Ссылки для упрощенного доступа

Первые по тюрьмам в Европе


Россия сохраняет лидерство в Европе по общему числу заключённых, уровню смертности в тюрьмах и в других антирейтингах. Население тюрем снижается, но до сих пор на 100 тысяч населения в стране приходится в четыре раза больше зэков, чем в среднем по Европе. Об этом говорится в опубликованном в начале апреля докладе экспертов Лозаннского университета о положении заключенных в Европе в 2018 году. По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), население тюрем в России к 1 марта 2019 года ещё снизилось и составило 558 778 человек. Продолжает снижаться число заключённых и в Поволжье, где содержится каждый четвёртый российский зэк. "Idel.Реалии" поговорили с экспертами о том, почему Россия остаётся главной тюремной державой Европы, как люди пытаются выжить на зоне и почему не всем это удаётся.

Продолжает снижаться число заключённых и в Поволжье, где содержится каждый четвёртый российский зэк

За последние 20 лет число заключённых в стране сократилось почти вдвое, но по инерции оно всё ещё остаётся очень значительным. Руководитель движения "За права человека" Лев Пономарёв связывает эту проблему с жёстким законодательством, особенно за хранение наркотиков, а также "палочной" системой, когда работа правоохранителей оценивается по числу раскрытых преступлений.

— Законодательство у нас очень жёсткое, чрезмерное, похожее скорее на американское. В Европе всё намного мягче. Около 30% заключённых у нас сидят за наркотики, причём это не наркобарыги, а обычные потребители. У нас иногда за хранение можно больше получить, чем за сбыт. Мы сейчас в контакте с Уполномоченным по правам человека Татьяной Москальковой над этим работаем, рабочая группа готовит изменения законодательства, чтобы значительно сократить эти сроки. С другой стороны, многое делается по "палочной" системе. Не секрет, что силовики часто сами "крышуют" все эти интернет-магазины, их вполне устраивает штамповка дел по наркотическим статьям, — рассказал Пономарёв в интервью "Idel.Реалии".

Он уверен, что смягчение антинаркотического законодательства может значительно сократить население тюрем, однако публично говорить о необходимости декриминализации употребления наркотиков в России сложно даже правозащитникам. По словам Пономарёва, заключённых в Европе меньше и просто потому, что уровень преступности там ниже, а российский пример на практике подтверждает, что жёсткость наказания не гарантирует улучшения ситуации с преступностью.

Силовики часто сами "крышуют" все эти интернет-магазины, их вполне устраивает штамповка дел по наркотическим статьям

По данным портала правовой статистики, в прошлом году многие поволжские регионы опережали прочие по числу зарегистрированных преступлений, особенно густонаселённые Башкортостан, Татарстан, Пермский край, Самарская и Нижегородская области. Всего в январе-декабре 2018 года в регионе было зарегистрировано более 380 тысяч преступлений. В учреждениях ФСИН на территории Приволжского федерального округа, где проживает 20% населения страны, содержится примерно каждый четвертый заключённый. В расчёте на 100 тысяч населения больше всего заключённых содержится в пенитенциарных учреждениях Мордовии, а в абсолютных цифрах их больше всего в Пермском крае (18 174 человек по состоянию 1 марта 2019 года).

Эксперты говорят, что государство давно воспринимает население тюрем как проблему. В 90-х годах, когда число "сидельцев" превышало миллион, для сокращения количества заключенных проводили амнистии, затем начались попытки решать проблему на законодательном уровне — через декриминализацию отдельных видов преступлений, смягчение наказания, новую систему учёта времени, проведённого в СИЗО. Всё это приносит какие-то результаты, но не устраняет глубинные социально-экономические причины преступности. Тем не менее в конце прошлого года власти отрапортовали о том, что число заключённых в России достигло минимума за всю историю современной России, а в 2019-м тюремное население продолжало сокращаться, в том числе во всех регионах Поволжья.

Около 30% заключённых у нас сидят за наркотики, причём это не наркобарыги, а обычные потребители

— Двадцать лет назад в Пермском крае было около 50 тысяч заключённых в 58 учреждениях ФСИН, а сейчас — около 19 тысяч в 34 учреждениях. Раньше мы говорили о перенаполненности, то сейчас до лимита не доходит, условия улучшились, — рассказал "Idel.Реалии" Сергей Исаев, заместитель председателя общественного совета при ГУФСИН Пермского края. — К сожалению, пока невозможно надеяться на значительное сокращение тюремного населения, поскольку очень высок уровень рецидивной преступности. Этот фактор придаёт преступности стабильность. Больше половины заключённых — рецидивисты. Одну из трёх женских колоний в крае превратили в колонию для тех, кто совершает преступления не в первый раз. Проблема в том, что была разрушена существовавшая в советское время система социальной адаптации заключённых.

ВЫЖИВУТ НЕ ВСЕ

Исаев говорит, что при таком уровне рецидивов в тюрьму возвращаются люди с подорванным здоровьем и маргинальными наклонностями. Подавляющее большинство жалоб заключённых касаются проблем охраны здоровья. По словам эксперта, колония — далеко не лучшее место для того, чтобы поправить здоровье.

— Людей подвергают жёстким наказаниям, а условия в заключении суровые — помещения часто сырые и холодные, температура колеблется на уровне допустимого минимума, а иногда и ниже опускается, — продолжает правозащитник. — Проблема лекарственного обеспечения остро стоит, иногда родственники вынуждены приобретать лекарства, а что если нет родственников? В 2015 году был перерыв в поставках антиретровирусной терапии, а у нас среди женщин-заключённых, например, поражённость ВИЧ доходит до 30%.

Среди женщин-заключённых поражённость ВИЧ доходит до 30%

Согласно докладу Лозаннского университета, смертность среди тюремного населения России в два раза превышает средний показатель по Европе — 51 случай на 10 тысяч заключённых, больше только в Молдавии (55 смертей) и Северной Македонии (52). Каждая десятая смерть в российских тюрьмах наступает в результате самоубийства. К примеру, в Ульяновской области сразу трое заключённых покончили с собой только за первую неделю апреля в колонии строгого режима ИК-9.

Среди главных причин смерти заключённых выделяются ВИЧ-инфекция, туберкулез и гепатиты

Среди главных причин смерти заключённых выделяются ВИЧ-инфекция, туберкулез и гепатиты. Всего в России с января по декабрь 2018 года, согласно информации Росстата, умерло от туберкулеза 8057 человек. По данным исследователей Северного государственного медицинского университета, в тюрьмах каждый десятый болен активным туберкулезом, а большая часть остальных является носителями инфекции. При этом около четверти всех больных в местах заключения страдают туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью, который не поддается стандартному лечению.

Руководитель отделения гепатологии МОНИКИ им. М.Ф.Владимирского Павел Богомолов также сообщил "Idel.Реалии", что места лишения свободы являются серьёзным источником гепатита С и других инфекций. Он уверен, что в тюрьмах нужно провести полный скрининг на гепатит С и назначить самую эффективную противовирусную терапию, учитывая, что для этого есть необходимые современные препараты.

— Несколько лет назад ФСИН участвовала в федеральной программе по борьбе с социально значимыми заболеваниями, в которую входило и лечение вирусного гепатита С. Пациентов лечили, обследовали, мониторили эффективность и безопасность лечения, пока они отбывали наказание. Так что ничего придумывать не надо, надо просто возобновить эту программу. Это гарантия предотвращения инфицирования в самих местах лишения свободы и распространения заболеваний в обществе, — сказал Богомолов.

С января по декабрь прошлого года всего от ВИЧ в России умерло 7299 человек

Ранее СМИ сообщали, что почти треть смертей заключенных, по данным ФСИН, связаны с ВИЧ-инфекцией. Судя по официальным данным Росстата, с января по декабрь прошлого года всего от ВИЧ в России умерло 7299 человек. Если считать, что смертность от других инфекций осталась на том же уровне, то получается, что от ВИЧ умирают больше, чем раньше. И вряд ли в тюрьмах от ВИЧ умирать стали меньше. Эксперты говорят, что многие заключённые узнают о наличии у них ВИЧ-инфекции уже на зоне. В этих условиях главной проблемой становится недостаток информации, различные мифы и отсутствие приверженности лечению.

— Мы осуществляем проект помощи людям с ВИЧ в трёх исправительных учреждения Самарской области, в том числе в одной женской колонии, где на начало проекта у 250 из 800 женщин был ВИЧ. Всего на 1 мая 2018 года из 13 тысяч заключённых в области диагноз ВИЧ был у 3587 человек, — говорит Елена Титина, руководитель благотворительного фонда "Вектор жизни". — В тюрьме много мифов про терапию, осужденные до последнего не принимают таблетки, не соблюдают рекомендации, а это приводит к ухудшению здоровья, развитию других серьезных заболеваний — например, туберкулёза, пневмонии — и даже к смерти. При позднем назначении лечения зачастую сложно подобрать схему препаратов, более выражены побочные эффекты, это в свою очередь только подкрепляет бытующие в тюрьмах мифы о ВИЧ.

КТО КОРМИТ ЗЭКОВ?

По данным доклада экспертов Лозаннского университета, подготовленного для Совета Европы, тюремный бюджет России (3,9 млрд евро) — самый большой в Европе, однако на одного заключённого российские власти тратят меньше всех — всего 2,5 евро (авторы доклада уточняют, что эта цифра не подтверждена официально). И хотя эти мизерные расходы в 100 и более раз меньше, чем у стран-лидеров — Нидерландов, Норвегии и Швеции — эксперты считают, что питание и материальное обеспечение всё же не самая большая проблема в российских зонах.

Наши заключённые питаются за счёт посылочек, а это не мало

— Людей с недостаточным весом мы уже не встречаем, нельзя говорить о том, что есть недоедающие, — говорит Сергей Исаев. — Конечно, питание должно включать не только достаточно калорий, но и витамины, вкусным должно быть. Этого у нас нет, фрукты дают у нас только в колониях для несовершеннолетних. С другой стороны, тут включаются собственные ресурсы осужденного, который может зарабатывать и покупать необходимые товары в магазине, а также ресурсы родственников. Наши заключённые питаются за счёт посылочек, а это не мало.

Однако далеко не все обитатели колоний могут рассчитывать на существенный заработок в заключении и на помощь своих близких. В России расстояния играют важную роль: многих осуждённых этапируют в отдалённые колонии, куда родственникам добраться не так просто. Официально ФСИН утверждает, что сокращение тюремного населения позволило свести эту проблему к минимуму и вдали от дома сегодня содержится лишь пятая часть заключённых. С другой стороны, правозащитники говорят, что получают по этому поводу много обращений, поскольку законодательство позволяет отправлять осуждённых по целому ряду статей в исправительные учреждения в отдалённых регионах.

— Когда мы говорим об отбывании наказания далеко от дома, важно помнить, что речь идёт о нарушении прав не только заключённых, но и членов их семей, которые никаких преступлений не совершали. Это престарелые родители, которым их дети, несмотря ни на что, дороги. Это и маленькие дети, которые растут, не зная, как выглядят их отцы, — сказала "Idel.Реалии" юрист Правозащитного центра "Мемориал" Татьяна Глушкова.

Вдали от дома сегодня содержится лишь пятая часть заключённых

Она рассказала, что в 2018 году Минюст разработал проект поправок, которые могли увеличить шансы некоторых категорий заключённых на отбывание наказания ближе к дому. "Мемориал" предложил улучшить проект министерства, но предложения правозащитников не были учтены, а судьба самого законопроекта пока неизвестна. Одновременно с этим группа депутатов внесла в Госдуму свой законопроект с точно таким же названием, который был принят в конце года.

После внесения изменений в Уголовно-исполнительный кодекс полномочия ФСИН только расширились: теперь отправлять подальше от дома смогут также заключённых, "в отношении которых имеется информация об их приверженности идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии (при отсутствии достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела)". Это значит, что ещё больше заключённых будут отбывать наказание вдали от дома и не смогут рассчитывать на серьёзную поддержку своих семей и близких.

КОМУ НА ЗОНЕ ЖИТЬ ХОРОШО?

Проблема низких расходов на нужды осуждённых накладывается на кастовую систему, которая работает лишь на интересы узкой верхушки "блатных"

По мнению экспертов, самой острой проблемой тюремного населения в России остается жёсткое расслоение или "стратификация". Тюремную иерархию учитывают не только сами осуждённые, но и администрация, от неё зависит и здоровье, и благополучие каждого заключённого. Проблема низких расходов на нужды осуждённых накладывается на эту кастовую систему, которая работает лишь на интересы узкой верхушки "блатных". И чем жёстче режим учреждения, тем жёстче там нравы и тем выше доля представителей низшей касты осуждённых: если в колониях общего режима всего около 4-5% "обиженных", то в учреждения для "повторников" их уже около 15%, а в особых зонах доля неприкасаемых доходит 20-21%.

Бытующим в колониях порядкам сложно противостоять, но в последние годы всё чаще заключённые из числа мусульман отказываются жить по воровским законам и формируют отдельные общины со своим укладом. Иногда к ним примыкают новообращённые, для которых ислам и мусульманская община представляют собой привлекательную альтернативу воровской системе. Судя по всему, активная борьба силовиков с исламскими организациями в последние годы и массовые посадки обвинённых по экстремистским и террористическим статьям лишь ускорили рост джамаатов в колониях. Именно с этим вероятно связано и принятие поправок, расширяющих возможности ФСИН по отправке осуждённых в отдалённые колонии только на основании подозрений в "приверженности идеологии терроризма".

Далеко не всегда рост "зелёных" (мусульманских) общин на зоне происходит гладко и без конфликтов с администрацией и другими заключёнными. Исполнительный директор организации "За права человека и гражданина" в Башкортостане Альмира Жукова рассказала "Idel.Реалии", что если в колониях республики с мусульманами проблем обычно не возникает, то в других регионах заключённым мусульманам могут, например, мешать совершать молитву, а иногда в зонах происходят просто вопиющие случаи.

Всё чаще заключённые из числа мусульман отказываются жить по воровским законам и формируют отдельные общины со своим укладом

— Из Мордовии недавно пришла информация о том, что там завхоз измазал фекалиями молельные коврики таджиков и узбеков и выкинул их на помойку, — сказала Жукова. — Последние, конечно, отреагировали и побили завхоза. И вместо того, чтобы разобраться справедливо в ситуации и наказать всех виновных, сотрудники колонии жестоко избили мусульман и отправили их в ШИЗО. Разжигать такую рознь — это страшное дело.

Эксперты говорят, что в целом большая часть жалоб заключённых связана с медицинским обсуживанием, а также трудоустройством и оплатой труда. Развитие производства в исправительных учреждениях и справедливая оплата труда могли бы сильно смягчить насилие и другие проблемы жёсткой тюремной иерархии, потому что конкуренция и расслоение во многом связаны с борьбой за ресурсы в закрытом сообществе.

Завхоз измазал фекалиями молельные коврики таджиков и узбеков и выкинул их на помойку

— Там есть "чёрные" противники администрации и её "красные" сторонники, "мужики" и "опущенные", эта система всех устраивает, — говорит юрист Пермского регионального правозащитного центра Сергей Трутнев. — "Чёрные" как правило не работают, к ним применяются меры силового воздействия, "опущенные" находятся в самом низу этой пирамиды, у них свой "общаг", своя система поддержки. Если даже представить, что сейчас их всех уберут из тюрем, то они снова появятся. Это ведь не про секс, это каста отверженных, как в Индии. Система будет их порождать вновь и вновь. У "мужиков", которые работают на производстве, главная проблема — несправедливое к ним отношение, их мизерные зарплаты в 300 рублей. Они очень остро ощущают эту несправедливость. Всё это неравенство приумножает проблему недофинансирования.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG