Ссылки для упрощенного доступа

Путин и паралич: Кремль захлёбывается в потоке местной конкретики


Популярный миф про доброго царя и злых бояр всё ещё владеет умами россиян. Сколь ни парадоксально, верят в него до сих пор даже многие москвичи, заверяет политик Владимир Милов. Тем не менее, эксплуатацией этого мифа Кремль сам себя загоняет в ловушку: в ситуации, когда власть на местах всё меньше в состоянии реагировать на запросы общества, "добрый царь" и "верховный арбитр" просто не в состоянии будет спасти каждый сквер и потушить каждый градостроительный конфликт. А, значит, число недовольных будет лишь расти... Но извлечёт ли Кремль из вала обращений на "прямую линию" тактическую выгоду? Ведь общение вождя с народом — отличный шанс подкачать сдувающийся рейтинг.

"Путин, помоги!" Спаси наши дома. И нашу реку. И наше озеро...
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:12 0:00

—​ На мой взгляд, в преддверии очередной "прямой линии" президента РФ вырисовалась парадоксальная картина: чем больше беспредела на местах, тем выше рейтинг у Путина (ведь именно к нему обращаются за поддержкой миллионы недовольных россиян). Вы с этим согласны?

— В последнее время мы видим по всем источникам, включая даже кремлевский ВЦИОМ — с рейтингами у Путина большие проблемы, и динамика идёт совершенно однозначно вниз. Эти видеообращения у вас [в Татарстане] — не уникальная ситуация. Можете загуглить "Жители написали видеообращение к Путину" — и увидите, что это массово записывается во всех регионах. Люди воспринимают Путина как маячок последней надежды, потому что ни по каким проблемам власть вообще не работает. В советское время написать в газету "Правда" было такой ниточкой последней надежды, а сейчас у нас вот видеообращения к Путину... То есть, это абсолютно не уникальная история, это — массовый жанр. Он свидетельствует о тотальном параличе институтов власти, которые не в состоянии реагировать на запросы граждан.

Здесь можно про Путина сказать, что его авторитет как верховного арбитра сохраняется. Благодаря ТВ и пропаганде... Я вот сейчас выдвинулся кандидатом в Мосгордуму и собираю подписи активно. Мы ходим по квартирам. Честно говоря, они [избиратели] ругают власть больше, чем оппозиция. Я такого мата давно не слышал. Но все говорят: "Но не трогайте Путина. Он хороший. Он за нас. Это не он виноват. Его окружают плохие бояре".

Рейтинг Путина держится, потому что люди воспринимают его во многом как такой институциональный фактор: должен быть какой-то верховный правитель, царь, который хороший. Потому что если этого нет, то вообще мрак! Многие даже боятся себе такую ситуацию представить. Поэтому его рассматривают как инстанцию последней надежды.

Вот сейчас мы проходим жанр массовых обращений в газету "Правда"

Но вы знаете, если со многими людьми, которые записывают подобные обращения или просто пишут, поговорить подробнее, то, думаю, многие из них сами признают, что такой жанр обращения напрямую к президенту — это свидетельство полного паралича власти, системы, которая не работает... Но им хочется сохранять веру в хорошее, что есть царь, который разберется.

Я думаю, это тоже пройдет. И уже проходит.

То падение рейтинга Путина, которые мы наблюдаем, это серьёзный признак разочарования в царистской модели. Так что надо просто пройти все эти шаги поэтапно. Вот сейчас мы проходим жанр массовых обращений в газету "Правда". Просто из истории мы знаем, что было дальше за этим.

—​ Но, получается, всё равно Кремль сейчас набирает на этой ситуации очки? Люди-то обращаются.

— Зависит от того, какие будут последствия. Потому что на этом можно набрать теоретически какие-то тактические очки. Но если проблемы не будут решаться — а наша система, она в принципе не способствует тому, что они в принципе решались; наоборот, они будут усугубляться, скорее всего — то Кремль не сможет влезть в каждый трубопровод, каждый парк защитить от застройки... Прямо видно, что они уже захлебываются в потоке этой местной конкретики. Они построили систему, где они должны быть арбитром в каждом гвозде — но они не справляются с этой функцией. И это будет всё больше и больше видно.

Из ярких примеров — в Екатеринбурге люди четко поняли, что Кремль не справился со своей ролью арбитра. Потому что у них давно уже тянулась эта история с храмом и сквером. И им пришлось выходить на серьёзную несанкционированную политическую акцию, чтобы добиться своего.

"Поднимите руку, кто здесь доверяет Путину" — и там довольно много народу, и никто не поднял

То же самое в Архангельской области с мусором происходит. Все начинали с обращений к Путину — там же можно очень легко это проследить. Есть хорошее видео: на одном из митингов в Архангельской области кто-то говорит "Поднимите руку, кто здесь доверяет Путину" — и там довольно много народу, и никто не поднял. Поэтому это всё должно через такие этапы пройти. Думаю, что даже если где-то что-то тактически Кремль выгадает, то вот эта неспособная работать и откликаться на нужды людей система его потопит — и через шаг люди будут утрачивать доверие.

—​ Но смотрите, в случае с Екатеринбургом и делом Голунова именно Путину приписывают роль верховного арбитра. Заявления Путина сделаны незадолго до прямой линии — это чтобы он весь предстал в белом перед населением?

— Я думаю, что дело не в этом. С Голуновым там вообще специфическая очень ситуация. Они просто очень некачественно исполнили вот это вот намерение подбросить наркотики. Они это делали так, как привыкли, но для резонансного случая, известного журналиста это не катит. Просто обычно никто их не контролирует — ну подбросили и подбросили. Любая бумажка, написанная ментами, прокатит в суде. А здесь это не прокатило, и, конечно, Кремль вынужден был вмешаться.

Я как раз думаю, что это, скорее, для Путина всё в минус, потому что ситуации, когда ему приходится лично влезать в конкретные проблемные истории, ему не добавляют очков. Люди видят, что других способов достучаться до самого главного нету. Ну это просто значит система не работает. Голунов — это такой частный случай. А с Екатеринбургом это была старая многолетняя проблема — и власти никак не реагировали, на все их запросы к Путину тоже никакой реакции не было. Поэтому они когда уже выходили в этот сквер, они с довольно однозначными оценками и лозунгами выходили и несмотря на то, что Кремль разрулил это всё, плюсов это [ему] не добавило.

—​ Вы меня сильно удивили, сказав, что москвичи, оказывается, тоже по-прежнему верят в эту схему "Добрый царь — злые бояре". Неужели даже в Москве?..

— А что вы хотите? Если вы просто даже посмотрите на результаты выборов, вы увидите, что партия власти в Москве-то набирает побольше, чем во многих провинциальных городах. Просто здесь и уровень жизни выше. Кроме того, Москва — это, знаете, город чиновников и людей, которые как-то связаны с государственной машиной. Здесь довольно много не только довольных, а еще и присосавшихся (давайте назовём всё своими именами). Поэтому не надо Москву считать каким-то оазисом либерализма.

Не надо Москву считать каким-то оазисом либерализма: здесь довольно много присосавшихся

Здесь есть много оппозиционно настроенных людей, но много и таких, которые склонны верить в царя, быть такими сторонниками патерналистской модели... Здесь очень много этого.

—​ То есть, просто потому, что от этого [режима] действительно зависит их благополучие? И они успешно встроены в эту систему?

— И встроены. Конечно, здесь растет недовольство очень сильно. Но здесь гораздо меньше поводов быть недовольными, чем в остальной России где очень часто просто разруха. В Москве-то конечно всё поблагообразнее в этом смысле. Здесь много людей довольных властью. Много и недовольных. Здесь большее... биоразнообразие (смеётся — "Idel.Реалии").

Здесь очень много всякого. Но отношение к Путину как к доброму царю здесь тоже довольно распространенное. Это философски объясняется просто. У нас люди не имеют какого-то опыта самостоятельного демократического управления. Они всю жизнь привыкли жить, что есть какое-то начальство. И им очень сложно представить себе систему, когда они сами решают свои проблемы, и никакого начальства нет.

И второй момент. Очень сложно жить, понимая, что у тебя начальник — сволочь и гад. Он должен быть хорошим, иначе — катастрофа.
Ну и плюс ему еще и телевидение надувает такой имидж, что он очень хороший.

Поэтому здесь такой психологический барьер. Часто люди говорят: "Я даже не хочу про это знать", когда начинаешь про коррупцию всякую рассказывать.

Есть запрос: им нужен такой добрый царь, который висит у них на портрете над головой. Это стандартный запрос стран, которые никогда не жили при свободе. Азиатчина. Съездите в любой эмират — и вы там эти портреты увидите все.

Это — элемент традиции и отсутствие навыков жизни при нормальной свободной демократической модели.

—​ А российское население вообще в принципе способно когда-нибудь выйти за пределы придуманной сказочной реальности, в которой царь хороший, а бояре — злые?

— Да. Просто это очень трудно. Все нации через это проходили. Просто мы в силу ряда исторических особенностей — и я дико извиняюсь, близости к Азии и к соответствующей политической культуре — мы просто никогда особо свободно не жили.

Но если вы на низовом уровне проведёте исследования, все данные покажут, что у людей запрос не то что на свободу, а на то, чтобы влиять на принимаемые [властью] решения. Ну вот вам простой пример — за всё время правления Путина, он так и не смог обернуть людей в свою веру по поводу отмены прямых выборов губернаторов и мэров. Здоровое большинство — две трети — говорит: мы хотим сами напрямую выбирать. Невзирая на все усилия, чтобы были ситименеджеры, фильтры и всё такое, люди несогласны.
Категорически.

Этот лозунг вызывает большую поддержку. Да, мы хотим влиять на местное начальство, хотим, чтобы они были подотчётны.

Ну и много таких других признаков. Ну вот они [власть] насаждают религию, но вы видите, что посещаемость религиозных событий очень низкая. Реально люди ничего не соблюдают, библию не читали. Россия по всем международным меркам очень свободная страна в плане религиозных воззрений. Элементы внутренней свободы очень видны, запрос на свободу и демократическую систему управления виден, но преодолевать трудно.

Это как черепашонок маленький когда входит в воду через прибой — ну, это сложно... Когда вы не привыкли решиться на какие-то риски, делать какие-то шаги, это психологически трудно, люди этого боятся. Но это будет. Другой дорожки нет.

Я еще раз подчеркиваю, что другая система, которая сейчас есть, не работает.

Чем интересно это время? Еще несколько лет назад этого не было заметно, а сейчас прямо видно, что эти сбои идут ежедневно на всех уровнях. От новостей в Гугле до районных форумов.
Каждый день на любом уровне — вплоть до абсолютно районных — возникают серьёзные проблемы, которые ведут к потрясениям хотя бы даже местного масштаба. И в том числе — к обращениям к президенту
Я такого, честно говоря, давно не помню. Это какая-то глобальная дестабилизация всего из-за того, что не работает эта система.

—​ А что необходимо для того, чтобы вот этот маленький черепашонок наконец преодолел прибой и в воду вошел? Рывок, как говорит Путин?

— Наоборот. Надо работать с ним, последовательно объяснять. Искать сторонников, тех людей, которые уже осознали проблему и готовы вернуться к политическому участию.

Основной смысл путинской пропаганды последние двадцать лет был ориентирован на дизенгейджмент — на то, чтобы люди перестали участвовать. Типа политикой занимается только папа, а вы растите свои цветочки, деток, делайте свою карьеру, берите ипотеку — но в политику не лезьте.

Сейчас всё больше людей начинает понимать, что тогда их загоняют в клубок проблем, и что решение этих проблем только в политической плоскости лежит. И люди начинают потихоньку возвращаться. Вот здесь поле для довольно длительной и кропотливой просветительской работы и для того, чтобы расширять круг.

Разные митинги, которые начинаются с застройки, с экологии, довольно быстро выходят на политические лозунги

Мы называем это правилом следующего шага. Когда вы видите человека, который сильно недоволен и уже готов в чем-то участвовать, то надо им заняться и его подтолкнуть. Когда вы видите, что кто-то сомневается, но не очень знает, как и что, ему надо показать, объяснить и так далее. Нужно работать с разными слоями общества в зависимости от степени их готовности. Но решение только в одной плоскости. Нужно возвращать политику — открытую, конкурентную — в нашу жизнь. Иначе ничего не будет нормально. И всё больше людей это понимают. Разные митинги, которые начинаются с застройки, с экологии, довольно быстро выходят на политические лозунги. И это очень хороший признак.

И напоследок уточню. Серьёзный кризис доверия к региональной и муниципальной власти уже налицо?

— Абсолютно да. Это уже вопрос времени, когда он спроецируется на полное недоверие ко всей системе и к её высшему руководству. Это может быть не сверхбыстро, но движение только в одном направлении может быть.

Житель Казани о новом Генплане города
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:29 0:00

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (16)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG