Ссылки для упрощенного доступа

"Квартирный вопрос": опекуны и биологическая мать делят ребенка-инвалида в суде


Гузель Бакирова, приёмная бабушка Данила

Данилу Нелюбину из Казани десять лет. Семь из них он прожил в приёмной семье. С которой ему, возможно, предстоит расстаться. Биологическая мать Данила требует вернуть ей ребенка. И, похоже, что государство на её стороне.

Дело о восстановлении Татьяны Горевой в родительских правах сейчас слушается в суде. Опекуны Данилы Нелюбина — Екатерина Куликова и её мама Гузель Бакирова — против. Женщины давно стали Данилу родными мамой и бабушкой. И не представляют, что у них могут отнять мальчика.

Пока мы ждём начала заседания, Данил сидит с Катей и Гузель. Сначала стесняется. Потом сообщает, что хочет стать полицейским. С восторгом рассматривает приставов в черной форме. В другой конец коридора, где стоят биологическая мама и её представитель, не смотрит.

(Забегая вперед, отметим, что Татьяна Горева и ее юрист наотрез отказались общаться с прессой и потребовали перевести заседание в закрытый режим. Суд ходатайство удовлетворил).

Татьяну Гореву (тогда еще Нелюбину) лишили родительских прав в 2010 году. В решении суда перечислен перечень оснований: выпивает, в квартире грязь, дети не ухожены, ходят в рванье, старшего сына (детей было трое) бьет.

Как только Катя и Гузель увидели Данила в детдоме, поняли: берем. Целый букет неврологических заболеваний, имевшийся у мальчишки, опекунов не смутил. Семья Бакировых — потомственные педагоги. Тем более вырастили старшую девочку. Тоже приемную.

Данил, рассказывает Гузель Бакирова, в 4 года не ходил и не говорил. Первые слова произнес в 7. Сейчас учится в коррекционной школе. В дневнике "четверки" и "пятерки".

Сейчас приемная мама всё время проводит с мальчиком. Приемная бабушка всё время ходит по судам и инстанциям.

Осенью 2016 года Екатерине Куликовой позвонили из администрации Советского района Казани. Пригласили в отдел опеки. Оказалось, что биологическая мать решила продать квартиру в Дербышках, где были прописаны три ее ребенка. В том числе Данил.

Гузель Бакирова утверждает: опека заставила ее дочь согласиться одобрить сделку.

— Буквально угрожали. "Там квартира плохая, все алкаши. Хоть какие-то деньги положите на книжку". Катя спросила: "А если откажусь подписать?". "Мы заберем ребенка". Тогда она подписала.

Дальше, рассказывает Гузель Бакирова, началось странное.

Опекунам выдали по 200 тысяч. Биологической матери — 400. Остальные деньги риэлтор забрала

— 2 ноября звонок. Просят Екатерину приехать к нотариусу в Дербышках. "У нас квартирный вопрос". Мы думали, раз органы опеки участвуют, все законно. Приехали, а там уже все готово. Старший инспектор опеки Советского района Ольга Мелентьева. Риелтор Татьяна Федянова. Второй опекун. Быстро подписали. Принесли деньги. раздала. Квартиру рыночной стоимостью 2,4 миллиона рублей оценили в 1 миллион 450 тысяч. Опекунам выдали по 200 тысяч. Биологической матери — 400. Остальные деньги риэлтор забрала.

Риэлтора, уточняет Гузель Бакирова, навязала опека:

— Сказали: она помогает нашим детям с таким вопросом.

200 тысяч опекуны Данила положили в банк на его счет. И поняли: ребенка обманули.

Процесс возвращения квартиры занял 8 месяцев. В итоге суд расторг сделку, но покупатель не выписывается и не отдает ключи. Судьба денег, оставшихся у риэлтора, также неизвестна.

Осенью 2017 года биологическая мать потребовала восстановить ее в родительских правах.

Сначала, рассказывает Гузель Бакирова, дело рассматривалось в Советском райсуде Казани. Отдел опеки Советского района, уточняет представитель опекунов Владимир Шатравин (о нем мы уже писали: этот юрист вместе с "Коммунистами России" занимается расследованием того, что происходит в Дербышкинском детском доме-интернате), выдал положительное заключение: оказалось, что Татьяна Горева ухаживала, внимание им оказывала, долгов по алиментам нет и вообще, мол, очень хороший человек.

Владимир Шатравин
Владимир Шатравин

Выдавать заключение, обращает внимание юрист, отдел опеки Советского района не имел права: его могли дать отделы в районах, где сейчас живут дети Горевой.

Более того, продолжает Шатравин, еще в 2017 году Горева должна была своим детям около 800 тысяч рублей в качестве алиментов. А в начале 2019 года оказалось, что исполнительное производство прекращено. Взыскателем алиментов являлся отдел опеки Советского района. Прекратить производство приставы могли только по заявлению взыскателя.

Алименты — едва ли не ключевой момент в истории с восстановлением родительских прав. Если удастся доказать, что они не выплачены, у Данила есть все шансы остаться в приемной семье: согласно положениям Семейного кодекса РФ, родители, уклоняющиеся от уплаты алиментов, не могут быть восстановлены в правах.

Приёмная семья не считает, что в этом деле есть что скрывать от прессы

Но на протяжении 4 месяцев ни опекуны Данила, ни их представитель не могут выяснить, ни что же случилось с исполнительным листом, ни собственно с алиментами. Не могут понять они, и почему орган опеки играет явно на стороне биологической матери, способствуя "изъятию" ребенка из семьи, где он явно прижился за последние семь лет. Следующее заседание должно состояться в конце марта. Также за закрытыми дверями, как настояла биологическая мать мальчика. Приёмная семья не считает, что в этом деле есть что скрывать от прессы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG