Ссылки для упрощенного доступа

Свидетели в деле Мусина: ТФБ выдавал кредиты подставным фирмам 


Процесс над Робертом Мусиным

В Вахитовском райсуде Казани на заседании по делу экс-главы Татфондбанка были допрошены четыре свидетеля. 

Сегодня, 17 сентября, в Вахитовском райсуде Казани на заседании по делу экс-главы Татфондбанка, экс-депутата Госсовета РТ Роберта Мусина допросили первых свидетелей. Ими стали четыре человека, связанных с ГК DOMO.

В суде выступили экс-сотрудник татарстанского ОБЭП Нияз Мухамадиев, бывший работник угрозыска Казани Рамис Кожаев, а также менеджер (по образованию — учитель права) Набиря Демидова и экономист Радик Зарипов. Все они в 2016 году перед банкротством работали или были связаны с фирмами "Бытовая электроника", "Глобал Консалт", а также ГК DOMO.

Каждый из них пояснил, что их принудительно назначили фиктивными директорами мелких фирм. По словам каждого из свидетелей, за отказ от назначения грозили увольнением. В их функции в период директорства входило исключительно подписание документов.

— Нам не разрешалось читать документы, их закрывали так, что оставалось только место для подписи, — рассказала на заседании Набиря Демидова, — Нам дали понять, что если не будем подписывать или начнем отказываться, придется искать новую работу.

Присутствующие на заседании по делу Роберта Мусина 17 сентября
Присутствующие на заседании по делу Роберта Мусина 17 сентября

Слова девушки подтвердили и остальные свидетели. Они рассказали, что, будучи директорами, их несколько раз возили в Татфондбанк на оформление кредитов. Задачами свидетелей было приехать и лишь расписаться в документах. Они заверили, что никогда не видели, какие кредиты и на какие суммы получали их фирмы.

— Мне объяснили, что это необходимо в целях оптимизации. Больше я не спрашивал. Я сам реально видел, что открывались новые магазины бытовой электроники, все работало, — рассказал на заседании Радик Зарипов, — Средствами распоряжался "Глобал Консалт", который находился в том же здании, но в соседнем офисе с местом моей работы — фирмой "Бытовая электроника".

Все свидетели подтвердили, что их ввели в заблуждение, в результате чего они остались должны обанкротившемуся ТФБ сотни миллионов рублей. Также все допрошенные на этом заседании свидетели пояснили, что за проставление росписей им платили по десять тысяч рублей в месяц.

— Эти деньги приходили вместе с зарплатой на карточку Татфондбанка, — сказал в суде Рамис Кожаев.

Он также предположил, что полученные кредитные деньги впоследствии возвращались на счета Татфондбанка. По мнению Рамиса Кожаева, эти сделки были необходимы для имитации финансовой деятельности в Татфондбанке.

— О том, что на самом мы подписывали, мы узнали только, когда банк уже рухнул. Всех директоров таких технических фирм собрали и рассказали о закрытии, — пояснил во время процесса Нияз Мухамадиев.

По словам каждого из свидетелей, всего было создано более десятка фиктивных фирм, директора которых могли подписывать неизвестные им документы и оформлять фиктивные кредиты. Отметим, всего в деле Роберта Мусина 152 свидетеля.

Экс-главу Татфондбанка обвинили в шести эпизодах по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Следствие считает, что с января 2013 года по декабрь 2016 года депутат Госсовета, управляя Татфондбанком, использовал свои полномочия вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения личной выгоды и преимущества.

Следствие полагает, что Мусин заключил несколько сделок, которые положили конец Татфондбанку. Среди них: выдача необеспеченных кредитов ООО "Бытовая Электроника" и группе компаний DОМО на сумму 18,6 млрд рублей; аналогичные кредиты для фирмы супруги экс-главы ТФБ ООО "Аида Д" на 133,7 млн рублей; уступка права требования по 32 кредитным договорам на сумму 2,7 млрд рублей ООО "МИГ" в обмен на облигации Татфондбанка, которые утеряли свою ликвидность; получение в Банке России кредита на сумму 3,1 млрд рублей на основании заведомо ложных сведений о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с ПАО "Нижнекамскнефтехим", который в настоящее время не погашен; выдача необеспеченного кредита ООО "Казанская СХТ" на сумму 256 млн рублей; вывод залогов по кредитным договорам, ранее заключенным с 15 фирмами на общую сумму 20,5 млрд рублей.

Всего в деле Роберта Мусина 120 томов. Общая сумма ущерба от его действий, по версии следствия, связанных в основном с выводом активов из банка, оценивается в 53 миллиарда рублей.

Начало краха Татфондбанка датируется 15 декабрем 2016 года. Тогда Центробанк ввел временную администрацию в Татфондбанке, возложив управление на Агентство по страхованию вкладов. Причина — неустойчивое финансовое положение банка и угроза интересам его кредиторов, сообщил регулятор. Также он наложил мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Практически через неделю — 23 декабря 2016 года — был введен мораторий в Интехбанке. Тогда же и начались протесты клиентов банков.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (12)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG