Ссылки для упрощенного доступа

"Инсулиновый геноцид". Как "люди в штатском" манипулируют активистами, больными сахарным диабетом


Александр Мулюкин с женой Айжан

Если верить данным министерства здравоохранения Самарской области, все жители губернии, больные сахарным диабетом (СД), обеспечены нужными медикаментами. Однако те, кто нуждаются в инсулине и других специальных препаратах, рассказывают, что им буквально с боем и жалобами приходится добиваться выдачи льготных лекарств, на которые больные СД имеют законное право.

В прошлом году его жизнь изменилась — в тот момент, когда мужчина впервые вышел в одиночный пикет

Александр Мулюкин до недавнего времени не был гражданским активистом. И о его диагнозе — сахарный диабет первого типа — знали только самые близкие люди. Однако в прошлом году его жизнь изменилась — в тот момент, когда мужчина впервые вышел в одиночный пикет. И изменилась далеко не в лучшую сторону. Ему и его семье не только поступают угрозы — в какой-то момент у активиста начались серьезные проблемы с получением медицинской помощи. "Idel.Реалии" публикуют историю Александра Мулюкина.

49-летний гражданский активист Александр Мулюкин вместе со своей женой Айжаной воспитывает троих детей. У многодетной семьи есть небольшой строительный бизнес. Как рассказывает сам мужчина, раньше его сложно было назвать активным гражданином, хотя он всегда слушал "Эхо Москвы" и Радио Свобода и, таким образом, разносторонне знакомился с информационной повесткой.

— С 2014 года мы наблюдаем, как ухудшается положение дел в стране. Но мы не предпринимали каких-то активных действий. Жили своей жизнью, в политику вообще не вмешивались. Так, просто слушали, что говорят. Но когда в прошлом году стало известно о пенсионной реформе и повышении НДС, я понял, что это очень сильно ударит по моей семье. И я решил участвовать в митинге 2 сентября. Поехал в Новокуйбышевск. Долго думал, с чем выступать и решил просто взять цитату Владимира Путина и написать на плакате. Это о том, что пока он будет президентом, повышения пенсионного возраста не случится.

Александр Мулюкин (слева)
Александр Мулюкин (слева)

Как рассказывает Александр, он решил, что если много людей обратятся к Владимиру Путину и напомнят, чтобы он держал слово, это как-то повлияет на ситуацию. Но президент предпочитал не комментировать реформу...

На том митинге ко мне подошли полицейские, поинтересовались, почему это я так пишу про Путина. Знаете, они нервно реагируют, когда на плакате написано "Путин".

— На том митинге ко мне подошли полицейские, поинтересовались, почему это я так пишу про Путина. Знаете, они нервно реагируют, когда на плакате написано "Путин". Рядом был журналист Андрей Асташкин, он сказал полицейскому, мол, "ты чего, написана цитата, что тебе еще нужно?". Они сфотографировали мой паспорт, плакат и больше ко мне не подходили.

"ВЫ, СЛУЧАЙНО, НЕ ХОТИТЕ ПОКОНЧИТЬ С СОБОЙ?"

В ноябре у Александра Мулюкина возникла идея одиночного пикета. В тот день, когда отмечают годовщину Октябрьской революции, 7 ноября, в 11 часов утра активист вышел на Площадь Славы с плакатом, на котором значилось: "Политика Путина ведет к обнищанию российского народа. Путину — нет, Навальному — да!". В пятидесяти метрах от активиста стояла его жена Айжан, делала фотографии.

Одиночный пикет 7 ноября 2018 года
Одиночный пикет 7 ноября 2018 года

— Буквально через пять минут ко мне подошли трое полицейских. Я еще заметил, что с четвертого этажа здания областного правительства за мной наблюдает мужчина в костюме и галстуке. Полицейские вежливо попросили предъявить документы. Сфотографировали паспорт. Спрашивают, "Можно сфотографировать плакат?" — я им: "Да, пожалуйста". А паспорт всё не отдавали. Отошли, минут пятнадцать что-то обсуждали с кем-то по телефону. Люди шли мимо, кивали мне, показывали свое одобрение, — рассказывает Александр.

В какой-то момент на площади появился человек в штатском. Он предъявил полицейским какое-то удостоверение, поговорил с ними. После этого стражи порядка, наконец-то, вернули паспорт Мулюкину. Стали интересоваться, сколько времени он проведет на пикете.

— Человек в штатском тоже подошел ко мне. Начал расспрашивать о политических взглядах, интересоваться, кто из политиков мне нравится. Мы с ним беседовали, и в какой-то момент он сказал: "А что у вас какие-то пессимистические взгляды, суицидальные? Вы не хотите, случайно, покончить с собой?". Все разговоры со мной у него как-то сводились к какой-то смерти. Я ему сказал, что я христианин, отношу себя к лютеранской церкви и хочу прожить долгую и счастливую жизнь.

В беседе "человек в штатском", по словам активиста, явно старался показать, что многое знает о жизни Александра Мулюкина и его семьи. Спрашивал, как активист дошел из дома, при этом, назвав адрес, где мужчина фактически проживает, но не прописан. Знал о том, что активист болен СД, хотя о диагнозе было известно лишь близким людям.

"ПОМРЕТЕ, НЕ ДАЙ БОГ"

Александр Мулюкин отмечает, что сфотографировать беседовавшего с ним человека его жене никак не удавалось — он всё время отворачивался от камеры.

— Он меня спрашивает: "А чего это вы в таких ботиночках тонких вышли, замерзнете. У вас ведь сахарный диабет, опять помрете, не дай Бог...". Я ему снова сказал, что умирать не собираюсь.

Через некоторое время к площади подъехали еще две патрульных машины и реанимобиль скорой помощи. Появились несколько мужчин в легких пиджаках. Они подошли к Мулюкину и начали его расспрашивать, что он тут делает. Заявили, что "видели таких, как я, на Донбассе и в Приднестровье".

— Подошла какая-то бабушка, стала что-то говорить про то, что она ветеран войны и проработала 70 лет. Словом, на меня оказывали вот такое странное давление. Люди с площади исчезали после того, как полиция проверяла у всех документы, осталась только Айжана. Они увидели, что у нее та же фамилия, что и у меня, и решили, что это уже можно считать не одиночным пикетом. Но она стояла в 50 метрах от меня, так что мы ничего не нарушали. К полудню пришлось свернуть плакат. Человек в штатском подошел и сказал: "Спасибо большое, что так рано закончили".

"САША, ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ?"

После этого одиночного пикета жизнь семьи Мулюкиных начала меняться. Причем первые "изменения" проявились буквально сразу после того, как Александр с Айжан вернулись домой с одиночного пикета.

Ко мне приходил уголовный розыск!

— Не успели мы приехать домой, как раздался звонок в дверь. На пороге наша старшая по дому, Валентина Михайловна. Вся перепуганная. Говорит: "Саша, что ты натворил, ко мне приходил уголовный розыск!" — вы понимаете, даже не участковый, а уголовный розыск.

"Сотрудники уголовного розыска" расспрашивали старшую по дому о самом Александре, о его жене и детях. Их интересовало, какого вероисповедания Айжана. Валентина Михайловна посоветовала активисту, чтобы он занимался детьми и не ходил по митингам.

После этого Мулюкину начали поступать звонки со скрытых номеров. Неизвестные требовали "угомонить огромную собаку", иначе они "сами ее заткнут".

— Я начал писать "ВКонтакте" специально, что у меня нет никакой собаки. Опубликовал фотографии наших котов, фото морского аквариума. Но они всё равно продолжали звонить и говорить одно и то же. Понятно стало, что речь идет вовсе не о собаке, которой у меня никогда не было.

Активист начал замечать, что у его двери постоянно присутствует какой-то мужчина. Как только он открывал дверь, неизвестный уходил с лестничной клетки.

12 ноября, около 18 часов, квартиру Мулюкиных посетили представители органов опеки. В этот момент Александр отводил свою дочь на тренировку в спортивную секцию.

— На то время, пока мой ребенок занимается в секции, я прихожу домой. Заходил в квартиру я как раз тогда, когда они выходили, я их застал в дверях. Я спросил у Айжан, зачем они пришли. Супруга сказала, что была какая-то плановая проверка многодетных семей в нашем районе: смотрели детские спальни, спрашивали, в какие секции наши сыновья и дочь ходят, что-то записывали у себя в бумагах.

Детская в квартире Мулюкиных
Детская в квартире Мулюкиных

"СКАЖИ СПАСИБО СВОЕМУ МУЖУ"

13 ноября Айжана позвонила своему мужу в десять часов утра и попросила забрать ее с работы. На тот момент девушка трудилась в муниципальном предприятии — ГБУ "Центр размещения рекламы".

— Я приезжаю, а жена мне говорит: "Меня уволили". Попросили написать заявление по собственному желанию.

Документы на увольнение были подготовлены заранее — Айжане нужно было только поставить подпись

— Я в октябре только устроилась, — добавляет сама Айжан. — У них давно не было человека на эту вакансию. Меня буквально оторвали с руками, тем более, что у меня есть опыт в рекламной сфере. Я им сделала все отчеты, которых у них не было. Директор очень хвалил. Говорил готовиться к началу года, когда будут тендеры по наружной рекламе.

Требование уволиться Айжане объяснили тем, что она "слишком много ходит по больничным". И это при том, что девушка выходила на работу, даже когда была нездорова. Документы на увольнение были подготовлены заранее, включая само заявление на увольнение (причем "задним числом") — Айжане нужно было только поставить подпись.

— Когда мы с заместителем директора остались вдвоем, я спросила, в чем же на самом деле причина моего увольнения. "Скажи спасибо своему мужу", он ответил. И всё.

Позже оказалось, что Айжан неправильно поставила в документах дату. Она сказала, что вернется в офис и всё исправит. "Я сама к тебе спущусь на улицу. Директор просил, чтобы ты больше не появлялась в здании", — ответила сотрудница отдела кадров.

"ПЫТКА" АНАЛИЗОМ КРОВИ

В тот же день Александр Мулюкин отправился в городскую поликлинику №3 — получать инсулин. Однако в выдаче препарата ему отказали.

— Сказали, что надо сдать кровь на анализ. Назначили на 15 ноября. В тот же день к моему соседу опять приходил "уголовный розыск". Он меня потом спрашивал, что я натворил. У нас уже наготове видеокамера, фотоаппарат. Мы уже поняли, что наши слова — это ничто.

15 ноября у Александра в поликлинике брали кровь. Сказали, что на локтевом сгибе у него "вен нет" (активист закатывает рукава и демонстрирует корреспонденту "Idel.Реалии" руки — несколько вен отчетливо видно через кожу). Врачи сказали, что будут брать кровь на кисти руки.

— Эта манипуляция, мягко говоря, неприятная. У кого так брали — тот поймет. Так вот, сдаю анализы, иду к врачу, она говорит: "У вас кровь плохая, свернулась, идите еще раз сдавайте". Я беру талон на 25 ноября, мне опять колют кисть. Прихожу к врачу, и — да, опять "кровь свернулась, идите сдавайте еще раз". А потом она говорит: "Вот ты себя на холоде держишь, надо сидеть дома, в тепле и на диване, а ты по холоду ходишь". Я сначала не понял, про какой холод идет речь, а потом вспомнил того человека в штатском, который мне все про "тонкие ботиночки" говорил.

Я так понимаю, они используют инсулин как меру. Хорошо ведешь себя — дам инсулин, плохо ведешь — не дам. Такой способ управления человеком.

Александр записался в третий раз на 10 декабря. В назначенный день он пошел в поликлинику с Айжан. Пара взяла с собой видеокамеру и записывала всё происходящее. Медики согласились выписать препарат, но в итоге дали рецепт не на "Новорапид", который подходит Мулюкину, а на "Хумалог" — препарат, от которого активисту становится плохо.

— Я говорю медсестре, Юлии Пензиной: "Я пойду к заведующей, раз вы мне отказываетесь выписать нужное лекарство". А она отвечает, мол, а что заведующая, я сама всё решаю и делаю.

К заведующей поликлиникой Тамаре Иванюк активист все-таки зашел. Та пообещала решить вопрос в течение десяти дней. В течение этого времени Мулюкину пришлось закупать лекарства, предоставляемые по страховке ФОМС, на собственные средства.

— Я так понимаю, они используют инсулин как меру. Хорошо ведешь себя — дам инсулин, плохо ведешь — не дам. Такой способ управления человеком.

"ПОДАРОК", ПОЛОЖЕННЫЙ ПО ЗАКОНУ

Примерно в то же время Мулюкин вместе с руководителем пациентского проекта межрегионального профсоюза "Альянс врачей" Ириной Кваско и активистами местного штаба и начал помогать диабетикам отстаивать их права. Активисты создали чат "ВКонтакте", в котором состоит около полусотни человек. Самарцы с диагнозом "сахарный диабет первого типа", а также сочувствующие им горожане стали выходить в одиночные пикеты с требованием дать инсулин людям, которые могут без него умереть.

— Видимо, эта информация попала "наверх". Однажды я сижу в парикмахерской, а мне звонят со скрытого номера и говорят: "Ты зачем порочишь хороших людей? Тебе придется за это отвечать". Я начинаю кричать в телефон, парикмахерша в шоке.

26 декабря главврач Александр Максимов пригласил активиста на прием. Там руководитель городской поликлиники №3 объяснил, что в течение недели аппарат, с помощью которого проводят анализ крови, был сломан.

— Он говорил, что я вообще мог сделать тест на глюкометре. Подарил мне многоразовую ручку для картриджей к "Новорапиду" — при том, что такую ручку всем диабетикам должны по закону выдавать раз в год. Предложил мне лечь в стационар, но я отказался.

"КОРМИТЕ ПТИЧЕК, ЗАНИМАЙТЕСЬ ДЕТЬМИ"

А вот другой случай, о котором рассказал активист:

— Я как-то вывесил из окна на лестничной клетке кормушку для птиц. Обычная бутылка. Мои дети утром, когда я их собираю в детский сад, ждут там. Они так никуда не разбегаются, пока вся семья соберется. Смотрят, как синички прилетают.

По словам Александра, кормушку он наполняет поздно вечером, чтобы не привлекать лишнего внимания соседей.

Вам Навальный голову задурил — можете тоже как птичка полетать

— И вот я выхожу как-то ночью в тапочках и куртке, сыплю семечки, и вдруг сзади слышу мужской голос: "Добрый вечер". Я повернулся, посмотрел на него, вижу, что никакой агрессии в нем нет. Он спрашивает: "Что, Александр Анатольевич, птичек кормите?" — а меня по отчеству вообще никто не называет, никто не знает моего отчества. Даже соседи. "Да, — говорю — кормлю". А он отвечает: "Вот и кормите своих птичек, детьми занимайтесь, что вы всё ходите куда-то".

Активист вспомнил, что он раньше говорил старшей по дому, что собирается на митинг 9 января — в день революции 1905 года.

— Он мне говорит: "Не ходите на митинги. А то вам Навальный голову задурил — можете тоже как птичка полетать". Я стою и холодею просто. Спрашиваю, а вы, собственно, кто? Он говорит: "Да друг я ваш, друг". Развернулся и ушел, причем пешком с десятого этажа, а не на лифте. Никто не выходил из подъезда, хотя я долго смотрел.

После этого Александр Мулюкин решил кормить птиц только днем.

"ЛИШЬ МЕРА СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ"

В настоящее время Александр Мулюкин вместе с Ириной Кваско, а также депутатом Самарской губернской думы Михаилом Матвеевым и активистами штаба Алексея Навального продолжает бороться за право диабетиков своевременно и в нужном объеме получать инсулин того типа, который им подходит. Несмотря на непрекращающиеся угрозы, анонимные звонки и постоянное присутствие "людей в штатском", активист выходит в одиночные пикеты и пишет жалобы в надзорные органы.

Его письмо перенаправили в региональный минздрав — то ведомство, на которое Александр жаловался

Так, 9 января этого года Александр Мулюкин написал прокурору Самарской области Константину Букрееву. В своем обращении он подробно рассказал о проблемах с поставкой инсулина в прошедшем году. Активист полагает, что отсутствие остро востребованных видов инсулина в государственных аптеках является искусственным и связано с коммерческим интересом частного бизнеса.

Однако на возникшие у активиста вопросы надзорное ведомство отвечать не стало, а его письмо перенаправили в региональный минздрав — то ведомство, на которое Александр жаловался.

20 января Александр Мулюкин вышел к облминздраву с плакатом: "Путин, прекрати инсулиновый геноцид граждан России".

Спустя девять дней активист получил ответ от министерства здравоохранения Самарской области. В тексте, как полагает сам Александр, содержится прямая угроза.

Галина Егорова (руководитель управления фармации и лекарственного обеспечения Минздрава Самарской области — "Idel.Реалии") пишет: "Участие пациентов в программах льготного лекарственного обеспечения является лишь мерой социальной поддержки населения" — этой фразой Минздрав намекает, что это лишь добрая воля чиновников. А если захотят, они могут запретить, и я останусь без инсулина.

Также в ответе Егоровой значится: "В дальнейшем Вы будете обеспечиваться лекарственными препаратами по медицинским показателям, в рамках действующего законодательства", на "205 рублей в установленном нормативе финансовых затрат". Активист отмечает, что этих денег на нужные лекарства явно не хватит, и если названный "норматив" действительно применят, это обрекает его, Александра, на медленную смерть.

— Я хочу им показать, что я не боюсь их. 3 февраля я выходил на Площадь Памяти погибшим в необъявленных войнах в одиночный пикет в поддержку ростовской активистки, матери троих детей Анастасии Шевченко, которую посадили под арест. Люди подходили, интересовались, сочувствовали. Рядом всё это время гуляли два человека в штатском и слушали, о чем я говорю с прохожими.

Одиночный пикет в поддержку Анастасии Шевченко
Одиночный пикет в поддержку Анастасии Шевченко

ПОСТАВЩИК НАЗНАЧАЕТ ЛЕКАРСТВА

20 февраля Александр Мулюкин получил письмо из управления Росздравнадзора по Самарской области. В документе за подписью руководителя органа Антона Еремеева активиста упрекают в том, что он "редко" посещает врачей (указаны даты всего двух визитов, однако в распоряжении "Idel.Реалии" имеются документы, подтверждающие, что Мулюкин и в другие дни посещал врачей).

— Они пишут, что право выбора лекарственного препарата "остается за поставщиком", а не за врачом, как оказывается. То есть, по сути, поставщик назначает лекарства, а не врач. Дожили...

Также в письме значится: "По фактам Вашего обращения в средства массовой информации Территориальным органом Росздравнадзора по Самарской области проводится проверка министерства здравоохранения Самарской области".

— 20 февраля получил письмо и как-то не обратил на это внимания. А на следующий день был звонок по телефону. Девушка представляется сотрудником правового отдела Минздрава, свою фамилию называет неразборчиво и говорит: "Александр Анатольевич, вы понимаете всю полноту ответственности за то, что распространяете недостоверную информацию в СМИ?" Я ответил, что говорю только правду. На что она сказала: "В дальнейшим прошу Вас быть осторожным, так как за это можете понести уголовную ответственность".

Семья Мулюкиных
Семья Мулюкиных

В беседе с корреспондентом "Idel.Реалии" активист, тем не менее, не скрывает, что опасается за себя, свою жену и детей. Александр и Айжан опасаются, что у них отберут сыновей и дочь, как это случилось с семьей Киселевых из Карелии. Они перестали водить детей в садик и стараются как можно реже выходить из дома. Особенно вечером.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    катерина маяковская

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Самарской и Саратовской областях. Член расследовательской группы "Idel.Реалии".

    Специализируется на политических обзорах и материалах о культурах народов России.

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG