Ссылки для упрощенного доступа

Член СПЧ — Татарстану: "Вы — единственный регион, где оценивают аварийное жилье!"


Члены СПЧ: Лев Амбиндер (в центре), Наталия Евдокимова (справа от него)

Срочно создать комиссию для решения проблем "аварийщиков" и принять меры для приостановки действия исполнительных производств по их выселению призвала накануне чиновников Татарстана член совета по правам человека при президенте РФ Наталия Евдокимова. Условия переселения людей из аварийного жилья в республике повергли правозащитницу в шок.

Накануне, 28 марта в общественной палате РТ состоялась встреча членов совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Приехали три члена постоянной комиссии по развитию НКО во главе с ее председателем Наталией Евдокимовой, уроженкой Зеленодольска, проживающей и работающей в Санкт-Петербурге.

Собравшихся на встречу жителей — приехали "аварийщики" из Зеленодольского Высокогорского, Чистопольского, Заинского, Спасского, Альметьевского районов (к ним присоединились еще несколько активистов и противников строительства мусоросжигательного завода, а также журналисты) — на встречу пускать не хотели. У сотрудников палаты был список примерно из десяти человек. Если среди них не оказывалось представителей от "аварийщиков" какого-то района, им разрешали пройти. Всем остальным руководитель аппарата ОП РТ Зульфия Сафина настоятельно советовала уйти. Сдерживать натиск народа помогал ей начальник отдела охраны общественного порядка управления МВД России по Казани Александр Царевский. Снаружи здания возле входа стоял полицейский УАЗик — видимо, на случае, если люди решат взять палату штурмом.

Сафина объясняла, что выделенная аудитория не позволяет вместить всех: там всего 16 мест, а присутствуют уже 28 человек. И что, мол, все желающие могут прийти на прием в другой день. И главное — что никакой встречи с СПЧ не будет, это, мол, утка, которую запустили в СМИ, а встреча будет "с членом постоянной комиссии по взаимодействию с НКО совета при президенте РФ по развитию гражданского общества".

Как показали дальнейшие события — а людям всё же удалось пробиться в зал — Сафина либо лукавила, либо не владела ситуацией: зал вместил всех желающих, а совет при президенте РФ по развитию гражданского общества — это СПЧ и есть.

"АВАРИЙНОЕ ЖИЛЬЕ ОЦЕНИВАТЬ СМЕШНО!"

— Основную проблему я знаю, — начала Евдокимова. — Жилье признается аварийным специальной межведомственной комиссией, проводится экспертиза, устанавливается, что дом аварийный. А дальше предлагают семье либо стоимость квартиры, либо такое же жилье. Вот такое же жилье у нас не получилось.

Говорят все о социальной ипотеке. Но вообще, с точки зрения юридической, как должно происходить? Если это договор социального найма, государство-собственник отнимает эту квартиру, поскольку она аварийная, и предоставляет точно такую же по такому же договору социального найма. Если эта квартира в собственности, то тогда государство юридически совершает акт мены вашей квартиры на ее квартиру (поскольку эта аварийная) и переселяет вас в вашу собственную квартиру. А вот про ипотеку я ни в одном регионе не слышала.

"Аварийщицы".
"Аварийщицы".

Виталий Папка, помощник Евдокимовой, заявил, что программа расселения жителей аварийного жилья "не учитывает прав граждан ни на долю, ни на йоту". И без обиняков назвал её репрессией.

— Выселяют без предоставления [жилья] многодетные семьи, у которых что произойдет дальше? Мама окажется на улице, средств существования — никаких, жить ей негде. Соответственно детей у неё [изымут] — произойдет отчуждение.

За 11 месяцев, в течение которых Папка занимался данной проблемой, прямой контакт, по его словам, удалось наладить только с Айратом Хайруллиным, мэром Альметьевска. Зеленодольские власти на диалог не пошли.

— К вам, — кивнул помощник в сторону сотрудников зеленодольского исполкома (они, кстати, из представителей муниципальной власти оказались единственными), — не пускают. Не пускают, уже начиная с проходной.

Замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Алексей Фролов сообщил, что на 1 января 2012 года, когда утверждалась программа по аварийному жилью, такового в Татарстане насчитали 420 тыс. кв.м. Но в результате массового оспаривания в судах включения домов в перечень аварийных в программе осталось 286 тыс. кв.м. — это 8070 помещений.

Тем, кто проживал в квартирах по договору социального найма, муниципалитеты предоставили квартиры не меньшей площади, заявил чиновник.

— Что касается собственников, — продолжал Фролов. — У нас проводилась оценка состояния многоквартирных жилых домов. Исходя из первичной оценки формировалась работа уже с собственниками по заключению договоров выкупа жилых помещений. В случае, если цена оценки оспаривалась, то дальнейшие разбирательства рассматривались в судах, и на основании судов уже формировалась вторичная оценка экспертной организацией по назначению судов.

Цена выкупа, признал замминистра, это основной момент, вокруг которого сегодня идет обсуждение. Этот момент заинтересовал и Евдокимову.

— Если в семье в собственности находится, допустим, 30 квадратных метров, ей предоставляют взамен аварийного 35, за какое количество метров ей нужно брать ипотеку? — задала она вопрос.

— Здесь не квадратные метры играют роль, — ответил Фролов. — Роль играет цена.

— Аварийное жилье оценивать смешно! — воскликнула Евдокимова. —Понятно, что стоимость аварийного жилья ни в какие рамки не… На то оно и аварийное! Ведь ни один субъект по этому пути не пошел!

Член СПЧ отчитала чиновников Татарстана за мутные схемы с "аварийщиками"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:10 0:00

У нас, например, в Петербурге (вы — [регион] донор, мы — донор, говорить можем на равных) если у тебя 40 квадратных метров жилье в собственности, то мена происходит между государственной собственностью и собственностью физического лица или семьи. Мена произошла, вы даете 45 метров, тогда собственник за 5 метров платит. А у вас оценивается аварийное жилье, его стоимость — уму непостижимо! Естественно будет на три квадратных метра тянуть эта стоимость! Это меня удивляет.

Второе — сам собственник жилья выбирает, или ему получить жилье, или ему получить цену. Я думаю, в этих условиях никто получить цену не хочет.

Постановление меня очень интересует про эту социальную ипотеку, потому что, с моей точки зрения, нарушается федеральное законодательство. Мало того, что это незаконно, это просто несправедливо! Откуда эта норма (об оценке аварийного жилья — "Idel.Реалии") появилась?

— Если требуются дополнительные пояснения в части жильщного законодательства, мы можем дать разъяснения. Это прямая норма 32 статьи жилищного законодательства (кодекса, видимо) в части оценки, — заявил Фролов.

— Там говорится о выборе, — возразила представитель СПЧ.

Продолжать дискуссию по этому вопросу замминистра отказался.

"КАК МОЖНО ПОНУЖДАТЬ К ЗАКЛЮЧЕНИЮ ДОГОВОРА ИПОТЕКИ?!"

"Аварийщики" сетовали на то, что оценка аварийности производилась фактически на глаз, экспертиза не проводилась, и вообще зачастую дома признавали аварийными, чтобы освободить землю под ними.

Анфиса Миннеханова из Заинска поведала, что местные власти убедили ее через суд приватизировать аварийное жилье (по закону это не допускается) под предлогом того, что под программу расселения подпадают только собственники. А потом обманным путем вынудили подписать договоры ипотеки. Но выплачивать ипотеку ни у Миннехановой, ни у других семей возможности нет

Валентина Волкова из Альметьевска пожаловалась членам СПЧ на то, что ее дом в центре города снесли, а ее саму переселили в дом, который был признан аварийным еще в 1998 году и расселен. Причем статус этого жилья непонятен. Волкова называет его временным маневренным жильем.

Папка уточнил, что по решению суда Волкову выселили без предоставления жилья.

— У нас есть решения судов всех. И по территории субъекта только я знаю шесть районов, которые, наверное, здесь только сегодня присутствуют. И даже сейчас у меня полная папка судебных решений — это уже апелляционные решения Верховного суда Казани, которые оставляют без изменения решения о выселении без предоставления [жилья] семей не улицу.

Фролов на это заметил, что судебных решений о выселении без предоставления жилья на сегодняшний день около 28-30 штук. По его словам, такие решения принимаются, если муниципалитет принял решение о переселении людей в маневренный фонд жилья.

Сергей Сычев, юрист, представляющий в судах интересы аварийщиков из Зеленодольска, отметил, что исполком Зеленодольского района подавал исковые заявления в суды с требованием выселить людей — фактически в никуда.

Сергей Сычев
Сергей Сычев

— В дальнейшем было заключено соглашение с Госжилфондом на квартиры общей площадью не больше 20 квадратных метров. И представлялись распоряжения как раз с попыткой принудить граждан под страхом выселения заключить договора социальной ипотеки.

Практика принуждения татарстанцев к заключению договора ипотеки поразила Евдокимову:

— Есть какие-то распорядительные функции у исполнительной муниципальной власти. Но гражданско-правовые функции они не могут на себя брать. Договор ипотеки — это договор гражданско-правовой межуд банком и гражданином, который берет займ, а потом возвращает его. А этот займ вкладывает в оплату квартиры. Как можно понуждать к заключению гражданско-правового договора, я, [хоть] стреляй, не понимаю!

Маневренный фонд жилья, продолжал Сычев, не предоставили ни одному человеку. Мол, выселяли по адресу, указанному в распоряжении, на который люди не соглашались, поскольку не видели условий. А в апелляционной инстанции из решений просто убирали адрес, все остальное оставляя без изменений.

"ПРОГРАММА ПОДМЕНЕНА"

Отчитываются представители Зеленодольского исполкома.
Отчитываются представители Зеленодольского исполкома.

В первой редакции программы по расселению аварийного жилья выкупная стоимость составляла 20700 рублей за квадратный метр, рассказывал юрист. По его словам, его доверители согласились бы даже на такую цену. Но в дальнейшем от 20 тысяч осталось лишь 11022 рублей. Хотя цифра эта появилась в протоколе совещания КМ РТ, носившем рекомендательный характер.

Особый интерес вызывает финансирование программы. В её последней редакции — декабрь 2018 года — доли участия федерального центра (фонда реформирования ЖКХ) и республики в финансировании, рассказывал юрист, оказались таковы: 3 или 4 млрд руб. — от фонда, и 840 млн руб. — от республики.

— Видимо, сюда и делась эта разница, на которую людей должны были переселять.

А изначально планировалось, что федеральный бюджет должен внести 4,3 млрд, а Республика Татарстан — 5,4 млрд. Об этом поведал Владимир Сапунов, "аварийщик" из Зеленодольска.

Он пожаловался на то, что эту самую программу, подписанную Миннихановым, в которой указаны доли финансирования программы, от "аварийщиков" попросту скрывают. Ни в суде, ни в Минстрое, ни в муниципалитете ее не дают. Жители были вынуждены обратиться к Сергею Степашину, председателю наблюдательного совета государственной корпорации "Фонда содействия реформированию ЖКХ". И он в прошлом году разослал им ее на компакт-диске.

— Таким образом мы с вами увидели, что программа подменена, хотя была подписана, пришла к заключению Евдокимова. — Это пойдет сейчас в правительство Российской Федерации. Что я советую республике: быстро, срочно создавайте комиссию и в этом деле разбирайтесь. Я шутить не люблю. Если я сказала, что дойду до президента, я до него дойду.

Позже Евдокимова выразила готовность войти в эту комиссию.

Второе, что настоятельно рекомендовала республиканским чиновникам представитель СПЧ — приостановить исполнительные производства, обратившись к главному судебному приставу РТ.

Председатель ОП РТ лишь развел руками, а замминстра ЖКХ РТ пообещал переговорить с главой Зеленодольского района

Папка напомнил, что уже на пятницу назначено исполнительное производство, новые семьи могут принудительно выселить из квартир, поэтому комиссию нужно создавать сразу же и выезжать на место. На рекомендацию Евдокимовой как-то приостановить процесс председатель ОП РТ Анатолий Фомин лишь развел руками, а Фролов пообещал переговорить с главой Зеленодольского района Александром Тыгиным.

Перед самым завершением встречи слова взяла представитель движения против строительства мусоросжигательного завода Вера Керпель. Она посетовала: несмотря на прежние увещевания СПЧ, татарстанская власть на диалог с общественностью не идет. Реальная рабочая группа на уровне республики не появилась. Дескать, год назад, был создан чат в Whatapp, в котором, помимо активистов, участвовал Искандер Гиниятуллин, замруководителя исполкома Казани, курирующий вопросы ЖКХ. С этими же участниками состоялось несколько встреч в комитете ЖКХ. Но встречи эти, сообщила Керпель, давно прекратились, а на днях Гиниятуллин покинул чат.

Попасть на прием к министру строительства РТ Иреку Файзуллину активисты не могут до сих пор (хотя СПЧ пристыдил этим министра еще осенью 2017 года на заседании в Москве), а 99% предложений общественности к проекту территориальной схемы обращения с отходами были просто проигнорированы.

Как уже известно, сразу после встречи в общественной палате РТ Вера Керпель была задержана сотрудниками центра "Э". Видимо, реакция на её критику татарстанской власти последовала незамедлительно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG