Ссылки для упрощенного доступа

Почему Великобритания и Англия — это не одно и то же


Британский парламент

Колумнист "Idel.Реалии" Камиль Галеев рассказал о том, почему Великобританию следует рассматривать как несколько стран, а не как нечто гомогенное и единое.

Перед отъездом в Великобританию нам, получателям стипендии Чивнинг, устроили прием в посольстве Великобритании. Посол предложил задавать ему любые вопросы. В числе прочего его спросили — что мы, студенты, отправляющиеся в Британию на год, должны знать об этой стране?

В реальности Великобритания — это не одна страна, а несколько стран, очень сильно отличающихся друг от друга и по культуре, и по законам, и по социальному устройству


На что посол ответил следующее. Если вы живете в Лондоне, у вас может возникнуть иллюзия, что весь мир вращается вокруг этого города. Но это не совсем так. В реальности Великобритания — это не одна страна, а несколько стран, очень сильно отличающихся друг от друга и по культуре, и по законам, и по социальному устройству.

Это на самом деле очень любопытная тема. Ведь объединение Англии и Шотландии в Великобританию у нас часто понимают как простую аннексию. Грубо говоря, королевство английское приросло новыми территориями на севере, ну и провело заодно косметический ребрендинг.

Но ведь это полная ерунда. Знаете, что отличало старое английское королевство — до унии с Шотландией? В смысле, что в нем было такого особенного, что делало его непохожим на остальные европейские государства?

Это было самое централизованное и унитарное государство Европы. Фактически это было единственное крупное государство, где не было региональных ассамблей, сословных представительств или парламентов, региональных автономий и региональной же разницы в правовых системах. На всю страну распространялась власть одного короля, одного парламента и сфера действия одного обычного права (common law) — за исключением одного только пограничья с Шотландией. Аннексия Уэльса в 1536 ничего не изменила — его просто включили в состав Англии на общих основаниях, без всякой автономии.

Испания вообще представляла собой конгломерат королевств, которых не объединяло ничего кроме общего монарха, государственного совета, ну и инквизиции, куда же без нее


Франция и Испания, например, были неизмеримо более децентрализованными и гетерогенными. Испания вообще представляла собой конгломерат королевств, которых не объединяло ничего кроме общего монарха, государственного совета, ну и инквизиции, куда же без нее. Парламенты (кортесы), законы, гражданства, налоги и бюджеты и т.д. у каждого из составляющих Испанию королевств были свои.

Франция, конечно, была поунитарнее, но и там по английским меркам царил полный бардак. Центральные провинции государства назывались pays d’elections и управлялись королевскими чиновниками elus. Налоги там были "зверские". Провинции окраинные назывались pays d’etats и там функционировали местные "штаты" (сословия, ну или парламенты если по-русски), которые налоги и собирали. Степень эксплуатации вторых была естественно намного ниже. Мера автономии каждого региона варьировалась — от близкой к Парижу и совершенно задавленной Нормандии, до далекого и куда более свободного Лангедока с самыми сильными в стране "штатами".

С законами еще интереснее. С Испанией и так все понятно, а Франция представляла собой дикую чересполосицу юрисдикций: на этой конкретной территории, скажем, действовало статутное право, а отъедь километров тридцать — и здесь уже живут по праву феодальному, часто некодифицированному. Сплошной салат, по сравнению с которым Англия была царством невообразимого орднунга.

Согласитесь, что в таких условиях преобразование сверхцентрализованного государства английского в децентрализованную и уважающую региональные различия Великобританию — это далеко не самоочевидный сценарий. Тем более, что поначалу рассматривался именно вариант создания общего унитарного государства: скажем, первый общий король Англии и Шотландии Яков I, агитируя в английском парламенте за объединение обеих стран, называл его именно "мирным завоеванием" и сравнивал с аннексией Уэльса, которому никто никакой автономии не предоставил.

После объединения Англии и Шотландии эти страны сохранили разные правовые системы и разные церкви


И тем не менее в итоге был реализован совершенно другой сценарий. После объединения Англии и Шотландии эти страны сохранили разные правовые системы и разные церкви. Скажем, первая клятва, которую британский король дает перед вступлением на престол — это клятва соблюдать независимость пресвитерианской церкви Шотландии. На сегодняшний день Шотландия обладает возможно самой полной автономией в Европе, намного превосходящей автономию любого региона на континенте.

Так что Англия и Великобритания — это совсем не одно и то же.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    камиль галеев

    Историк, журналист. Студент магистратуры университета Сент Эндрюс, Соединённое Королевство.

Комментарии (29)

XS
SM
MD
LG