Ссылки для упрощенного доступа

Смех спасает. Самарский художник об абсурдизации политического дискурса


Среди участников прошедшей 1 мая в Самаре Монстрации был художник и дизайнер Владислав Андреев. На Монстрацию он пришёл с авторским плакатом "Агент КрЫмля". Андрееву двадцать один год, он родился и живет в Самаре. Работает в одной из местных компаний дизайнером. "Idel.Реалии" поговорили с Владиславом о том, как связаны в современном обществе искусство и политика, о сложностях независимого художника в провинции.

— Что заставило тебя участвовать в Монстрации?

— Думаю, что в настоящий момент российское общество радикализируется. Усиливается градус вражды и ненависти, как в условно либеральных, так и условно консервативных кругах. Но благодаря абсурдизации и иронизации политического дискурса, благодаря таким мероприятиям, как Монстрация, мне лично становится легче. Это помогает не сойти с ума. Смех спасает и помогает обезопасить себя от токсичного воздействия супер серьезного отношения ко всему. Выйдя на Монстрацию, я могу иронизировать над любыми политическими штампами, обыгрывать их в шутливой форме, и при этом я не получу в ответ потока ненависти. В общем смех — это полезная штука, к которой нужно периодически прибегать. Это круто, что в России нашелся такой человек, как Артем Лоскутов, ставший идейным вдохновителем этого мероприятия. Потому что потребность в Монстрации действительно есть. Особенно: для художников, дизайнеров и всех, кому близко творчество и индивидуальность в любых проявлениях.

— На Монстрацию ты пришёл со своей работой: оригинальным плакатом. Что он символизирует?

— Лозунг "Агент Крымля" рядом с нарисованным жирафом — это иронизация над политическим клише, с которым я постоянно сталкиваюсь. #АгентКремля — это мем, постоянно используемый западными и российскими либералами (прежде всего первыми) и активно забивающий информационное пространство. Этим же занимаются мемы, вроде #агентгосдепа или #пятаяколонна, широко использующиеся в пропутинских кругах. Потому в сегодняшней российской действительности с нескончаемыми "агентами" хочется выйти на Монстрацию и подвергнуть это все смеху и абсурду. А насчет варианта правосписания: "КрЫмля" или "КрЕмля" — это вещи идентичные. Потому что Кремль сегодня сделал присоединение Крыма к России главным путинским достижением, после которого мы все безоговорочно должны любить нашего президента Пу. Крым стал смыслообразующей вещью кремлевской политики. В общем, Крым и Кремль — это нераздельное целое, идеологический столп, который регулирует отношения как между странами, так и друг между другом внутри нашей страны. Жираф в звездочках на моем плакате про "Агента Крымля", это случайно выбранный абсурдный персонаж. Вместо него могло оказаться любое существо.

— Насколько взаимосвязаны политика и искусство в современном мире?

— Они всегда тесно переплетались. К примеру, картины художников-передвижников: политический жест, они говорили об острых социальных проблемах. Тем самым высказывая свой протест против действующей монархической власти, которая была в этом виновата. Или, например, соцреализм, который обслуживал государственную идеологию СССР. И нынешнее время не исключение: есть Бэнкси (Banksy), который затрагивает тему политики. Или, например, Эрик Булатов, у которого есть работы, подразумевающие критику как советской действительности, так и новой олигархической России. И, конечно, всеми обсуждаемые Петр Павленский и арт-группа "Война", позиционирующие себя политическими художниками. А плакат как часть искусства, вообще в большинстве своем говорит о политике. Зачастую становясь инструментом пропаганды какой либо идеологии. Неслучайно на демонстрации и Монстрации люди приходят с плакатами.

Одна из работ Владислава Андреева
Одна из работ Владислава Андреева

— Художник и дизайнер, живущий в Самаре, может похвалиться, что свободен в творчестве?

— Я себя чувствую свободным в творчестве. Если я и накладываю какие-то ограничения на свои работы, они не навязаны извне, а идут изнутри.

— Свою недавнюю дебютную выставку ты посвятил теме городской среды...

— Да, мне это интересно. На выставке, называвшейся "Артефакты", я представил свои фото, арт-объекты, видео арт, читал стихи. Это исследование городской среды, акцентирование внимания на визуальных элементах, которые мы не замечаем нарочно или непроизвольно. Но которые во многом формируют нашу среду и обладают своей ценностью. Это попытка не демонизировать, а показать в позитиве увы, не самые привлекательные места наших городов. Я в какое то время снимал квартиру в одном из очень периферийных мест Самары с типичной для спальных районов атмосферой упадка. Но даже на это можно смотреть в оптимистическом ракурсе, я попытался научиться и этим вдохновляться, и благодаря таким районам я сделал выставку.

— Листовка оппозиции или объявление с рекламой митинга протеста могут стать современным арт-объектом?

Это можно показать на выставке как Ready-made (реди-мэйд, от англ. ready "готовый" и англ. made "сделанный"): некий предмет, созданный обыденно, но ставший объектом искусства. Или сделать инсталляцию из листовок или другой агитационной продукции. Их можно как то дополнительно разукрасить. Думаю, это будет неплохо. Мне лично интереснее не лоббирование каких то своих политических взглядов с помощью искусства, а скорее деполитизация политического и политизация неполитического. В принципе: это и есть одно из направлений Монстрации. Было бы прекрасно, если бы такие акции устраивались в Самаре чаще. Монстрация напрасно воспринимается самарцами как некая пощечина общественному вкусу. Увы, прогрессивные веяния не всегда находят отклик у простых людей. Хотя бы потому, что они озабочены выживанием, а не походами по музеям. Но радует, что молодежь как и в советское время их родители стремится всегда быть в авангарде.

— В Самаре художника, работающего в стиле Уорхола могут обвинить в пропаганде западных ценностей?

Нет, я в это не верю. Хотя в нашей стране, где недавно президент ограничил Интернет зоной Рунета, может быть все, что угодно. Но оказаться в новом "совке" мне не хотелось бы. Его уже проходили предыдущие поколения за 70 лет Советской власти.

— Кто твои кумиры в мире искусства? У кого учишься?

Меня вдохновляют Василий Кандинский, Александра Экстер, в целом русский авангард. Мне безусловно очень интересны Илья Кабаков, Эрик Булатов. Люблю скульптуры Александра Бурганова, работы Вадима Воинова, Павла Отдельнова. Очарован русскими иконописцами, живописью Редона Одилона. Если брать шире и затрагивать другие виды искусства, то вдохновляюсь постановками Пины Бауш, фильмами Андрея Тарковского, Сергея Параджанова, Дэвида Линча, этот список можно долго продолжать. Жаль, что самарская молодежь, которая интересуется искусством, испытывает определенный вакуум. В городе мало бьеннале и музеев, мало интересных мест, куда можно сходить. Самара в этом плане несопоставима с Москвой и Питером. Приходится познавать мир с помощью Интернета.


— Как ты оцениваешь Самару в плане городского дизайна? Перед ЧМ-2018 на стенах многоэтажек нарисовали огромные муралы (картины)...

Прекрасно, что Самару пытаются эстетизировать таким стрит-артом. Но всюду это по разному. Где то: довольно успешно, где то: не очень. Есть довольно неплохие монументальные рисунки на домах, сделанные к Чемпионату мира по футболу. Мне очень нравится, как разрисовали старинный дом на пересечении улиц Галактионовской и Красноармейской (Галактионовская, 103), возле новой гостиницы Lotte. Очень дизайнерский домик получился.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG