Ссылки для упрощенного доступа

"Национальная интеллигенция должна уметь говорить на английском"


Сергей Щербаков

"Idel.Реалии" продолжают серию интервью, посвящённых обсуждению будущих стратегий развития народов Поволжья и Приуралья. О необходимости создания такой Стратегии заявил президент Татарстана Рустам Минниханов в сентябре 2018 года во время своего последнего обращения к Государственному Совету республики. В работе над ней предлагается принять участие татарам, проживающим за пределами Татарстана. Активисты в Москве уже занялись обсуждением будущей Стратегии.

​С вопросами о Стратегии чувашского народа "Idel.Реалии" обратились к чебоксарскому историку и публицисту, кандидату исторических наук Сергею Щербакову.

— В Стратегии развития татарского народа, которая сейчас разрабатывается в Татарстане, одним из главных пунктов является поддержка науки. Разве наука может быть национальной? Не нужно ли все силы бросить на сохранение культуры, искусства и языка народа?

— Функция каждой науки — поиск истины. Конечно, можно жить, отгородившись от всех, в своем мифологизированном и иллюзорном мире, но во времена, когда народы России и мира живут в едином глобальном и взаимосвязанном пространстве, думаю, это не перспективный подход.

Да, действительно, наука по своей природе наднациональна, но надо понимать, что она всего лишь инструментарий для познания окружающего мира и самих себя. Если мы ищем универсальные и общечеловеческие истины, то да, национальные приоритеты могут отвлекать на этом пути.

Когда же экзистенциональный вектор исследований направлен на познание своего места в этом глобальном мире, то наука может и должна быть национальной. Конечно, при этом, учитывая достижения общей научной мысли, нужно вести диалог с другими народами, достойно принимая их интеллектуальный вызов.

В 1991 году в крупных национальных республиках были созданы государственные бюджетные научные учреждения Академии наук. Академия наук Республики Татарстан и Академия наук Республики Башкортостан действуют до сих пор, а вот Академия наук Чувашской Республики 15 лет назад утратила государственный статус. Нужно ли маломощным чувашам второй раз браться за то, что им не под силу?

— А разве чуваши маломощные? Это очень образованные, деятельные и пробивные люди. Но этот распылённый по миру великан почему-то ждёт, когда кто-то со стороны позовёт его отстаивать свои права на равенство с другими народами. Думаю, что тут произошёл какой-то сбой в национальной программе за последние десятилетия, чего не вижу, например, ни у марийцев, ни у татар. Тут надо сообща подумать. Всегда говорю, что отстаивать свои права надо без эмоций, грамотно и в гуманистических правовых рамках современной цивилизации.

Нужна ли своя Академия наук? Разумеется, да

Нужна ли своя Академия наук? Разумеется, да. Общероссийская академическая мысль изучает народы страны как объект, но не субъект исторического процесса. Мы должны стать равными и на основе диалога строить общую для всех народов будущую жизнь. То есть стать субъектом хода мировой истории. Как говорит австрийский историк Андреас Каппелер, чувашам надо выйти из тени других народов.

Вообще, мне очень близка позиция философа и методолога науки Пола Фейерабенда, что наука должна быть отделена от государства.

У родственных чувашам якутов есть Якутский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук. Чуваши о таком даже не мечтают. Как вы думаете, наличие федерального научного центра может стать гарантией, что якуты сохранятся и будут развиваться как этнос?

— Если центр федеральный, то он будет выполнять общефедеральные задачи — это вам любой чиновник объяснит. Научный центр, который будет направлен на изучение именно самобытного, должен иметь национальный характер, в худом случае республиканский.

Чувашская республиканская общественная организация "Чувашская национальная академия наук и искусств", которая у нас сейчас есть, с филиалами в других регионах может стать таким центром. Но без финансовой составляющей она не сможет привлечь к себе профессионалов, способных решать задачи на современном и — об этом уже надо говорить — будущем уровне, то есть по-новому мыслящую молодежь.

— В интервью о возможности создания Стратегии развития чувашского народа Виталий Станьял сказал, что "нужна правдивая книга по истории народа, которой у чувашей до сих пор нет". Вы согласны с ним? Какая правда нужна чувашам об их истории?

— Не могу не согласится с Виталием Петровичем. Да, такой книжной истории у чувашей нет, и на то вижу две причины. Во-первых, это непросто, так как требует привлечения настоящих специалистов своего дела. Во-вторых, наше постоянное подстраивание под что-то соседнее мешает это делать.

В XIX веке была оглядка на церковь и самодержавие. В годы революций начала ХХ века намечалось нечто самоопределяющее, но советская власть приучила растворять своё чувашское на жерновах общероссийского классового принципа. В годы перестройки наши историки, думаю, изначально признав чувашей второсортными, слишком трепетно смотрели в татарскую сторону.

Какая книга нужна? Такая, которая спокойно, не разделяя народы на право имеющие и твари дрожащие, на принципах гуманизма и мультикультурализма, всесторонне опишет богатый исторический опыт чувашского народа, поднимет его огромный культурный пласт, выскажет собственный своеобразный философский взгляд на мир, привлечёт к конструктивному диалогу нации России и мира в целом.

— На чём вы бы сделали акцент в Стратегии развития чувашского народа в области развития национального исторического образования и исторической науки?

— Если говорить о национальных и культурных перспективах, то мне не нравится слово "стратегия". Есть в нём что-то канцелярское и милитаризированное. Мне более по нраву слово "архитектура", под которым, согласно энциклопедиям, понимается "совокупность зданий и сооружений, создающих пространственную среду для жизни и деятельности человека". Для нашего случая с поправкой — не зданий и сооружений, а идей и общественных институтов. Чем плоха фраза "Архитектура развития чувашского народа"? Мне нравится.

Если говорить о национальных и культурных перспективах, то мне не нравится слово "стратегия". Есть в нём что-то канцелярское и милитаризированное

В философском смысле сделал бы акцент на познании того, кто мы, какое место в мировом пространстве занимаем. Часто сталкивался с тем, что наша интеллигенция говорит о своём народе и его культуре как о очень значимом, но между собой, на чувашском языке. А вот на русском или же английском говорить об этом не особо приучена. Это самозапирает чувашей от диалога с другими народами России и мира.

Что касается исторических периодов, на которые хотел бы обратить внимание, то это XVI–XVII века и начало ХХ века. Это были времена наиболее свободного развития народа. Именно там надо искать архитектонику чувашской души, а уж потом сопоставлять со временами тотальной несвободы.

Сейчас многие увлекаются древней историей в поисках "золотого века", но приоритеты народа — в его будущем. Исследования в области национальной философии, истории, филологии, педагогики, искусствоведения, религиоведения, социологии, политологии и культурологии — один из главных векторов духовного развития любого народа.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG