Ссылки для упрощенного доступа

Деспотизм в российской провинции


Бэлла Шах в Казани на форуме "Золото тюрков"

Публицист Камиль Галеев рассуждает о разнице степени свобод в центре и российской провинции. Речь идет не только о политических правах, но о любых, с точки зрения местных властей, неординарных проектах. Галеев демонстрирует эту разницу на примере просветительского проекта в ногайском селе.

Вольтер характеризовал строй Османской империи как деспотизм в столице, и дурно организованные республики в провинциях. Исходя из этого порядок современной России, напротив, можно описать как деспотизм в провинции и — дурно организованная республика в столице.

Действительно, жители Москвы пользуются на порядок большими свободами, что политическими и гражданскими, что экономическими — чем жители регионов. Это вам подтвердит любой провинциальный активист или бизнесмен.

Жители Москвы пользуются на порядок большими свободами, что политическими и гражданскими, что экономическими — чем жители регионов

В Москве худо бедно прокатывают разнообразные общественные инициативы, которые в провинции душат на корню. В столице России функционируют предприятия, которые в регионах давно бы уже закатали в асфальт бесконечными проверками и штрафами.

Почему так? Это обратная сторона московского "пылесоса", высасывающего из провинции ресурсы и людей. Поскольку в регионах мало денег и мало предприятий, то соответственно каждое на виду, и к каждому выстраивается очередь проверяющих.

В Москве бы фирму такого масштаба просто не заметили — их слишком много. Аналогично и с гражданским обществом: именно потому, что львиная доля инициативных уже уехала в Москву, каждый оставшийся заметен и вызывает пристальное внимание (и прессинг) властей. Здесь мне видится порочный круг: как раз потому, что Москва высасывает из провинции все живое, чахлые деревца региональных экономик и общественных инициатив подвергаются ещё большему давлению.

БЭЛЛА ШАХ НЕ ШАХ

Бэлла Шахмирза родом из Карачаево-Черкессии. В 2014 году она закончила факультет журналистики МГУ и уехала в Милан, где до сих пор и работает переводчиком. Уже три сезона она организует летнюю школу для детей из аулов, преимущественно ногайских. До последнего времени эта летняя школа работала в карачаево-черкесском Эркен-Халке на президентский грант (500 тыс. рублей) и частные пожертвования.

Люди из прокуратуры ходили к Белле домой, а в августе даже попытались провести обыск "по анонимному обращению"

На эти достаточно скромные средства Бэлле удалось привлечь в свою школу множество ярких преподавателей со всей страны — далеко не только из кавказских республик. Таким образом, 250 деревенских детей ежегодно получали доступ к преподавателям и исследователям очень высокого уровня. Для многих из них это было едва ли не единственным шансом.

Школа работала без покровителей и "крыши": в условиях российской провинции это было чрезвычайно рискованно. Аульское районо строчило жалобу за жалобой и с марта 2019 г. на школу начался наезд со стороны республиканской прокуратуры и следственного комитета. Они инициировали проверку, обвиняя руководство школы в том, что они расхитили средства, собранные на мероприятия, которые, по утверждению силовиков, так и не были проведены. Люди из прокуратуры ходили к Белле домой, а в августе даже попытались провести обыск "по анонимному обращению", не имея при этом никаких документов. Из семи человек представились только двое.

Вскоре к атаке присоединилось и региональное правительство. 1 августа состоялась встреча в кабинете местного замминистра образования, где семь чиновников обвинили Беллу в "нелегальности" проекта. При этом они даже не стали открывать представленные ей документы, свидетельствующие и о легальности школы, и о законном порядке расходования средств.

Сама Бэлла полагает, что атака связана с двумя обстоятельствами. Во-первых, региональное руководство "разыгрывает политическую карту", превентивно зачищая чересчур независимых и самостоятельных активистов, и давя на корню любые их инициативы.

Во-вторых, она предполагает, что сыграл свою роль и ее отказ делиться собранными деньгами с влиятельными лицами. Попросту говоря — отказ давать взятки.

Наезд региональных властей и силовиков вынудил закрыть школу в Эркен-Халке. Ее вскоре открыли в новом месте, но уже в меньших масштабах, и без возможности принять столько детей, как раньше. Дальнейшие перспективы школы пока неясны. Сама Бэлла на вопрос о них рассказывает анекдот про динозавра, вероятность встретить которого за углом составляет ровно 50% — либо встречу, либо не встречу.

На мой взгляд, атака на летнюю школу в Эркен-Халке — это химически чистый пример бессмысленного гнобления любых здоровых региональных инициатив властями в РФ.

В программе школы нет никакой политической составляющей — это чисто просветительское мероприятие, которое должно дать сельским детям доступ к лучшим преподавателям страны. Это важно и в плане образования, и в плане нетворкинга — не забывайте, что речь идет о детях из аулов, у которых доступа к этому саму нетворкингу очень мало. И несмотря на это, региональное руководство приняло решение уничтожить школу, лишив сельских детей одного из немногих шансов на будущее.

ТАТАРСТАНСКИЙ КЕЙС: УХОД ТАБРИСА

Но подавление любой низовой инициативы — это не сугубо кавказский феномен. На самом деле активистов гнобят по всей стране. Один из ярких примеров такого гнобления — это выдавливание Табриса Яруллина с поста председателя Всемирного форума татарской молодежи и из Всемирного конгресса татар.

Автор этих строк знает Табриса лично: он неоднократно помогал мне с организацией мероприятий в Казани. Табрис был весьма нетипичным руководителем — совершенно не "комсомолец", а искренне заинтересованный активист, который много сделал для татарского национального движения и популяризации татарской культуры.

Вероятно, именно его чрезмерно яркая личность, избыточная популярность, да и чего уж скрывать — молодость, стали причиной его выдавливания из общественной деятельности. По поводу того, от кого именно шла эта инициатива, есть разные версии. Некоторые полагают, что он возбудил зависть бюрократов старшего поколения, увидевших в нем конкурента. Некоторые — указывают на московских силовиков.

По этому поводу вспоминается старая притча про древнегреческого тирана Фрасибула. Однажды другой тиран послал к нему своего приближенного, чтобы узнать секрет долгого и успешного тиранического правления.

Фрасибул молча взял гонца за руку и пошёл с ним в поле. В поле он поднял палку и принялся сбивать все колосья, сколько-нибудь возвышающиеся над общим уровнем. Закончив работу, он повернулся к послу.

— Понял?

— Понял, — ответит тот. И повёз секрет успешной тирании своему господину.

Наши силовики с классическим наследием не шибко-то знакомы, но своим умом до чего-то подобного доперли. Они думают, что механически уничтожая все, что они возвысятся над средним уровнем, и смогут удержаться подольше. Правда, в перспективе это приводит к полной дегенерации общества, но наши руководители в долгой перспективе не мыслят.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    камиль галеев

    Историк, журналист. Студент магистратуры университета Сент Эндрюс, Соединённое Королевство.

Комментарии (24)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG