Ссылки для упрощенного доступа

Государство против садовода. Верховный суд Татарстана постановил освободить берег


Берег Волги со стороны участка Альменовой

В апреле Верховный суд РТ оставил в силе решение Зеленодольского городского суда, которым тот обязал обладательницу четырех соток —​ садовода Ингу Альменову вынести забор за пределы береговой полосы Куйбышевского водохранилища. Так, чтобы часть ее участка, наложившуюся на эту самую полосу, открыть для свободного доступа всех желающих.

Теперь угроза нависла над тысячами собственников, приобретших земельные участки, которые накладываются на 20-метровую береговую полосу, до вступления в действие Водного кодекса 2007 года.

Инга Альменова, садовод в СНТ "Волгарь", расположенном в поселке Октябрьский Зеленодольского района РТ, проиграла после четырех рассмотрений ее дела Верховным судом Татарстана. Местные власти под видом борьбы за соблюдение водного законодательства при формальном сохранении права собственности Альменовой на земельный участок добились его существенного ограничения. Из 427 квадратных метров участка примерно на 80, которые оказались на береговой полосе Куйбышевского водохранилища, садоводу надлежит открыть свободный доступ для неограниченного круга лиц, передвинув забор.

"ЗАБОР ДОСТУП ГРАЖДАН К ВОДНОМУ ОБЪЕКТУ НЕ ОГРАНИЧИВАЕТ"

Сначала Верховный суд РТ встал на сторону садовода. В первый раз — когда отменил наложенный на нее штраф за ограничение доступа к береговой полосе Куйбышевского водохранилища. Во второй — когда отказал исполкому Зеленодольского района в удовлетворении требования о выносе забора с береговой полосы.

Судьи утверждали: Альменова приобрела и поставила на кадастровый учет участок до введения в действие Водного кодекса 2007 года (в котором ширина общедоступной береговой полосы установлена равной 20 метрам), поэтому его нормы к спорным отношениям не применимы. Проход между ограждением участка и водохранилищем имеется, хоть и меньше 20 метров, но согласно Водному кодексу 1995 года, действовавшему в тот момент, ширина береговой полосы (тогда — бечевника) не могла превышать 20 метров. Так что требования закона были соблюдены.

"Таким образом, нормы действовавшего на указанный момент законодательства не устанавливали императивного запрета на формирование земельного участка в пределах двадцатиметровой полосы вдоль берега водного объекта. Формирование участка могло быть признано незаконным в том случае, если он препятствовал передвижению и пребыванию у водного объекта общего пользования. Вместе с тем доказательств того, что спорное ограждение ограничивает доступ граждан к водному объекту, суду представлено не было. Как было отмечено ранее, минимальное расстояние от спорного забора до береговой линии составляет 14,48 м; при этом из представленной схемы следует, что забор доступ граждан к водному объекту не ограничивает", — указала в определении судебная коллегия по гражданским делам в составе судей Максима Нурмиева, Азата Гильмутдинова и Рузили Миннегалиевой.

Заместитель председателя Верховного суда РТ Роман Гафаров, отменяя постановление мирового судьи и решение Зеленодольского городского суда, назначивших Альменовой штраф, указал на закрепленную в Конституции РФ норму о неприкосновенности частной собственности. Он также отметил, что из запрета на приватизацию земельных участков в пределах береговой полосы, установленного федеральным законом "О введении в действие Водного кодекса Российской федерации" следует: "земельные участки, находящиеся в пределах береговой полосы и имеющие статус мест общего пользования, могут принадлежать лишь публичным образованиям", соответственно "режим свободного доступа для неограниченного круга лиц не может быть установлен в отношении земель, правомерно обращенных в частную собственность".

Если уж государство хочет обеспечить доступ населения к 20-метровой береговой полосе, то, по мнению Гафарова, оно должно изъять часть земельного участка собственника, лежащего в ее границах, для государственных или муниципальных нужд в соответствии с земельным законодательством и прекратить в связи с изъятием право частной собственности.

"НЕ МОЖЕТ ПРЕВЫШАТЬ 20 МЕТРОВ" = "НЕ МЕНЕЕ 20 МЕТРОВ"

Западнее участка Альменовой границы территории СНТ обозначает старый деревянный забор. Между ним и садовыми участками тропинка шириной 1 метр.
Западнее участка Альменовой границы территории СНТ обозначает старый деревянный забор. Между ним и садовыми участками тропинка шириной 1 метр.

Постановление Гафарова никто не оспорил, а апелляционное определение по делу о сносе забора исполком Зеленодольского района обжаловал. Дело передали в президиум Верховного суда РТ. 13 марта президиум отменил определение и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

В постановлении президиума, подписанном председателем Верховного суда РТ Ильгизом Гилазовым, в частности написано: "Президиум считает, что в отсутствие нормы о пределе, до которого может уменьшаться ширина бечевника, приведенное толкование суда апелляционной инстанции фактически ведет к утрате смысла нормы, устанавливающей возможность пользования береговой полосой неопределенным кругом лиц в пределе 20 метров. В связи с чем содержавшееся в ст. 20 Водного кодекса РФ от 16 ноября 1995 года №167-ФЗ положение о том, что ширина бечевника не может превышать 20 метров, нельзя толковать иначе, как не менее 20 метров. Об этом свидетельствует редакция нормы нового Водного кодекса РФ о размере границы водного объекта общего пользования, согласно которой ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет 20 метров".

Кроме того президиум счел заслуживающим внимания довод райисполкома о том, что "согласно п. 2 ст. 4 Гражданского кодекса РФ по отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие". Президиум имел в виду, что отношения по поводу пользования спорным земельным участком у Альменовой возникли до введения в действие Водного кодекса 2007 года, когда она приобрела участок по договору купли-продажи у своей матери. Мол, она же является преемником прав и обязанностей продавца имущества, расположенного на береговой полосе.

Президиум Верховного суда РТ пришел к выводу, что вопрос, почему нормы нового Водного кодекса РФ не подлежат применению при урегулировании отношений по пользованию береговой полосой по иску исполкома к Альменовой, остался не выясненным.

"ПРИОБРЕЛА ПРАВО НА ЗЕМЕЛЬНЫЙ УЧАСТОК, КОГДА О БЕРЕГОВОЙ ПОЛОСЕ И РЕЧИ НЕ БЫЛО"

Деревянный забор — Альменовой, серый металлический — СНТ "Волгарь". Покосившиеся бетонные столбы — от старого развалившегося забора садового товарищества. Поскольку берег Куйбышевского водохранилища осыпается, новый участок забора установили дальше от береговой линии, ближе к участку.
Деревянный забор — Альменовой, серый металлический — СНТ "Волгарь". Покосившиеся бетонные столбы — от старого развалившегося забора садового товарищества. Поскольку берег Куйбышевского водохранилища осыпается, новый участок забора установили дальше от береговой линии, ближе к участку.

Почему они подлежат применению, вероятно, распишет в новом апелляционном определении коллегия судей во главе с Сергеем Тютчевым, которая рассматривала дело 11 апреля.

На судей судя по всему не произвели впечатление доводы ни адвоката Альменовой Альбины Сафиуллиной, ни представителя управления Росприроднадзора по РТ (исполком и казанская межрайонная природоохранная прокуратура на суд не явились, будто заранее зная исход дела).

Сафиуллина, к примеру, представила выписку из протокола заседания Совета министров ТАССР 1956 года об отводе нескольким организациям не используемой в сельском хозяйстве земли. В ней шла речь и о территории, которая в настоящее время именуется СНТ "Волгарь".

Дом на участке Альменовой, согласно документам — 1959 года постройки. По словам Сафиуллиной, дом и ограждение (видимо, деревянный забор со стороны Волги) были возведены в одно и то же время.

Причем между оградой Альменовой и Куйбышевским водохранилищем стоит еще один забор — по границе СНТ "Волгарь", снести который исполком не требует. Но если демонтировать забор только садовода, свободного доступа к 20 метрам берега все равно не будет (что касается границы СНТ, то, по словам члена правления садового общества Петра Осипова, она не менялась с момента основания, координаты границы зафиксированы в документах государственной инвентаризации земель 2000 года).

— Если следовать той установке, что Альменова является правопреемницей своей матери, то ее мать приобрела право на земельный участок в период действия Водного кодекса даже не 95-го, а 72 года, еще когда о береговой полосе и речи не было, — отметила Сафиуллина. Причем, добавила она, запрет на приватизацию земельных участков на береговой полосе был введен уже после того, как мать Альменовой стала собственником садового участка, и после инвентаризации земель СНТ.

Садовый дом Инги Альменовой 1959 года постройки
Садовый дом Инги Альменовой 1959 года постройки

Начальник отдела государственного земельного надзора, надзора в области использования и охраны водных объектов управления Росприроднадзора по РТ Михаил Круглов, хоть и оставил решение на усмотрение суда, заявил, что при создании Куйбышевского водохранилища его границы не были определены. Они были поставлены на кадастровый учет только в 2016 году. До этого береговая линия определялась по нормальному подпорному уровню водохранилища, то есть по 53 отметке балтийской системы высот. И на момент создания земельного участка, ныне принадлежащего Альменовой, по словам Круглова, расстояние от него до воды было более 30 метров, то есть он находился за пределами береговой полосы. Мол, сокращение расстояния произошло из-за водно-ветровой эрозии, берег Волги ежегодно размывается.

Круглов также считает, что снесение забора само по себе не обеспечит свободный доступ к береговой полосе, поскольку участок Альменовой защищен правом частной собственности, и никто без ее разрешения пользоваться участком не сможет.

С другой стороны, для сотрудников Росприроднадзора остается принципиальным вопрос, имеет ли право собственник использовать свой земельный участок в пределах береговой полосы по своему усмотрению: построить там дом, сарай, забор, посадить дерево, или он в силу Водного кодекса не может этого сделать.

Даст ли ответ на этот вопрос Верховный суд РТ, пока не известно. 11 апреля судебная коллегия оставила в силе решение Зеленодольского городского суда, который обязал садовода вынести забор за пределы береговой полосы. При этом формально права частной собственности на фактически предоставляемую в общий доступ часть участка Альменову не лишают. Значит, бремя содержания общедоступного берега лежит на ней.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG