Ссылки для упрощенного доступа

Перелом, операция, паралич. Как в Татарстане (иска)лечили участника Чеченской войны


Юрий Тимошенко

Может ли человек попасть в больницу с переломом ноги, а спустя неделю стать парализованным инвалидом? Врачи Лениногорской ЦРБ показывают, что это вполне возможно. Участник боевых действий в Чечне Юрий Тимошенко испытал это на своем опыте.

Юрию Тимошенко сорок два года. Он — участник боевых действий в Чечне, десантник. После службы отработал 18 лет на севере в нефтедобывающей промышленности, затем работал в "Татнефти". До сорока лет мужчина ни разу не попадал в больницу, но последние два года он перемещается из одного медучреждения в другое.

— 19 января 2017 года я поскользнулся возле дома и упал. Доскакал на одной ноге до травмпункта. Там мне сказали, что у меня перелом в трех местах, отправили в больницу. В приемном покое Лениногорской ЦРБ меня встретил врач, отправил на вытяжку. Через пять дней мне сделали операцию, имплантировали в ногу аппарат Илизарова, — рассказывает Юрий Тимошенко.

В кулуарах мне говорили об ошибке анастезиолога. Ну, как об ошибке — человек в пьяном состоянии делал спинную анестезию.

Операция, по словам врачей, прошла успешно, но после нее мужчина перестал чувствовать ноги. Медики заявили, что проблема в прошлых заболеваниях Юрия. Несколько лет назад он переболел сифилисом. Его матери Нине Тимошенко неофициально сообщили, что дело во врачебной ошибке.

— После операции наш врач из травматологии сказал, что дела плохи. Мне прямо сказали: ни ходить, ни писать, ни какать он не будет. В кулуарах мне говорили об ошибке анастезиолога. Ну, как об ошибке — человек в пьяном состоянии делал спинную анестезию, — вспоминает Нина Тимошенко.

Речь идет об анастезиологе Сергее Гридневе. Он, по словам Юрия, сделал неверные проколы, из-за которых участник боевых действий сегодня не может ходить. Мужчина вспоминает тот момент, когда Гриднев делал анестезию: "Мне было больно, я чувствовал, что что-то не так, потому что он вставлял иглу в разные места по позвоночнику несколько раз".

Мне прямо сказали: ни ходить, ни писать, ни какать он не будет

Когда врачи, по словам Юрия Тимошенко, заметили неспособность Гриднева сделать анестезию, его сменил другой врач Вадим Нигматьянов. Второй анестезиолог вколол укол за несколько секунд.

— После операции у меня начали отниматься нижние конечности и всё ушло в голову — мозг перестал сам выкачивать лишнюю жидкость. Это называется водянкой головного мозга. Несколько раз я впадал в кому. Врачи ничего конкретного не говорили, диагноз не ставили. Они могли отправить меня в Казань, но решили, что справятся сами. В конечном итоге они ничего не сделали, а у меня окончательно отнялись ноги. С аппаратом Илизарова, как планировалось до операции, я должен был начать ходить через пару суток. Но каждый раз, когда я пытался встать, я падал. Даже на костылях, — говорит Юрий Тимошенко.

Позже врачи пришли к выводу, что проблемы со спинным мозгом у Юрия Тимошенко начались в том числе из-за межпозвоночной грыжи. Спустя 40 дней беспрерывного ухудшения здоровья пациента его всё же направили в Республиканскую клиническую больницу в Казани.

— Инфекция, которую мне занесли шприцем, разошлась по спинному мозгу и начала образовывать кисты. К тому же лишняя жидкость не откачивалась из головы. Всё дошло до того, что я начал терять зрение. Тогда моя мама через мэрию и депутатов добилась моей госпитализации в РБК. Врачи сами не делали ничего, пока им не дали пинка сверху. В Казани в РКБ медики были шокированы моим состоянием. К тому же они сказали, что наши врачи мне даже аппарат Илизарова неправильно поставили и кости неправильно срослись, — вспоминает Юрий Тимошенко.

Один профессор из РКБ сказал, что меня не будут оперировать, потому что я умру у них на столе

По словам мужчины, Республиканское бюро судмедэкспертизы оценило его состояние здоровья по заказу Лениногорской ЦРБ. Эксперты заявили, что он страдает алкоголизмом и наркоманией одновременно, ведет нездоровый образ жизни. Исходя из документа (имеется в распоряжении редакции), это также стало поводом для паралича и развития инфекции в костном мозге. "Это полный бред", — констатирует Юрий.

— Даже врачи в Казани, которые меня лечили, это подтвердили. Они сказали, что проблема во врачебной ошибке. Я всегда был спортсменом, никакого алкоголя и тем более наркотиков не употреблял. От болезни вылечился, спина меня не тревожила. Наши врачи просто пытаются скрыть факт своей ошибки любыми способами. К тому же, пока я лежал в Лениногорске, врачи постоянно кололи мне сильные обезболивающие. В РКБ мне так и сказали: "Юр, тебя просто угробили: проткнули все нервы, повредили спинно-мозговые корешки". Они тоже испугались, когда меня привезли. Один профессор из РКБ сказал, что меня не будут оперировать, потому что я умру у них на столе, — говорит участник боевых действий.

Спустя 40 дней беспрерывного ухудшения здоровья пациента его всё же направили в РКБ

В РКБ Юрия так и не прооперировали. Медики поддерживали его состояние на удовлетворительном уровне с помощью лекарств. Так он пролежал месяц. При выписке в истории болезни медики указали, что паралич связан с осложнением после спинальной анестезии. Далее мужчину вернули в Лениногорскую ЦРБ. Ситуация не улучшалась: зрение падало, жидкость задерживалась в организме, боль в спине не проходила, а ноги не двигались.

— Они [врачи ЦРБ] отправили меня на МРТ, во время которого я потерял сознание и впал в кому. Проснулся я уже в Альметьевске. Мама мне рассказала, что меня отправили сюда на операцию, которая длилась с 11 ночи до четырех утра. Тогда я был в очень тяжелом состоянии. Врачи не побоялись этого, операция прошла успешно и мне даже вернули зрение. Очнулся я в реанимации с трубкой во рту, пришел в себя, — рассказывает Юрий Тимошенко.

Его прооперировали спустя полгода после получения травмы — 13 июня 2017 года. Через несколько дней состоялась вторая операция. Врачи провели шунтирование головного мозга и выкачали лишнюю жидкость. Проблему с парализованными ногами они устранить не могли. В Альметьевске Юрию также сообщили, что он вряд ли начнет снова ходить.

Никакой помощи по сей день от местных врачей я не получаю. Они предпринимают действия только под давлением.

​После операций его снова отправили в Лениногорскую ЦРБ на реабилитацию. По словам мужчины, ни о какой реабилитации речи не шло, врачи в больнице просто положили его на койку. Спустя некоторое время на ногах развились пролежни, которые стали причиной третьей и четвертой операций. Их провели в РКБ в декабре прошлого года — через полтора года после первых двух операций мужчине пересадили кожу в местах пролежней.

— Получается, к новому году я вернулся обратно в Лениногорск и по сей день нахожусь здесь, в ЦРБ, жду, пока заживут раны от пролежней. Никакой помощи по сей день от местных врачей я не получаю. Они предпринимают действия только под давлением. У них настолько безграмотно оформлены все документы, что мне даже коляску по ним не могут выдать. Я всё еще не могу ходить, мои ноги заблокированы, — говорит Юрий Тимошенко.

Помимо коляски мужчина не получает пенсию по инвалидности. В Фонде социального страхования ему сказали, что врачи неверно оформили документы. Исправлять их никто не спешит.

На протяжении двух лет Юрий вместе с матерью просил помощи у районных депутатов и татарстанского Минздрава. По словам мужчины, они помогали, звонили врачам, но это не вернуло ему ноги. В октябре прошлого года участник военных действий совместно с юристом "Зоны права" Андреем Сучковым написал заявление в лениногорский Следком с просьбой привлечь медработников по ст. 283 УК РФ (выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности).

С реальным врачебным заключением можно идти и в суд

Следователи "спустили" заявление в МВД по Лениногорскому району. Там, в свою очередь, переквалифицировали статью на 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) и отказали в возбуждении дела из-за отсутствия признаков преступления.

К борьбе за возможность Юрия ходить присоединился и председатель Содружества ветеранов боевых действий Татарстана Рустам Равилов. Он объявил сбор денег для проведения независимой военно-врачебной экспертизы. В Казани она стоит порядка 70 тысяч рублей.

— Как только мы соберем деньги, перевозим Юрия в Казань на экспертизу. Далее с реальным врачебным заключением можно идти и в суд, и в следственные органы, — заявил Рустам Равилов.

Этот же документ ждет Андрей Сучков. Как экспертиза будет готова, по его словам, появится обоснование для обжалования отказа в возбуждении уголовного дела. Параллельно со сбором денег Рустам Равилов договорился о лечении Юрия в Госпитале ветеранов войн в Казани.

— Даже решили вопрос с транспортировкой на спецавтомобиле, который есть на балансе госпиталя, чтобы перевезти лежачего больного. Всё это бесплатно. В Лениногорске врачи встали в позу. Они хотят увезти его в госпиталь ветеранов в Набережные Челны. Там ему не помогут, — уверен Рустам Равилов.

Мужчину хотят спрятать, чтобы он перестал привлекать внимание к больнице. Они ждут, когда он умрет.

По его словам, он на собственном опыте знает, что в этом госпитале нет ни оборудования, ни специалистов, которые могли бы помочь Юрию встать на ноги. Председатель Содружества ветеранов считает, мужчину хотят спрятать, чтобы он перестал привлекать внимание к больнице.

— Я разговаривал по телефону с человеком, который представился главврачом лениногоской ЦРБ. Он меня заверил, что Юрия привезут в Казань. Замглавного врача здесь, в госпитале ветеранов, Рамиль Мухаматдинов обратился к ним, чтобы пациенту дали направление, полный комплект медицинских документов. Ему ответили: "Юрий на сегодняшний день в курсе реабилитации не нуждается". Я видел этот ответ, у меня есть копия. Якобы у него всё хорошо, необходимую помощь он получает. В то же время, его хотят отправить на реабилитацию в Набережные Челны. Для чего, спрашивается? — задается вопросом председатель Содружества ветеранов.

Он сообщил, что несколько дней назад ему звонили неизвестные люди и сказали, что они "по поводу Юрия Тимошенко". По словам Рустама Равилова, ему предлагали "успокоиться", "перестать лезть не в свое дело", угрожали. В ответ он произнес: "Не нужно угрожать тем, кто воевал".

— Человеку должны ежедневно делать массаж, гимнастические упражнения, чтобы кровь циркулировала, не застаивалась и не возникали пролежни, не отмирала ткань. Человек просто лежит в больнице, никакие подобные мероприятия с ним не проводят. Они ждут, когда он умрет. Мы так предполагаем, — говорит Рустам Равилов.

Анестезиолог Сергей Гриднев, который допустил ошибку, до сих пор работает в этой ЦРБ. Я потерял ноги, а ему ничего не было.

"Idel.Реалии" связались с заместителем главврача Лениногорской ЦРБ по лечебной части Юлией Дубограевой. Корреспондент издания представился, сообщил по какому поводу звонит и попросил ответить на несколько вопросов о Юрие Тимошенко. Женщина отказалась от комментариев и положила трубку. Впредь на звонки корреспондента она не отвечала.

Изданию не удалось связаться с главным врачем ЦРБ Айдаром Яркаевым. Сначала секретарь сообщил, что начальника нет на месте, а позже в рабочее время на звонки также никто не отвечал.

Главный врач ГАУЗ "Лениногорская центральная районная больница" Айдар Яркаев (в центре)
Главный врач ГАУЗ "Лениногорская центральная районная больница" Айдар Яркаев (в центре)

— Анестезиолог Сергей Гриднев, который допустил ошибку, до сих пор работает в этой ЦРБ. Я потерял ноги, а ему ничего не было. В последний раз, когда я был у главврача, тот спросил, приходил ли этот человек хотя бы извиниться передо мной. Я сказал, что мне извинения сейчас ничем не помогут. Нужно просто иметь совесть, — резюмировал Юрий Тимошенко.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Комментарии (93)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG