски.

— Кто помог Свинке Пеппе освоить чувашский?

— В создании мультфильма участвовала "околохаваловская" тусовка ("Хавал" чувашская общественная организация, возглавляемая чебоксарским лингвистом-полиглотом Александром Блиновым, которая выступает за расширение границ функционирования чувашского языка — "Idel.Реалии"). Например, Марина Андреева (перевод текста) и Ольга Шарипова (редактор перевода, озвучивание женских ролей) — преподавательницы лингвистической школы Блинова "Язык для успеха". Дмитрий Степанов, который озвучивал мужские роли, является его единомышленником.

Техническую помощь я взял на себя, так как раньше работал на телевидении, занимался процессом переозвучивания, подготовки текста, субтитров, монтажа и понимаю, как и что нужно делать. Снимать фильмы, к сожалению, я не умею, но в этом случае опыт есть. В итоге, носители языка переводили и озвучивали, а я курировал технический процесс.

Какова аудитория "Пеппа сыснаçка"?

— Мультфильм выложен на "YouTube" и в соцсетях. Кажется, его смотрят не только дети, но и взрослые, в учебных целях в том числе. Уровень владения языком не всем позволяет смотреть, например, новости, а в "Свинке Пеппе" и лексика, и грамматика намного проще.

Короткие мультики удобно посмотреть вечером за чашкой чая, и это тоже подпитка изучения языка. Знаю, что участники летнего лагеря "Хавал", осваивающие чувашский язык, активно обсуждали факт появления "Пеппа сыснаçка".

Смотрят ли мультфильм маленькие дети в деревнях, мне не известно. Но надеюсь, что родители, узнав про него, будут включать "Пеппа сыснаçка" на "YouTube".

Вам, наверное, не заметно, но "Свинка Пеппа" не ложится на чувашский менталитет: главный герой — свинья, сысна. Для чувашского сознания это весьма неприглядное животное.

— Мне кажется, не нужно замыкаться на том, что чувашскому миру свойственно, а что не свойственно. Если завтра кто-то переведёт на чувашский язык, скажем, "Робокопа", это тоже будет непривычно, потому что подобных реалий в Чебоксарах и тем более в чувашских деревнях нет.

Но для языка это нормальное явление. Если язык обслуживает узкую сферу, он не будет развиваться. Ни в одном языке изначально не было слов "аэропорт", "холодильник" или "интернет". Когда они появляются, язык либо работает с новыми сферами, либо функционально остаётся в деревне. В сфере изучения языка должны быть разные медиапродукты.

БОЛЬШЕ ПРОЕКТОВ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ!

Известно, что вы сами тоже усердно изучаете чувашский язык. Зачем он вам?

— Хочу хорошо выучить чувашский, потому что преподаю на курсах чувашского языка в Национальной библиотеке республики. Естественно, у преподавателя, который плохо владеет своим предметом, будут трудности в объяснении механизмов функционирования языка другим.

У меня ещё достаточно много вопросов по чувашскому языку, которые в процессе чтения литературы и общения с носителями я постепенно разрешаю.

Вас не упрекают, что приезжий преподаёт чувашский, как будто в Чувашии нет своих знатоков языка?

— По крайней мере, очно — нет. По опыту Фестиваля языков, где я рассказываю о чувашском, знаю, что презентации от носителей языка часто выглядят менее интересно, чем презентации от того, кто этот язык изучает целенаправленно. Носитель языка знает, как правильно говорить, а что в языке интересно и что неинтересно, ему сказать сложно, если, конечно, он над этими вопросами специально не размышлял.

Носители хорошо годятся в качестве консультантов. Если я не знаю, как правильно сказать, спрашиваю у тех, кто является носителем языка. Но относительно внутренних механизмов чувашского языка многое я знаю больше, чем обычные носители.

Вы знакомы с Чувашией не первый год. Какие особенности в языковой сфере заметили за это время? На ваш взгляд, чувашский перестал быть языком деревни?

— Здесь сложно сказать однозначно, много нюансов. Шесть лет — это не очень большой срок для того, чтобы наблюдать системные изменения. Насколько я знаю из общения с людьми и литературы, в 90-е годы ситуация была иной. В Чебоксарах было много приезжих из деревень в первом-втором поколении, которые хорошо знали язык и активно использовали его в повседневности.

Нынешние городские школьники (особенно сейчас, когда на чувашский язык осталось в лучшем случае 2-3 часа в неделю) очень часто языком в достаточной мере не владеют

Нынешние городские школьники (особенно сейчас, когда на чувашский язык осталось в лучшем случае 2-3 часа в неделю) очень часто языком в достаточной мере не владеют. Даже если они хотят говорить по-чувашски, такой возможности у них нет. У кого-то есть чувашская бабушка в деревне, но, приезжая к ней только на каникулы, тяжело выучить язык на хорошем уровне.

А ваши курсы чувашского языка и мультфильм "Пеппа сыснаçка" могут изменить ситуацию?

— В какой-то мере, но, конечно, этого недостаточно. Самая сложная ситуация, пожалуй, с теми, кто живёт вне Чувашии: им и на курсы ходить проблематично, и одного мультфильма для поддержания языковых навыков тоже никак не хватит. Нужно больше контента: даже если самим производить фильмы и мультфильмы дорого, стоит создать более-менее полноценную переводную медиатеку. Плюс хороший, полный медиакурс для изучения языка — хотя бы по модели татарского сайта "Ана теле".

Компьютерный лингвист, ирландец Франсис Тайерз разрабатывает чувашский аналог голосового поисковика "Алиса": можно будет говорить по-чувашски, а машина сможет распознавать слова и давать ответы на вопросы

С другой стороны, нельзя не отметить полезные проекты организации "Хавал": летний чувашский лагерь на реке Суре, Фестиваль языков в Чебоксарах, телеуроки чувашского языка на Национальном телевидении Чувашии, чувашско-английский клуб "Çамрăк полиглот" при школе "Язык для успеха", обучающие семинары для учителей чувашского языка в Институте образования, круглые столы для лингвистов Поволжья и Приуралья — перечислять можно долго.

Есть успехи и в сфере компьютеризации языка. Николай Плотников запустил "Чувашский народный сайт", сформировал электронный чувашско-русский словарь, создаёт двуязычный корпус чувашского языка, в котором можно увидеть примеры употребления разных слов и конструкций. Появляются приложения: например, клавиатура для "Android". Компьютерный лингвист, ирландец Франсис Тайерз разрабатывает чувашский аналог голосового поисковика "Алиса": можно будет говорить по-чувашски, а машина сможет распознавать слова и давать ответы на вопросы. Он же пишет алгоритмы для системы машинного перевода с чувашского языка — подобные уже есть для татарского и удмуртского.

Очень важную, с моей точки зрения, вещь делает Александр Блинов. Поскольку он является практикующим преподавателем иностранных языков (преподаёт итальянский, французский, эсперанто), знаком с методиками, которые используются для этих языков. Очень часто они более новаторские, имеют более красочные учебники, более ориентированы на разговор, а не на изучение грамматики. По их образцу Блинов подготовил учебник чувашского языка "Кала-ха" (Скажи-ка), который ориентирован на живое обучение.

В нескольких школах Чебоксар по этому учебнику уже учатся, и результаты намного лучше, потому что через игру учить язык интереснее. С маленькими детьми вообще по-другому нельзя. Если во втором классе начинают объяснять падежную систему или систему глагольных наклонений, толку будет мало.

ГРУЗИНСКОЕ ВИНО, УДМУРТСКИЕ ПЕСНИ И ЧУВАШСКОЕ ТРУДОЛЮБИЕ

Артём, вам хочется сохранить все языки мира или только избранные, включая чувашский?

— На планете сейчас существует около шести тысяч языков, и многие по объективным причинам выходят из практического употребления. Часто говорят, что это касается в первую очередь "малых" языков, но понятно, что величина языка — вещь относительная. По сравнению с китайским, русский язык — малый язык. По сравнению с русским, малый язык — грузинский. По сравнению с грузинским, малый осетинский. В этом смысле тяжело делить языки на большие и малые.

Когда я был моложе, изучал европейские языки: испанский, польский, немецкий. С немецким языком, например, ситуация совсем другая: много пособий, очень разных — грамматических, визуальных, радиоподкастов... Нет особого смысла создавать новый учебник немецкого языка — условно, сорок первый по счёту. Заниматься чувашским намного интереснее: он, с одной стороны, не такой распространённый, как немецкий — есть простор для исследований, а с другой стороны, есть достаточное количество желающих его учить.

Надо исходить из тех реалий, которые сегодня существуют, а дальше уже покажет время

Если мы возьмём, скажем, энецкий язык, у которого осталось три десятка носителей, то от самоучителя энецкого пользы будет не много. Или кто будет смотреть мультфильмы на чукотском языке, если детей, говорящих на чукотском языке, практически не осталось? Здесь уже нужна работа другого рода. Поэтому, можно сказать, я люблю "средние" языки. Есть смысл организовывать курсы для их изучения, переводить мультфильмы, создавать учебные пособия.

Да, у чувашского сейчас есть трудности, но немало языков, у которых ситуация намного хуже. Надо исходить из тех реалий, которые сегодня существуют, а дальше уже покажет время.

— Как вы определяете, какая форма поддержки требуется конкретному языку?

— На практике. Около года я жил в Грузии, неплохо выучил грузинский и собрал материалы по языку. С грузинским ситуация, конечно, иная: и контента гораздо больше, и школы-вузы преподают по-грузински, и обучающих материалов в целом немало.

После Грузии был Ижевск. За удмуртскими проектами я давно наблюдал через интернет, поэтому приехал к удмуртам просто познакомиться. В итоге меня пригласили на стажировку в Удмуртский государственный университет, где я собирал материалы по удмуртскому языку и занимался созданием аудиопособий. При изучении удмуртского мне самому их не хватало — хотелось изучать язык во время прогулок.

В Чебоксарах занимаюсь в первую очередь образовательными пособиями. Планирую собрать на сайте Института образования те методические материалы, которые уже есть, и по возможности создавать новые, потому что у соседей, например учителей татарского языка, — пособий гораздо больше. Учителя чувашского языка часто жалуются, что у них нет то одного, то другого. Над этим нужно работать.

Чем вас удивили грузины, удмурты и чуваши?

— Грузия — очень гостеприимная страна. За год, который я там прожил, меня никто не обидел. Отношение было либо нейтральное, либо дружелюбное. Например, в кафе грузины подсаживались, расспрашивали, откуда я родом, и когда объяснял, что приехал в Грузию изучать грузинский язык, от души приглашали вместе выпить вина, оставляли номера телефонов, предлагали свою помощь.

Очень любят грузины поговорить про политику. Старшее поколение хорошо говорит по-русски (естественно, с грузинским акцентом), а младшее — практически нет. Я жил в городе Рустави, там русский знали только те молодые люди, у которых, скажем, была русская бабушка, или те, кто был какое-то время в России. Удивился, как часто во дворах мужики играют в домино, пьют вино и поют под аккомпанемент пандури. Такое красивое хоровое пение во дворах я больше нигде не слышал.

Ижевск — достаточно промышленный город, с более давней историей, чем Чебоксары. Если коренного чебоксарца в третьем поколении найти сложно, потому что Чебоксары были маленьким городом, когда стали столицей, и здесь много приезжих из деревень, то Ижевск уже сто лет назад был большим городом. Ситуация с удмуртским языком в Ижевске хуже. В Чебоксарах, например, в транспорте остановки объявляют по-чувашски, в Ижевске же только на некоторых остановках название вывесок продублировано на удмуртском. В транспорте удмуртский язык не звучит вообще. На улице услышать удмуртскую речь можно в основном возле филологического факультета университета, в других местах — пару раз в месяц.

В Удмуртии удмурты составляют меньшинство в процентном отношении, и это очень хорошо видно по тому, насколько сильно удмуртский язык ушёл из общественной сферы, да и по составу удмуртского правительства. В Ижевске удмурты традиционно были разнорабочими, уборщиками, сварщиками и т.д. Удмуртом быть не очень модно, хотя сейчас благодаря современным проектам (удмуртские дискотеки, компьютерные продукты) этот стереотип понемногу ломается.

Заметил, что удмурты очень любят петь и танцевать. Есть даже поговорка: "Удмурт в поле идёт — поёт, удмурт с поля идёт — поёт". В Коми поют меньше — это точно.

В Чувашии хороших людей очень много. Меня, впрочем, смущает здешний уровень потребления алкоголя, особенно в деревнях. Если на татарских свадьбах почти не пьют (возможно, из-за ислама), то на чувашских часто пьют не в меру.

Отмечу чувашское гостеприимство. Приходишь в гости — обязательно обогреют, накормят, напоят. Говорят, чуваш готов последнее отдать, чтобы угостить гостя, чтобы он остался доволен. Плюс трудолюбие: те люди, с которыми я работаю, однозначно трудолюбивые, пусть даже не всегда это адекватно оценивается в финансовом эквиваленте. Видимо, те, кто не готов биться за идею, уже давно в Москве или Петербурге, а здесь остались патриоты, которые связывают своё будущее с Чувашией и готовы многое для этого сделать.

ЕСЛИ БУДУ НУЖЕН...

В Чувашии вас поддерживают?

— Иностранцев, говорящих по-чувашски, в принципе очень мало. Не могу сказать, что говорю на чувашском блестяще, но говорю. Это уже факт нетривиальный, благодаря чему меня здесь многие знают и хорошо ко мне относятся.

Остались бы навсегда жить в Чебоксарах?

— Никто не знает, как жизнь повернётся, загадывать сложно. Но жить мне здесь нравится. Чебоксары — хороший зелёный уютный город на Волге. С экологической точки зрения Чебоксары с Ижевском не сравнить, потому что там заводы и пруд, в котором нельзя купаться, а здесь воздух гораздо чище.

Важнее, впрочем, профессиональная востребованность. Если буду нужен в Чувашии, если то, что я делаю, будет полезно, почему бы и не остаться?

Какие задачи ставите на новый год?

— Как лингвист, который изучает устройство чувашского языка, хотел бы в этом году подготовить внятное и понятное пособие, по которому мотивированный человек мог бы шаг за шагом выучить чувашский язык и разобраться, как он работает. Возможно, пособие будет в виде книги, аудио- или видеоуроков — время покажет.

Разумеется, какое-то количество пособий есть уже сейчас, но даже мне учиться по ним не всегда было просто, потому что очень многие моменты там не объясняются. Создать новое пособие по чувашскому языку — моя главная задача на предстоящий год.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG