Ссылки для упрощенного доступа

"Оставаясь верными патриотами родного края, марийцам суждено тут жить и выживать"


Герман Пирогов

Заместитель премьер-министра Татарстана Василь Шайхразиев представит 22 марта в республиканском центре татарской культуры в Йошкар-Оле стратегию татарского народа. В соседней республике этот документ разрабатывается на государственном уровне. В Марий Эл стратегию развития и сохранения титульной национальности практически не обсуждают. Нужна ли марийцам такая стратегия, какую роль при её разработке могут сыграть региональные чиновники, что будет с народом и территорией, которую они населяют, в недалёком будущем? Эти вопросы корреспондент "Idel. Реалии" адресовал общественному деятелю, политологу Георгию Пирогову.

— Для чего нужна стратегия развития народа?

— Чтобы сохранить этнос, его язык, самобытную культуру, его неповторимое "я". Это её главная цель. Стратегия позволяет переходить от различных мероприятий разового или кратковременного характера к мерам долгосрочного развития этноса, что позволяло бы эффективно отвечать на долговременные системные вызовы. Прежде всего, на возрастание роли человеческого потенциала как основного фактора развития общества. Это системный вызов в целом социально-экономическому развитию России, отражающий как мировые тенденции, так и внутренние барьеры развития.

С одной стороны, этническая молодёжь должна ускоренно интегрироваться не только в российское, но и в мировое социокультурное пространство, быть конкурентоспособной на динамичном рынке труда. То есть должна знать тот язык, ту культуру, которые обеспечивают эту интеграцию и успешную выживаемость в жёсткой конкуренции. С другой — интересы сохранения и развития этноса требуют знания этнического языка и культуры. Поэтому надо выработать и внедрить такую модель развития этноса, которая позволит: а) интегрировать этническую молодёжь в современное мировое социокультурное пространство; б) сохранить её этническую идентичность. А это можно сделать только инструментами, механизмами, технологией стратегии.

Cтратегию развития лучше намечать на 25 – 30 лет, то есть на период активной жизни одного поколени

Кто бы и как бы осторожно ни подбирался к сути поставленного вопроса, придётся признать сущностное: кратно возросшие (и продолжающие расти) скорости изменения окружающего мира (технологии – главные в том бенефициары) быстро подводят к граням безнадёжности всё большее количество слабеющих этносов. Одно дело — вялотекущий процесс, не столь болезненный в ощущениях, и совсем иное — когда угрозы явно чувствуются большинством того или иного народа. Марийцам, о которых мы говорим, и подобным им немногочисленным народам события последних тридцати лет "кулак поднесли к самому лицу". Потому и возникает судорожное стремление к путям спасения, точнее — к тому, чтобы вернуть процесс хотя бы к привычной медлительности. А это объективно невозможно. Выработка документа о стратегии развития народа — первое что приходит в голову, потому что в современном цивилизованном государстве с программ обычно начинается спасение практически всего на свете. Так как изменения в этносах носят долговременный характер, то стратегию развития лучше намечать на 25 — 30 лет, то есть на период активной жизни одного поколения.

Что касается заданного вопроса относительно в целом народов России, то ответы могут быть очень разными, вплоть до противоположных по сути. К примеру, немало тех, кому достаточно стратегии развития россиян как единого народа в рамках одного государства, что его-то, государство, устроило бы более всего. Тем не менее самые продвинутые представители наций, не относящихся к самой многочисленной, всё более озабочены состоянием сообщества своих сородичей. За точку отсчёта, как правило, берётся показатель знания родного языка. Тенденции всегда однозначны, местами – уже катастрофичны. И нет признаков, что основы государственной политики в данной области пронизаны озабоченностью происходящим. Спасение исчезающего становится, в первую голову, делом рук самого исчезающего.

Согласно эскизу татарской стратегии, к 2020 году должны быть завершены исследовательские работы по разработке стратегии. К некоей промежуточной дате — 2030 году — стратегия, как надеются авторы, должна обеспечить "адаптацию татарского мира к меняющемуся миру". Финальная же дата реализации Стратегии — 2050 год — обозначен, как веха, когда татарская нация должна выйти на режим "устойчивого развития в современном мире".
Согласно эскизу татарской стратегии, к 2020 году должны быть завершены исследовательские работы по разработке стратегии. К некоей промежуточной дате — 2030 году — стратегия, как надеются авторы, должна обеспечить "адаптацию татарского мира к меняющемуся миру". Финальная же дата реализации Стратегии — 2050 год — обозначен, как веха, когда татарская нация должна выйти на режим "устойчивого развития в современном мире".

Выходит, наличие стратегии развития в условиях России возможно только для того народа, решающее количество которого встревожено явным стиранием его признаков и не желает мириться с этим. Надеюсь, пока большинство марийцев стоит на том. Потому стратегия развития нашего народа нужна.

Озаботившись будущим — своим, детей, внуков, правнуков… — важно вначале определиться с перечнем главных проблем. Об угрозах, которыми они чреваты, говорить и писать языком, понятным большинству. Намечая задачи, учитывать те статьи действующего российского законодательства, на которые, отстаивая интересы народа, можно опереться (они есть, их не так мало). На этом строить долгосрочные программы – стратегии, концепции и прочие, с которыми выходить на уровни правительств – местного и российского. В остальном полагаться на свои силы — лидеров, актив, специалистов разных отраслей…

— Почему нужна стратегия развития народа мари, когда имеется официально принятая стратегия социально-экономического развития республики?

— Общемировые процессы, вызовы и угрозы постиндустриального мира принудят марийскую молодёжь (да и других этносов) выживать и развиваться в условиях, где движущей силой является экономика знаний. Стратегия социально-экономического развития региона — это иной формат документа, он — для достижения главной цели развития субъекта Российской Федерации, где могут проживать от нескольких до множества этносов. Стратегия же развития отдельного этноса — расселённого, как правило, по многим регионам — является стратегией межрегионального характера. Она распространяется на все регионы проживания конкретного этноса.

В России, по данным переписи населения 2010 года, марийцами назвались 547,6 тысячи человек. Из них в Марий Эл — 290,9 тысячи, то есть 53,2 процента всех марийцев. В сельских территориях проживало 314,4 тыс. марийцев (57,4 процента от общего числа), в Марий Эл доля марийцев-сельчан составила 60 процентов. По мнению специалистов, большинство нынешних марийцев ни по состоянию здоровья, ни по уровню образования и образованности не готово к нарастающим вызовам и угрозам современного мира.

Большинство нынешних марийцев ни по состоянию здоровья, ни по уровню образования не готово к нарастающим вызовам и угрозам современного мира

Состояние здравоохранения в российских регионах, судя по оценкам тех же специалистов, доведено до состояния комы. "Дышит" она благодаря только тем врачам, медперсоналу, которые сохраняют верность принципам оказания качественной медицинской помощи нуждающимся. Безусловно, надо строить ФАПы, больницы, другие медицинские объекты, закупать современное оборудование. Но без новых подходов к здоровью населения — как главного капитала страны, без управленцев, мотивированных на это, без высококвалифицированных медицинских кадров с достойной оплатой их труда здорового человеческого потенциала, включая марийцев, в республике не будет.

Уровень образования марийцев (на 2010 год) ниже среднероссийских показателей. Лишь 9,9 процента марийцев имели высшее или послевузовское образование; в среднем по России этот показатель составляет 23,4 процента. Меж тем, в условиях доминирования экономики знаний главным стал не уровень образования (как совокупность знаний, получаемых в процессе обучения), а уровень образованности человека — то есть наличие у него, кроме знаний, тех навыков, которые позволили бы применить полученные знания на практике. Внимания на это пока обращается мало.

Человечество претерпевает столь быстрые изменения, что сейчас чьи бы то ни было прогнозы, даже на десять лет вперёд, ни у кого не вызывают доверия. Навлекая на себя маленькие и большие неприятности, прогнозировать тем не менее приходится, потому что на кону будущее всего народа. Темы социально-политического предвидения всегда огромны, сложны, но фактов для обоснования предварительных выводов по одной из них мне вполне хватает.

Снижение статуса территории сильно ослабит защитные барьеры...потеря статуса республики — бедствие для всего населения

Судя по всему, у территории Марий Эл (не у одной её) может измениться статус. Утверждаться в этом я начал не со времён первых оголтелых призывов господина Жириновского. И даже не с заявления председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко от 24 апреля 2016 года (в интервью программе "Поздняков" на телеканале НТВ она заявила, что является сторонницей "перекройки карты регионального плана", поскольку есть субъекты Федерации, которые "точно нежизнеспособны самостоятельно в силу объективных причин"). Всерьёз насторожился, слушая года два-три назад диалог не последних граждан России Сергея Собянина и Алексея Кудрина в эфире телеканала "Дождь", когда они озвучили идею городских агломераций. А более всего убедила недавно начатая пенсионная реформа, в сравнении с принятием которой предполагаемые мной решения об изменении административно-территориального деления Российской федерации уже не кажутся несбыточными. Потому вовсе не удивляюсь прозвучавшему в начале года предложению о создании экономических конгломераций регионов (названы они будут, конечно, не так, я говорю о сути).

Следствием — из-за объективно обусловленного ослабления внимания к региону — станут изменение финансирования (отнюдь не в сторону увеличения), обострение "глухоты" центральной власти к нашим голосам с мест, в том числе – из-за появления ещё одного передаточного механизма управления. Боюсь, глас вопиющего в пустыне – это станет высказыванием и о нас.

Марийцы, оставаясь большинством жителей села, пока пользуются названными природными ресурсами, кормятся с них. Те, кто обрабатывает землю, думают, наверное, что так будет ещё долго, всегда. И пострадают в первую очередь. Ни один из них на сегодня не так богат, чтобы стать не то что крупным землевладельцем, а хотя бы современным собственником средней руки.Предвидя, на мой взгляд, неизбежное, хорошо бы уже сейчас понять: пашни, луга, леса, водоёмы — главные богатства республики — большей частью окажутся в чьих руках? При том, что снижение статуса территории сильно ослабит защитные барьеры на пути к стремлению всё лучшее прибрать в частные руки. Замечу, в руки пришлых, обладающих на то финансовыми ресурсами. Тех, кому наплевать на наши святыни и привычный образ жизни, потому что и "гробы отеческие" не тут, и не тут им "дым отечества" — тот самый, что "сладок и приятен". В последнее время стараюсь при всякой возможности публично говорить об этом, обращаясь в целом к жителям Марий Эл, потому что потеря статуса республики — бедствие для всего населения. Вот нам один хотя бы "вопросик" в связи с данным прогнозом: а в новых обстоятельствах сумеем не позволить поднять уровень водохранилища Чебоксарской ГЭС до проектной отметки 68 метров?

Окончательно потерявший социальный статус житель села – он будет кем в его новом положении? У него найдутся силы и возможности для сохранения элементарного достоинства, будут стимулы и средства – для сохранения и развития языка, культуры, национального искусства, литературного и иного творчества? Или признанный марийским народом источник всего перечисленного быстро "заилится"?

Отразить в полной мере насущные интересы нынешнего малочисленного, очень слабого марийского народа не способны никакие государственные программы, хотя они и полны всегда благих намерений, потому в целом чем-то да полезны для социально-экономического развития республики. Потому вопросы развития марийского этноса в целом требуют отдельной стратегии. В то же время всё, что касается проблем марийского населения, проживающего в Марий Эл, может включать в себя и стратегия социально-экономического развития республики.

— В Татарстане к разработке стратегии развития народа допущены представители Всемирного конгресса татар, Милли Шуры и академии наук. Общественные слушания по результатам пройдут в семи федеральных округах России. Кто должен выработать стратегию развития народа мари, кто мог бы войти в состав рабочей группы?

— Вряд ли непосредственная выработка документа начнётся в ближайшее время. Для этого пока нет подготовленных кадров, базовой информации об этнокультурных процессах во всех местах компактного проживания марийцев по стране. Надо подготовить обстоятельный доклад об условиях их жизнедеятельности. В процессе его подготовки выявить все самые актуальные и менее актуальные проблемы.

Вопросами развития татар занимается давно и очень активно огромное количество высококлассных специалистов из разных институтов и организаций. Вначале при поддержке президента Минтимера Шаймиева, в последние годы — Рустама Минниханова. Копировать материалы из Татарстана, как это сделал некий автор из Марий Эл, опубликовавший на сайте интернет-журнала "Кидшер" некую "Концепцию сохранения этнической идентичности марийского народа", по меньшей мере бессмысленно. Причём документ рекомендован для принятия на XI съезде марийского народа в апреле 2020 года. Он списан с проекта "Концепции сохранения этнической идентичности татарского народа", подготовленного Институтом истории имени Шигабутдина Марджани Академии наук республики Татарстан. Лишь вместо татар вписаны марийцы, Татарстан изменили на Марий Эл.

Стратегия развития народа мари сейчас, когда радикальные изменения всего и вся только нарастают, должна быть написана, во-первых, с учётом долгосрочных прогнозов, а потому, во-вторых, в непривычно высоком градусе озабоченности, которая бы, в третьих, выражалась языком ясности и конкретики. Людей, обладающих для этого нужным сочетанием трезвости ума, достаточного интеллекта и знания сегодняшней практики, в республике очень немного — с десяток человек. Нашлись бы специалисты за её пределами. Говорю пока лишь о марийцах.

— Как долго, по-вашему, нам ждать начала подготовительной работы и сколько времени займёт непосредственно разработка стратегии развития?

— Трудный вопрос. Как уже отмечено, нет кадров, информационной и аналитической базы. Вопросы особенностей этнических процессов в постиндустриальную эпоху остаются вне внимания региональной науки. Наши "учёные" пишут о чём угодно, только не о современных процессах и тенденциях развития марийского этноса. Предпочитают писать о проблемах финно-угорских народов, ездить на всевозможные форумы. Рассматривать суффиксы, фонемы, много других локальных вопросов и частных вопросиков в формате "о проблемах", к вопросу", о подходах". Понятно, что нужны и эти занятия, но они имеют мало общего с тем, что влияло бы на этническое развитие марийцев сегодня. И что будет влиять завтра – в условиях принципиальных изменений в базовых характеристиках будущих поколений людей, что и станет определяющим в их этническом самоопределении.

Что надо предпринять в ближайшее время? Во-первых, из талантливой и креативной марийской молодёжи ускоренно подготовить недостающих специалистов. Затем серьёзно исследовать современное состояние марийского этноса во всех местах их компактного проживания: оценить состояние их здоровья, образования, этнокультурного потенциала и много-много другое. Подготовить обстоятельный доклад о положении марийцев в России. Думаю, процесс займёт несколько лет.

В конце концов, есть же у марийцев свой исследовательский институт. Там с недавних пор новый руководитель, который, насколько знаю, всерьёз озабочен состоянием дел и голов в МарНИИЯЛИ. Я бы посоветовал ему — никого не ломая, как говорится, через колено — сформировать новое направление фундаментальных исследований — этно-социальное. Взять, к примеру, темы "Социология современной марийской деревни", "Формирующийся менталитет городской марийской семьи второго и последующих поколений" и другие в этом роде. Республика наша компактна, уже через год мы бы имели много нужной информации. Кстати, недавнее заметное повышение заработной платы сотрудников института уже позволяет, в отличие от предыдущих лет, поддерживать интерес к работе и стимулы к успеху, приглашать к сотрудничеству перспективных, уже проявивших себя, специалистов.

Вопрос о готовности кадров республики к сложной интеллектуальной работе меня занимает всё больше. Чем настойчивей в разных формах пытаюсь вести просветительскую работу, в основе которой актуальные знания, тем больше и горше убеждаюсь: большинство местных учёных (судя по званиям и регалиям) не готовы предложить что-то существенное любознательному современнику, одержимому свежими знаниями. Тому молодому, прежде всего, человеку, кто в век небывалой технологической революции, глобальных изменений в общественно-политической жизни, в международном экономическом сотрудничестве хотел бы сориентироваться, найти себе применение. Вооружившись знаниями, избавляющими от неуверенности, чувства беспомощности из-за того, что понять происходящее становится всё невозможнее.

В помощь мне, к счастью, нашлось в Йошкар-Оле несколько подлинных, широко мыслящих специалистов, живущих, как и подобает учёному, по известному принципу (из высказываний Гегеля, Канта и других) — "знания ради знания", то есть — ежедневно учась, чтобы знать. Они тут — опора для просветительских проектов и источник веры в то, что всё не зря. Других единомышленников продолжаю искать.

— Судя по материалам Всероссийской переписи населения, марийцев в России становится всё меньше. Ещё быстрее сокращается количество носителей марийского языка. Пункты о языке и культуре мари должны стать основными в предполагаемой стратегии развития народа?

— Стратегия для того и разрабатывается, чтобы создать условия для сохранения языка и культуры марийцев. В понятии этнической идентичности это главные составляющие. Но у меня есть серьёзные основания (примеров собрано достаточно) утверждать: когда говорят о пренебрежении языком, не видят (не желают видеть) того и тех, что и кто на самом деле превращает в безнадёжную шумиху разговоры вокруг вопроса об исчезновении нашего языка. Не власти в первую голову. И не большинство народа. Но это отдельная тема для серьёзного освещения.

Мне-то важнее всего, чтобы в молодых марийцах сохранялось чувство национальной идентичности. Оно в современных условиях, в принятых представлениях о стандартах благополучия по-настоящему укоренится лишь в успешном человеке, уверенном в себе и в будущем своей семьи, близких. Проще говоря, у марийца должна быть возможность работать и хорошо зарабатывать, чтобы иметь в собственности то, что свидетельствовало бы о его приличном статусе и позволяло жить широкими интересами развивающейся личности.

Что на деле? Обратимся к фактам и примерам, которые приведены в ответе на вопрос о том, кому разрабатывать стратегию развития народа. С таким пренебрежением сородичей к своему образованию и образованности — а именно они определяют жизненные перспективы – мы народ не поднимем ни на дела, ни даже на осмысленное голосование в дни выборов (останется продолжать удивляться, что большинство пока голосует вопреки своим интересам).

— Кто должен инициировать выработку стратегии развития народа мари?

— В России проживает более 180 народов. Государство объективно не в силах заниматься вопросами развития каждого из этносов. Потому, полагаю, оно обязано – в основном и прежде всего — создавать условия для их самоопределения и саморазвития, не препятствовать процессу формирования этнической идентичности. Как идеальный вариант — оказывать финансовую или иную помощь при решении вопросов развития этносов.

У нас инициативу, вероятно, должны проявить организации, которые продекларировали в уставных документах своей задачей отстаивание интересов марийского народа: федеральная национально-культурная автономия марийцев России, Марийский национальный конгресс (МНК), "Марий ушем", другие объединения марийцев. Власть же, и не только в Марий Эл, обязана — в рамках действующего российского и региональных законодательств — создать условия, нужные для разработки и реализации стратегии развития марийского народа.

По большому счёту, сохранение и развитие этноса — это сфера ответственности национальной интеллигенции. Её представители через марийские общественные объединения в своих регионах должны инициировать выработку стратегии, подготовить предложения для включения в региональные программы, в сотрудничестве с депутатами законодательных собраний добиваться их внесения в государственные плановые документы.

Руководителям инициирующих организаций необходимо заключить соглашения с властями тех регионов, где проживают марийцы, чтобы заручиться поддержкой и гарантированным содействием для получения нужной информации, для реализации мероприятий стратегии и по другим вопросам. Пласт организационной работы этим не ограничивается, он огромен.

Небольшой, мне кажется, должна быть лишь группа по непосредственной выработке текста документа. Мы сегодня не располагаем множеством интеллектуалов. Разбавлять их людьми из не равных им по знаниям и опыту — значит, загубить дело. "Вавилоняне, говорящие на разных языках", перессорятся. При благоприятных обстоятельствах (если будет поддержка властей) сам я подтянул бы в республику нескольких марийцев, сумевших за пределами Марий Эл добиться заметных высот и признания. У подобных мне наверняка тоже есть знакомые профессионалы из первых рядов, живущие в иных, крупных городах России.

— Как вы думаете, нынешние власти республики готовы к содействию и сотрудничеству? Какие решения потребуются от них?

— Раз дело, в первую очередь, не правительства, то какой смысл отказывать в сотрудничестве? Единственное о чём можно попросить власть — помочь в сборе информации, поскольку это в руках правительства. А если главы регионов — хотя бы компактного проживания марийцев (Марий Эл, Башкирии, Татарстана, Кировской области, других) — выделят финансовые ресурсы, то будет совсем хорошо.

Наши "активисты" привыкли всё просить у местного правительства, туда адресовать резолюции форумов марийцев. То же – органам государственной власти республики. А почему бы не создать фонд (фонды)? Создал же Игорь Кудрявцев фонд "Чоткар патыр" ( (основатель "Фонда Чоткара", сопредседатель нового общественного движения "За перемены" ред.) Почему не может быть фонда развития марийского народа, который наполнялся бы от разных благотворительных мероприятий? Есть и другие способы. Надо просто работать в этом направлении, а не ходить лишь с протянутой рукой в правительственное здание.

Пусть из марийцев не вышел столь крупный сельхозпредприниматель, как Иван Казанков, нет у нас и промышленников со значительными финансовыми оборотами, но далеко не всё население пребывает в нищете и в беспомощности. Есть вполне состоявшиеся производители, устойчивые бизнесы. Обо всех знают только налоговые органы. Иных открывают для себя те, кто, имея способности нравиться и убеждать, начиная поиски благотворителей, находят их во множестве и в самых неожиданных местах. Немало таких историй мне рассказали, особенно в последние два года. Богатых людей в республике, оказывается, довольно много. Самое интересное, чуть ли не большинство — женщины. Марийцы не превалируют, конечно, но их неожиданно больше, чем принято думать. Фонды, впрочем, могут наполняться чьими угодно деньгами. Ведь Марий Эл — родной или благоприобретённый дом для десятков народностей. Разруха в нём не нужна ни одной из них. Лишь бы человек, берущийся за создание любого фонда общественного развития, был талантлив, внушал доверие, имел репутацию не замаранного человека.

Что касается республиканского правительства. Со времени трагических событий в североосетинском городе Беслан (1 сентября 2004 года в школе № 1 террористы взяли в заложники 1128 человек, и через десять дней указом президента России всеобщие выборы глав регионов были отменены) специфика властей губернаторского уровня сильно изменилась. Там уже нет и быть не может аяцковых, лебедей, титовых, шаймиевых… Потому в ответ на какие бы то ни было серьёзные ожидания низов не стоит рассчитывать на немедленные волевые решения верхов. Добиваться своего можно грамотными последовательными действиями на основе досконального знания действующих законодательств. Тем более, что в самих структурах власти выдающейся грамотностью — во всех отношениях — не отличаются. Социальные сети позволяют пользоваться и тем, и другим, и третьим для придания вопросам публичности, общественного веса, информационного повода для вмешательства вышестоящих органов, в том числе — контроля и правопорядка.

— Можете поделиться своими ощущениями, наблюдениями: что происходит сейчас с народом мари?

— Сошлюсь на мнение одного кандидата наук, занятого изучением данного вопроса, с которым мы недавно долго беседовали (в том числе — об этом). Часть народа, говорил он, тихо и безропотно вымирает, молодёжь из сёл перемещается в города или уезжает за пределы региона. Основная часть так называемой марийской интеллигенции поглощена личными проблемами. Группка "активистов", особенно из научной среды, "оседлала" марийскую тематику как предмет работы и будет продолжать носиться по странам и форумам, докладывать о результатах "глубоких и всесторонних" исследований проблем марийского этноса, финно-угорских народов. Настоящую заботу о сохранении народа проявляют единицы. Поскольку они, проявляющие жертвенность и подлинную активность, слишком выделяются из общей массы "несравненно сильнее любящих" марийский народ, то обозначенное выше сообщество их отторгает…


Я, в свою очередь, поделился с ним одним давно выношенным мною наблюдением. Дело в том, что применяемые теперь критерии оценки образованности выпускника вуза позволяют довольно легко оценить также уровень знаний, способностей и профессиональной усидчивости обучавших его преподавателей. Пользуясь выработанной мною методикой, я в течение примерно десяти лет проверял уровень интеллекта некоторых старшекурсников и недавних выпускников Маргосуниверситета, школьных учителей марийского языка и литературы со стажем до 30 лет. Результаты всё более вводили меня в уныние. На откровенный разговор об этом пришёл к трём остепенённым вузовским учёным — тем, у которых эти люди учились. Возражать мне не осмелились (факты, как известно, вещь упрямая), но неприятие их я почувствовал. Одного из преподавателей уже нет в живых, а с двумя по-прежнему стараюсь сохранить дружеские или приятельские отношения, потому что сами они неглупы, образованны, когда-то ради общественного блага были способны на поступки с риском для собственного благополучия.

Почему же ученики-то у них знаниями не отличаются, спросите вы. Возможно, ответом, весьма правдоподобным, может служить высказывание моего недавнего собеседник.

— Марийский общественник, предприниматель, политик Игорь Кудрявцев считает, что у марийцев никогда "не будет единения, а вот согласие у них обязательно будет". Вы можете дать характеристику сегодняшней национальной общественной жизни?

— Игорь Михайлович — один из отторгаемых штатными "патриотами" марийского народа. Он, в отличие от них, не только публично говорит о проблемах сородичей, но и занят конкретными делами. Кстати, мог бы высказаться не столь мягко и корректно, а куда жёстче. Он оптимист. Тем более надо уважать и ценить его.

Кудрявцев результативно деятелен, принципиально прям в суждениях, не лжёт в оценках. Живёт по давно известному правилу не уронивших достоинства выдающихся отверженных: не верь, не бойся, не проси.

И всё же "никогда не говори "никогда". Говорю так не потому, что я ещё более законченный оптимист. Думаю, ближайшее будущее в два-три десятка лет всех — и тех самых "активистов" — настолько круто возьмёт за одно место, что мало не покажется. Выживать придётся вместе. И умные головы понадобятся. Не наши — так другие. Давайте растить их уже сейчас.

— Но призывы к объединению разных марийских организаций, "потому что эпоха Маркелова, разъединившая их, закончилась", тем не менее звучат. Если очевидно, что в ближайшее время этого не произойдёт, то в чём причина постоянного упования на это?

— В самой ментальности марийцев, в их истории, особенностях расселения и ведения достаточно замкнутой жизни небольшими сообществами. Население одной деревни или нескольких близлежащих населённых пунктов — вот весь круг общения. Здесь были старшие, уважаемые всем сообществом. Объединения же людей в границах обширных пространств не было. Отсутствовал опыт дружбы по поводу чего-либо. В натуральном хозяйстве каждый радел лишь о своём. Возникала проблема — на помощь приходили родственники и соседи. На днях слушал лекцию молодого марийского историка-археолога, обследовавшего могильники на территории марийского края. Выводы современных учёных подтверждают именно такое представление об особенностях древнего быта марийцев.

Что касается истории появления тут в качестве кандидата в президенты Леонида Маркелова, предвыборных перипетий 2000-го года, внутриполитических событий последующих шестнадцати лет — в этом я, смею надеяться, немало осведомлён. Что-то из того прошлого изложу в не дописанной пока книге с рабочим названием "Мальчик в песочнице". Давайте дождёмся окончания истории маркеловщины в текущей жизни марийцев (не надо думать, что она закончилась) — тогда и поговорим.

— Что будет на территории нынешней Марий Эл через 20-30 лет? Кто будет здесь жить?

— Несколько последних лет я часто задумываюсь над этим. В поиске ответов больше всего помогает, что и пожил уже немало, и что долго работал в районах (Новоторъяльском, Советском, Сернурском). Будучи журналистом, через день мотаясь по всем весям – полям, фермам, заброшенным поселениям, не мог упустить примету времени: массовое переселение русских в города началось раньше и шло быстро. Где, к примеру, сейчас деревни Мишата, Медвежата, Дубовляны, Бываенки, Долбачи, Мосино, Сухоречье, Чёрные Грязи и прочие? Умирают и марийские деревни, но не так скоро, а некоторые непостижимым образом вдруг начинают обновляться и расти (объяснение найдётся — стоит лишь присмотреться к развивающимся центрам внимательней). Если — в логике озвученной господами Кудриным и Собяниным идеи об агломерациях — дальнейшее "великое переселение народов" ускорится, то и тогда первыми эти места покинут не марийцы.

Потому у меня на будущее две новости. Как водится, одна плохая, другая – возможно, хорошая. Чем хуже будут обстоять дела со статусом региона, его экономическими возможностями, с перераспределением ресурсов и собственности, тем больнее это ударит в первую очередь по марийцам. Но жить и выживать на территории марийского края, остаться самыми верными его патриотами суждено тоже им. По той простой причине, что последними, кто покинет эту землю, могут стать только они. Осознав, что надеяться не на кого, кроме как на себя, можно ведь начать наконец действовать сообща — то есть сорганизоваться в самую многочисленную тут политическую силу и, побеждая на демократических выборах, формировать местную власть всех уровней.

Почему эта новость "возможно, хорошая"? Да потому, что она может не состояться. И дело не только в том, что прогнозы сбываются не всегда.

О Германе Пирогове

Георгию Пирогову 68 лет. Он уроженец Звениговского района Марий Эл. Журналист, поэт, бард, общественный деятель, политолог. Работал в районных изданиях Новоторъяльского, Советского и Сернурского районов республики, в конце 1980-х стал сотрудником Марийского обкома КПСС. В начале 1990-х занимал должность заместителя министра печати, в 1993 году возглавил региональную инспекцию по защите свободы печати. Был директором Марийского книжного издательства. В 2001-2003 годах возглавлял Союз журналистов Марий Эл. За тридцать последних лет издал восемь сборников стихов. Руководитель культурного проекта популяризации лучших образцов марийской поэзии. В 2018 году запустил свой новый проект "Публичные лекции в Национальной библиотеке им. Чавайна".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (17)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG