Ссылки для упрощенного доступа

Закупки лекарств сокращаются, смертность от ВИЧ растёт


Смертность из-за ВИЧ-инфекции растёт. Федеральный центр по профилактике и борьбе со СПИДом сообщил, что в России в 2018 году умерло 36 868 людей с ВИЧ-инфекцией, что на 15,6% больше, чем в 2017 году. Основной причиной смертей среди людей с ВИЧ является туберкулез. Трудно не увидеть связь между снижением финансирования и недостаточным охватом терапией, с одной стороны, и ростом смертности среди людей с ВИЧ, с другой.

Напомним, что ежегодно в третье воскресенье мая во всём мире проходит День памяти людей, умерших от СПИДа. Чиновники в России, несмотря на угрожающие масштабы распространения ВИЧ-инфекции, эту дату вспоминают всё реже.

В апреле движение "Коалиция по готовности к лечению", стремящееся обеспечить доступ к лечению и уходу для всех людей с ВИЧ, опубликовало аналитический отчёт о государственных закупках антиретровирусных препаратов в России в 2018 году.

По оценкам движения, из 1 007 369 граждан России, живущих с диагнозом ВИЧ-инфекция (официальные данные к концу декабря 2018 года), лишь 383 514, то есть — 38%, получали в 2018 году антиретровирусную (АРВ) терапию. Данные коалиции о числе получавших терапию отличаются от официальных цифр: 443 тысячи человек, 42,4%. Эту разницу аналитики объясняют тем, что официальная статистика включает тех пациентов, которые начали принимать терапию, а затем по тем или иным причинам прекратили.

Между тем эпидемиологи и специалисты ЮНЭЙДС утверждают, что для прекращения эпидемии ВИЧ охват терапией должен быть на уровне 90% от общего числа людей, живущих с ВИЧ. При снижении вирусной нагрузки (количества вируса в крови) в результате антиретровирусной терапии человек, живущий с ВИЧ, не передаёт его другим даже в случае незащищённых сексуальных контактов, контактов "кровь-кровь" или от матери к ребёнку. Других путей передачи вируса не существует. Такое значение — 90% охвата терапией людей с ВИЧ — включено и в целевые показатели реализации к 2020 году "Государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации" с оговоркой: "при условии соответствующего финансирования".

Как следует из отчёта Коалиции по готовности к лечению, на закупку антиретровирусной терапии в 2018 году министерство здравоохранения России потратило 20 миллиардов 555 миллионов рублей, что на 769 миллионов меньше, чем в 2017 году. При этом за счёт снижения цены на ряд препаратов удалось обеспечить небольшой прирост количества закупленных курсов терапии — по сравнению с 2017 годом на 6,65% (23 902 годовых курса). Авторы отчёта отмечают: "Тенденция по снижению федерального финансирования на АРВ-препараты является крайне тревожной".

Одновременно, указывается в отчёте, в 2018 году возросло количество обращений от пациентов на сайт Перебои.ру, связанных с качеством препаратов, а число пациентов, принимающих терапию по принципу "вся схема в одной таблетке", остаётся крайне малым — 2,2%.

Мониторинг аукционов на закупку антиретровирусных препаратов, проведённый коалицией, свидетельствует, что субъекты РФ всё чаще отказываются от закупок, полагаясь на централизованное обеспечение. В 2018 году аукционы были найдены коалицией только в 55 из 85 регионов. Двадцать регионов, в которых в 2017 году объявлялись закупки, в 2018 году не объявили ни одного аукциона. Это Архангельская, Белгородская, Брянская, Калужская, Костромская, Курская, Орловская, Рязанская, Саратовская, Тамбовская, Тверская области, Еврейская автономная область, Красноярский, Приморский, Ставропольский края, Республика Бурятия, Карачаево-Черкесская, Чеченская, Кабардино-Балкарская республики, Республика Марий Эл.

В десяти регионах закупки не объявлялись ни в 2017, ни в 2018 году: в Татарстане, Калмыкии, Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии - Алании, Удмуртской республике, Курганской, Нижегородской и Ульяновской областях, Забайкальском крае.

Субъекты РФ закупают в настоящее время незначительную часть годовых курсов лечения (в 2018 году, по данным коалиции — 24 584 курсов, около 6,5%). Этот небольшой финансовый вклад российских регионов в сопротивление эпидемии ВИЧ уменьшается: региональные закупки сократились в 2018 году на 6%.

Региональные закупки в сочетании с централизованным обеспечением могут позволить местным СПИД-центрам действовать с большей гибкостью. В частности, обеспечивать терапией тех, кто проживает в этих регионах, но зарегистрирован в других, а также выдавать терапию в случае аварийных ситуаций, когда, например, при сексуальном контакте с партнером, ВИЧ-статус которого неизвестен, порвался презерватив.

В Республике Татарстан, которая, по данным Коалиции по готовности к лечению, не осуществляет собственные закупки антиретровирусных препаратов, информанты в ходе недавнего социологического исследования сообщали, что терапия не назначается мигрантам и приезжим из других регионов и что республиканский СПИД-центр, возглавляемый Ниязом Галиуллиным, не обеспечивает людей препаратами для постконтактной профилактики ВИЧ-инфекции — после аварийных ситуаций. Помогали в этих случаях ВИЧ-активисты.

Информанты говорили также о низком качестве антиретровирусной терапии, назначаемой в Татарстане, устаревшем характере препаратов, тяжелых побочных эффектах:

"Во всем мире уже есть препараты пятого поколения, там, четвертого поколения. А здесь мы принимаем, ну, большинство, первичным [пациентам] назначают препараты первого, второго поколения. То есть, эфавиренз, от которого сильный побочный эффект, и так далее, зидовудин тот же самый… Пациентам очень трудно, они же не понимают ничего. Назначили, он пьет, ему еще хуже становится очень часто... Большинство не знает, пьют, стало плохо, бросили терапию, то есть резистентность у людей [возникает]".

Люди с ВИЧ, которых мы опрашивали в Татарстане, говорили, что ежедневно должны принимать несколько таблеток, а не одну, как в случае с современными схемами лечения.

Участники исследования сообщали также о позднем назначении антиретровирусной терапии в Татарстане — только после снижения иммунного статуса до 350 клеток CD4 в кубическом миллиметре крови:

"У нее сейчас триста пятьдесят клеток, а ей не дают лекарства. А у нее там дополнительные болезни начались. Там молочница. Женские… Её три раза отпинывали… Вот такие истории у нас. Добиваются того, что у человека уже СПИД".

При нынешнем объеме финансирования и усилий минздрава достичь девяностопроцентного охвата терапией людей с ВИЧ в России к 2020 году не удастся. Если учесть также, что в российских школах по-прежнему отсутствует сексуальное образование, президент России Владимир Путин продолжает молчать о проблеме ВИЧ/СПИДа, люди с ВИЧ всё так же подвергаются дискриминации и стигматизации, программы снижения вреда — обмена шприцев и распространения презервативов осуществляются лишь малочисленными общественными организациями, наркополитика в России по-прежнему является репрессивной, а заместительная метадоновая терапия даже не обсуждается из-за риска быть привлечённым к уголовной ответственности за пропаганду наркотиков, то можно быть уверенными, что в ближайшие годы эпидемия ВИЧ в России и рост числа смертей будут продолжаться.

Исследовательский проект "Promoting Youth Involvement and Social Engagement: Opportunities and challenges for "conflicted" young people across Europe (PROMISE)", осуществляемый по программе исследований и инноваций Европейской комиссии ГОРИЗОНТ 2020. В России проект реализуется Центром молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики" (Санкт-Петербург). Отчёт о результатах исследования людей с ВИЧ и ВИЧ-активистов в Татарстане и Санкт-Петербурге доступен по ссылке.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    искандер ясавеев

    социолог, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики", координатор инициативной группы "Город без преград" (Казань)​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG