Ссылки для упрощенного доступа

Роберт Мусин: "Вину признаю частично"


Процесс над Робертом Мусиным (в первом ряду слева)

Сегодня, 11 сентября, в Вахитовском райсуде Казани прошло четвертое по счету заседание по делу экс-главы Татфондбанка Роберта Мусина. Прокуроры полностью огласили обвинительное заключение, банкир впервые публично прокомментировал вменяемые ему преступления, а допрошенный потерпевший — представитель "Банка России" — рассказал о выдаче невозвратного кредита ТФБ перед его крахом.

ТРИ С ПОЛОВИНОЙ ЗАСЕДАНИЯ НА ШЕСТЬ ЭПИЗОДОВ

Первые три заседания и часть четвертого прокуроры по делу Руслан Губаев и Динар Чуркин поочередно зачитывали обвинительное заключение Роберта Мусина. По версии следствия, к ущербу в 53 млрд рублей от злоупотребления Мусиным должностными полномочиями привели шесть сделок.

Среди них: выдача необеспеченных кредитов ООО "Бытовая Электроника" и группе компаний DОМО на сумму 18,6 млрд рублей; аналогичные кредиты для фирмы супруги экс-главы ТФБ ООО "Аида Д" на 133,7 млн рублей; уступка права требования по 32 кредитным договорам на сумму 2,7 млрд рублей ООО "МИГ" в обмен на облигации Татфондбанка, которые утеряли свою ликвидность; получение в Банке России кредита на сумму 3,1 млрд рублей на основании заведомо ложных сведений о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с ПАО "Нижнекамскнефтехим", который в настоящее время не погашен; выдача необеспеченного кредита ООО "Казанская СХТ" на сумму 256 млн рублей; вывод залогов по кредитным договорам, ранее заключенным с 15 фирмами на общую сумму 20,5 млрд рублей.

С января прошлого года Роберт Мусин под домашним арестом. На каждый процесс его приводит сотрудник УФСИН. На процессах также присутствуют и "погорельцы" ТФБ — инициативная группа клиентов рухнувшего банка. Они высказывают в адрес Мусина проклятья, желают смерти и требуют возвращения денег. Сам экс-глава ТФБ не реагирует на выкрики своих бывших клиентов и старается не смотреть им в глаза.

Такие события имели место быть, но их квалификацию я вижу по-другому и готов в процессе суда дать свои пояснения


До этого процесса Мусин не произнес ни одного публичного слова — лишь перешептывался с адвокатом Алексеем Клюкиным. Сегодня, когда прокуроры дочитали обвинительное заключение, судья Наиль Камалетдинов спросил, признает ли обвиняемый себя виновным.

— Обвинение мне понято. Вину признаю частично. Такие события имели место быть, но их квалификацию я вижу по-другому и готов в процессе суда дать свои пояснения, — сказал Роберт Мусин.

ПЕРВЫЙ ЭПИЗОД — НЕВОЗВРАТНЫЙ КРЕДИТ ОТ ЦБ

Допрос потерпевших прокуроры начали с первого эпизода, в котором обвинили Мусина. 3 марта 2017 года, в день отзыва лицензии у Татфондбанка, Следственный комитет по РТ объявил о возбуждении дела против Мусина. Основанием стал кредит в 3,1 млрд рублей, который Татфондбанк брал в Центробанке. По версии следствия, началось все с того, что в июле 2016 года "Казаньоргсинтез" положил в банк субординированный депозит на четыре миллиарда рублей. Такой депозит можно получить обратно в случае банкротства кредитной организации и только в рамках последней, четвертой очереди.

Татфондбанк заключил соглашения о смене кредитора с аффилированными компаниями в нарушение закона


В тот же день в июле 2016 года эти деньги "Казаньоргсинтеза" были выданы в виде двух кредитов "Нижнекамскнефтехиму" на 2,2 млрд рублей и 1,8 млрд рублей. Тем самым капитал и кредитный портфель ТФБ увеличился.

В сентябре того же года Центробанк под залог долгов "Нижнекамскнефтехима" выдал Татфондбанку кредит на 3,1 млрд рублей. В декабре же права требования и долги оказались у компании Мусина — "Новой нефтехимии". Экс-глава ТФБ, как считает следствие, утаил от Центробанка документы — соглашения о смене кредитора и заемщика.

ДОПРОС ПОТЕРПЕВШЕГО

В качестве первого потерпевшего гособвиние допросило представителя Центробанка РФ — начальника юридического отдела по Татарстану Эльдара Абдуллина. Он пояснил, Татфондбанк заключил соглашения о смене кредитора и заемщика с аффилированными компаниями в нарушение закона. По словам представителя регулятора, о существовании соглашений в ЦБ узнали только после краха Татфондбанка в декабре 2016 года.

На деле Мусин, как заверил представитель ЦБ, заключил два соглашения о переходе кредитов "Нижнекамскнефтехима" в тот же день, что и сами кредиты — 18 июля 2016 года. По словам Абдулиина, в соглашениях говорилось, что если произойдет одно из двух условий — снижение достаточного базового капитала ТФБ до 4,5 процента или наступит определенная дата (в этом случае — 18 июля 2018 года) — обязательства по возвращению долгов перейдут с "Нижнекамскнефтехима" на "Сувар Девелопмент" (2,2 млрд рублей) и на "Новую нефтехимию" (1,8 млрд рублей).

Представитель ЦБ отметил, это не все утаенные документы. Экс-глава ТФБ заключил еще одно соглашение о перемене лиц в обязательствах, по которому долг с "Сувар Девелопмент" переходил "Новой нефтехимии". Таким образом, единственным должником по кредиту ТФБ (в случае наступления одного из двух условий) становился не "Нижнекамскнефтехим", а компания Мусина — "Новая нефтехимия".

Потенциальным должником Татфондбанка выступает не "Нижнекамскнефтехим", а выступает "Новая нефтехимия"


Оговоренные условия наступили уже в декабре того же года. Перед крахом банка, по версии следствия, Мусин подписал фиктивный документ, где говорилось о снижении норматива достаточного капитала до 4,5 процента. По версии обвинения, на деле норматив снизился только в январе 2017 года после введения в ТФБ временной администрации.

Таким образом, перед крахом банка "Нижнекамскнефтехим" перестал быть должником и отдал эти обязательства "Новой нефтехимии". В ТФБ ввели временную администрацию — выплаты по кредиту ЦБ остановились. Истребовать залог регулятор уже не смог — предмет залога был изменен в одностороннем порядке. Так "Банк России" утратил возможность взыскания долга по правам требования с "Нижнекамскнефтехима". Эльдар Абдуллин заверил, Роберт Мусин намеренно сокрыл документы, чтобы получить и присвоить кредит от ЦБ.

— Эти соглашения были заключены до представления документов в Банк России. Естественно, это говорит о том, что потенциальным должником Татфондбанка выступает не "Нижнекамскнефтехим", а выступает "Новая нефтехимия", которая является аффилированной с Татфондбанком. Соответственно, "Новая нефтехимия" будучи связанным лицом не может приниматься Банком России, и подсудимому об этом не могло быть неизвестно, как специалисту в данной области. <…> Уже когда временная администрация начала работать в Татфондбанке, тогда мы и увидели эти соглашения о переводе долга. Только после этого "Банку России" стало о них известно, — сказал Эльдар Абдуллин.

Гособвинители пояснили журналистам, что могло происходить на деле: "Казаньоргсинтез" вложил деньги в ТФБ; эти деньги дали в кредит "Нижнекамскнефтехиму", а компания вернула их обратно "Казаньоргсинтезу". Схему, считают прокуроры, провернули только для того, чтобы имитировать наличие активов перед Центробанком и получить у них кредит.

Допрос Эльдара Абдуллина едва ли растянулся на два часа. Следующий на очереди — представитель Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Андрей Соколов. Суд допросит его 16 сентября. АСВ принадлежит самый большой портфель требований, так как именно они выплачивали клиентам банка их потерянные деньги.

Сам Мусин не комментирует дело журналистам. Он выскажет свою позицию во время прений — после допроса потерпевших и свидетелей.

В общей сложности в деле экс-главы Татфондбанка и депутата Госсовета РТ Роберта Мусина 120 томов. Его обвиняют по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Следствие считает, что с января 2013 года по декабрь 2016 года депутат Госсовета, управляя Татфондбанком, использовал свои полномочия вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения личной выгоды и преимущества.
Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (6)

XS
SM
MD
LG