Ссылки для упрощенного доступа

"Вынуждены играть по мужским правилам"


Женщинам все еще приходится быть на вторых ролях

В конце февраля Всемирный банк опубликовал новый доклад о гендерном равенстве в мире. Россия оказалась лишь во второй части рейтинга банка, отстав не только от западных стран, но и почти всех государств СНГ. Хуже всего, согласно докладу, в России обстоят дела в сферах оплаты труда женщин и их карьерного роста. Позже вице-премьер РФ Ольга Голодец отчасти подтвердила эти данные, заявив, что зарплата женщин в России составляет 70% от средней зарплаты мужчин. Нынешний доклад ВБ "Женщины, бизнес и закон 2019" касался в основном экономических прав и лишь косвенно учитывал проблему насилия в отношении женщин, а с этим в России дела обстоят совсем плохо. В преддверии 8 марта "Idel.Реалии" поговорили с экспертками и активистками о гендерном неравенстве, насилии и других проблемах женщин.

Низкая оценка гендерного равенства в оплате труда в России во многом связана с сохранением списка из 456 запрещённых для женщин профессий — к примеру, женщинам нельзя водить большие автобусы, управлять экскаваторами и быть капитанами кораблей. В начале марта член Совета Федерации Ирина Гехт призвала свести этот список к минимуму, но пока он продолжает действовать. Официально запрет объясняется заботой о репродуктивном здоровье женщин, хотя многие из запрещённых профессий хорошо оплачиваются, а их опасность для женского здоровья не всегда очевидна.

Женщины в основном работают в тех секторах, которые плохо финансируются: в социальной сфере, образовании, здравоохранении

С другой стороны, как говорит юрист и правозащитник в сфере прав женщин и трудовых прав Рима Шарифуллина, женщины в основном работают в тех секторах, которые плохо финансируются: в социальной сфере, образовании, здравоохранении, а вот в прибыльных отраслях — например, в оборонной промышленности, женщин намного меньше.

— У нас в стране 50% работников — женщины, но при этом по умолчанию обязанности по уходу за детьми и пожилыми возлагают именно на них. Женщина ограничена перерывами, связанными со здоровьем детей, с нехваткой яслей, многие воспитывают детей одни, и тогда нагрузка становится ещё больше. Совмещение семьи и карьеры — это большой вопрос женской жизненной стратегии, шансы женщин устроиться на хорошее место и повышать свою квалификацию намного меньше, чем у мужчин. Мужчины более мобильны, они уезжают из депрессивных регионов, моногородов, а женщины чаще всего остаются, соглашаясь на любую работу, — рассказала Шарифуллина в интервью "Idel.Реалии".

Шансы женщин устроиться на хорошее место и повышать свою квалификацию намного меньше, чем у мужчин

По её словам, из-за всех существующих трудностей женщины часто сами недооценивают свои возможности. Девочек с малых лет иначе воспитывают, не готовят к тому, что во взрослой жизни им придется конкурировать, справляться со стрессами и болезнями. В быстро меняющемся мире карьера требует большой отдачи и постоянного совершенствования своих навыков, обучения, повышения квалификации. Женщине нужно прикладывать куда больше усилий, чтобы добиться реального успеха. В результате лишь единицы достигают вершин, остальные просто боятся. Кроме того, если женщины решают делать карьеру в политике или бизнесе, то они вынуждены играть по мужским правилам, риски значительно возрастают, это просто становится опасно.

— Даже женщины без детей часто сталкиваются с предвзятым отношением, — говорит Шарифуллина. — Как говорится, шансы женщины получить хорошую работу падают с каждым прожитым днём. Мужчина за 50 ещё может рассчитывать на хорошую должность, а вот женщина — вряд ли. Возрастная дискриминация — это реальность, которая касается больше женщин, чем мужчин. Из этих мелких вещей складывается общая картина. Дискриминация — она как радиация, она есть, но её не видно и сложно доказать.

Возрастная дискриминация — это реальность, которая касается больше женщин, чем мужчин

Молодые женщины тоже часто сталкиваются с предвзятым отношением из-за недостатка опыта или различных издержек в связи с рождением и воспитанием детей. Если же женщину берут на работу, то её зарплата может оказаться меньше, чем у коллег-мужчин, потому что именно они в традиционном понимании — "кормильцы семьи".

— Зарплаты женщин меньше — это известный факт, — говорит Эльвира Дмитриева, глава штаба Навального в Казани. — Особенно это касается частных фирм, где нет каких-то фиксированных ставок как в госучреждениях, а зарплата устанавливается по результатам собеседования. Я сама сталкивалась с этим в своей карьере. В одной частной фирме говорилось, что мужчинам платят больше потому, что "им надо семью кормить". Это очень странное заявление, потому что есть и женщины, которые кормят детей, им тоже нужны деньги, и работают они также, а иногда даже больше. И в карьере женщина несет двойную нагрузку в силу нашего менталитета — и бремя домашних хлопот, и на работе. Сейчас есть улучшения, но всё равно дома большую часть работы выполняет женщина. У женщин меньше времени остается на профессиональную подготовку. Особенно это касается старта карьеры.

Провозглашаемая государством забота о репродуктивном здоровье женщин не мешает использовать женский труд в небезопасных и низкооплачиваемых сферах — например, в здравоохранении. В различных регионах в последнее время развернулась дискуссия о низких зарплатах медработников. Реальная зарплата медсестер в Башкортостане, например, в два раза меньше официально заявленных республиканским Минздравом средних зарплат и иногда не превышает 12 тысяч рублей. При этом от женщин за такие деньги часто требуют перерабатывать, брать на себя дополнительные функции, заставляют работать в тяжёлых условиях даже беременных. Впрочем, не всегда женщины такое отношение готовы терпеть, иногда они могут отстоять свои права, используя методы коллективной защиты.

В начале этого года профсоюз медработников "Действие" в Уфе добился того, чтобы беременную медсестру скорой помощи полностью освободили от работы с сохранением заработка, хотя руководство пыталось заставить её трудиться, "пока живот не будет заметен".

Однако не всегда у женщин есть возможности для самозащиты. У тех, кто оказался за решёткой, меньше всего надежд на достойное отношение

— С 2016 года у нас беременных женщин освобождали от работы с сохранением заработка до наступления отпуска по беременности и родам, потому что у нас вредная работа на скорой помощи, условий для вынашивания здорового ребёнка нет, вакансий таких нет, — рассказала "Idel.Реалии" Ирина Тишина, зампредседателя профсоюза "Действие" на республиканской станции скорой помощи. — С тех пор мы уже 12 человек освободили. Женщина просто сидит дома, пьёт витамины, ведёт нормальный образ жизни, не работает ночами, не сталкивается с инфекциями, просто в нормальной обстановке готовится стать мамой. И получает ту же самую зарплату, которую получала бы, работая.

Однако не всегда у женщин есть возможности для самозащиты. У тех, кто оказался за решёткой, меньше всего надежд на достойное отношение. На этой неделе группа бывших заключённых мордовской женской исправительной колонии №14, включая участницу группы "Pussy Riot" Надежду Толоконникову, обратились к руководству Следственного комитета в связи с рабскими условиями труда в ИК-14. Толоконникова опубликовала в фейсбуке свои заметки из колонии о том, как заключённых женщин заставляют заниматься бессмысленными хозработами в жутких условиях — "долбить зимой кучу угля ломами, топорами", "вскапывать землю по колено в болоте" и посыпать лёд собственными "кубиками магги", если в колонии не было песка.

— Женщины в исправительных учреждениях подвергаются чудовищному физическому и психологическому насилию, — рассказала "Idel.Реалии" Наталия Трубачёва, юрист "Правозащиты Открытки". — Одна из заключённых из мордовских колоний рассказывала, как на обследовании врачи в упор "не видят" никаких травм и ушибов у женщины, у которой всё тело — сплошной синяк, и заключённую тут же уводят в штрафной изолятор. Другая заключённая рассказывала, как сотрудники ФСИН ей в открытую угрожали, что до конца срока она не доживёт и родных никогда больше не увидит. Больше пяти лет Надежда Толоконникова писала бесчисленные жалобы в прокуратуру и московскому руководству ФСИН на колонию, где она отбывала срок, и только в конце 2018 года высокое начальство признало, что "Толоконникова права". Рабский женский труд в мордовских колониях и нечеловеческие условия действительно имеют место. Вот этот ад на земле я считаю самой злободневной из женских проблем сегодня.

Рабский женский труд в мордовских колониях и нечеловеческие условия действительно имеют место

Сотрудница самарской организации "Знание остановит гендерное насилие" Татьяна Пуш считает, что у женщин со всех сторон много проблем. Это и экономические проблемы, и проблемы доступа к медицине в удалённых районах, и вопросы поддержки семей, и проблемы насилия.

Женщины — главные жертвы сексуального, домашнего насилия и домогательств на работе. По данным Росстата, почти все жертвы изнасилований, больше 75% жертв преступлений сексуального характера и больше 70% пострадавших от рук родственников — женщины. И если до 2017 года статистика демонстрировала устойчивый рост числа насильственных преступлений в семье, то два года назад российские власти "решили" проблему в свойственной им манере, декриминализовав побои. И это при том, что даже прежняя статистика демонстрировала лишь малую часть реального насилия — женщины не идут в полицию, где порой даже собственные сотрудницы не защищены. К примеру, в Башкортостане прошлой осенью дознавательница отдела МВД по Уфимскому району обвинила своих коллег в изнасиловании, а в начале марта новый случай насилия произошёл в Белорецком районе республики — 23-летняя сотрудница местного ОВД обвинила в нанесении травм вышестоящего коллегу.

Между тем российские власти не торопятся исправлять ситуацию и принимать законодательные и обеспечительные меры для борьбы с гендерным насилием. В упомянутом докладе Всемирного банка отмечается, что многие страны СНГ смогли усилить свои позиции в рейтинге благодаря принятию закона против домашнего насилия, а в России такого закона до сих пор нет. В прошлом докладе ВБ Россия наряду с группой ближневосточных и африканских стран получила ноль баллов за защиту женщин от насилия. Тем не менее, власти проблему игнорируют и считают надуманной. Помогают жертвам насилия в основном немногочисленные НКО и волонтёрские организации.

В прошлом докладе ВБ Россия наряду с группой ближневосточных и африканских стран получила ноль баллов за защиту женщин от насилия

— К нам может обратиться человек любого пола, который находится в ситуации насилия или был его свидетелем, — рассказала "Idel.Реалии" Татьяна Пуш. — У нас волонтёрский проект, у нас работает бесплатный юрист, волонтёрят детские психотерапевты. Мы решаем разные проблемы — от подготовки плана безопасности до разъяснения того, как правильно снять побои, написать заявление в полицию, и что делать, если ты 5-10 лет не работала, а у тебя за спиной муж, от которого нужно уйти. Второе — это просветительская работа, мы проводим обучающие семинары для специалистов центров "Семья", для полицейских, когда они на это идут, проводим лекции среди молодежи. Мы используем любую возможность для того, чтобы донести до людей: с насилием нужно работать, насилия вокруг гораздо больше, чем нам кажется. К сожалению, бывает так, что девушка, например, пишет в соцсетях о том, что её бьёт муж, а в ответ получает 20 комментариев о том, что "ты сама, дура, виновата".

Бывает так, что девушка, например, пишет в соцсетях о том, что её бьёт муж, а в ответ получает 20 комментариев о том, что "ты сама, дура, виновата"

Государство, по словам Татьяны, проблемой насилия по сути не занимается, это в некотором смысле противоречит нынешнему подходу правительства. Однако тут главное, по её мнению, чтобы чиновники не мешали работать. И хорошо уже то, что несколько центров "Семья" присылают на семинары в эту организацию женщин. Некоторые правоохранители также идут на встречу, иногда неофициально консультируются, ведь им так или иначе приходится иметь дело с жертвами насилия.

— Конечно, в России проблема насилия вызывает много споров, потому что почти все мы в той или иной степени травмированы, а отрицание — это одна из форм защиты, оно часто лишь прикрывает страх человека самому оказаться жертвой насилия, — говорит она. — Жертвой в принципе может стать любой — пожилые, инвалиды, ЛГБТ, мужчины, оказавшиеся в полиции, тюрьме или армии. Думаю, что нам сейчас удаётся потихоньку сдвигать эту "глыбу" непонимания, и я рада, что всё больше мужчин начинают осознавать проблему, стараются помогать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG