Ссылки для упрощенного доступа

"Татнефть" обвинила противников производства малеинового ангидрида в безграмотности и нагнетании страхов


Ильшат Шарипов, начальник управления "Татнефтегазпереработка"

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Производство безопасное, выбросы углекислого газа малы, сточные воды отсутствуют, вредные вещества сожгут в печи, санзону увеличивать не надо — в том, что бояться установку по переработке нормального бутана нет причин, убеждали жителей Альметьевского района нефтяники, проектировщики и владельцы технологии на прошедших слушаниях. Слушания признали состоявшимися, хотя и без ответов на технические вопросы, которые задали противники производства.

На прошлой неделе в Альметьевске в ДК "Иске Әлмәт" прошли общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду производства малеинового ангидрида. Производство планируется на площадке Миннибаевского газоперерабатывающего завода (ГПЗ), что примерно в километре от поселка городского типа Нижняя Мактама.

Химзавод в Альметьевске. Опрос населения
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:40 0:00

БЕЗОПАСНЕЕ, ЧЕМ ГАЗОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИЙ ИЛИ НЕФТЕПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИЙ ЗАВОД

Ильшат Шарипов, начальник управления "Татнефтегазпереработка", открывая мероприятие, рассказал о реализуемых проектах по модернизации оборудования. Это и обновление криогенной установки к 2023 году, что позволит отбирать из нефтяного газа гелий, метан, этан, которые сейчас выбрасываются в атмосферу, и пусконаладка нового факела в 2020 году, и завершение реконструкции установки очистки нефтяного газа от сероводорода к 2023 году. По подсчетам предприятия одно только обновление криогенной установки сократит количество выбросов в атмосферу Миннибаевского ГПЗ на 42%.

— Мы отбираем воду из реки Степной Зай порядка 618 тысяч кубометров в год. Все это циркулирует в замкнутой системе оборотного водоснабжения. На возврат в реку Зай поступает всего 11 тысяч, — сообщил Шарипов, отметив, что предприятие практически перешло на замкнутый цикл по использованию воды. Причем возвращаемая предприятием вода чище, чем речная.

Наконец, компания хочет высадить возле Миннибаевского ГПЗ защитную лесополосу.

Продукты, содержащие МАН
Продукты, содержащие МАН

Сирень Сахапов, руководитель проектного офиса по развитию нефтегазохимического комплекса ПАО "Татнефть" заявил, что Миннибаевский ГПЗ для переработки нормального бутана в малеиновый ангидрид выбран неслучайно.

— Здесь уже налажена вся необходимая инфраструктура, а главное — есть обученный персонал и нужное сырье — нормальный бутан. Возведение установки на данной территории — это модернизация технологической схемы Миннибаевского газоперерабатывающего завода и перераспределение технологических потоков, а не строительство химического завода, как почему-то ошибочно стали говорить. Вместо взрыво- и пожароопасного газа мы получим невзрывоопасное твердое нелетучее вещество в виде чешуек, которое будет упаковываться в герметичные мешки по 25 килограмм для отгрузки потребителю.

Все возможные виды опасностей, по словам Сахапова, исключены технологией.

— Во-первых, процесс протекает при невысоком давлении — менее двух атмосфер. Для сравнения, давление в шинах автомобилей в среднем — 2,2 атмосфер. Во-вторых, часть оборудования находится под вакуумом. Это исключает возможность разгерметизации и пропуска углеводородов. В-третьих. Все отходы производства, которые будут образовываться в незначительном количестве, утилизируются в специальной печи-термоокислителе с выработкой пара. Частично пар будет использоваться внутри установки, частично — направляться на генерационную установку для преобразования его в электрическую энергию для нужд данной установки.

Антонио Иоско, директор депаратмента проектирования компании Conser — лицензиара технологии отметил, что предлагаемая их компанией технология — это лучшее использование природных ресурсов. Мол, при сжигании одной тонны нормального бутана в целях получения тепла образуется три тонны углекислого газа. С другой стороны, из одной тонны нормального бутана можно произвести одну тонну малеинового ангидрида, который потом используется в пищевой, аэрокосмической промышленности, в автомобилестроении и других отраслях, и всего одну тонну углекислого газа.

Помимо низкого выброса СО2, предлагаемая технология, по словам Иоско, отличается отсутствием сточных вод и твердых отходов. Что же касается воздушных выбросов, то используемый в технологическом процессе воздух, прежде чем попасть обратно в атмосферу, очищается в печи-термоокислителе, где органические вещества разрушаются. Содержание загрязняющих веществ в воздухе, возвращаемом в атмосферу, уверял представитель Conser, гораздо ниже европейских нормативов, которые применимы также и здесь.

Иоско пояснил, что планирующееся производство гораздо более безопасно, чем газоперерабатывающий или нефтеперерабатывающий заводы, поскольку большинство материалов, которые используются в установке, имеют очень высокую температуру воспламенения. Так, малеиновый ангидрид затвердевает (то есть приобретает товарную форму) уже при температуре 52 градуса. Чтобы возникла опасность его воспламенения, его нужно нагреть выше 100 градусов.

Единственное, что представляет риск — это сырье, то есть нормальный бутан. Но он поступает в установку в небольших объемах и после вступления в реакцию больше не опасен.

Химзавод в Альметьевске. Опасно или нет?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00

Ольга Гудкова, директор по проектам ООО "Оргнефтехимпроект", разработчика ОВОС,

сообщила, что проектируемый объект относится к объектам I класса опасности (как и сам Миннибаевский ГПЗ), санитарно-защитная зона вокруг которого должна ориентировочно составлять 1000 метров. При этом минимальное расстояние от объекта до ближайших зданий в жилой зоне сейчас составляет 1200 метров. По расчетам разработчиков ОВОС расширять существующую санитарно-защитную зону при запуске производства малеинового ангидрида не потребуется.

При эксплуатации проектируемой установки, по ее словам, отсутствует образование отходов I и II классов опасности. Образование отходов III, IV, V классов увелит отходы Миннибаевского ГПЗ лишь на пять процентов.

На сегодняшний день как территория газоперерабатывающего завода, так и прилегающая территория, заверила она, соответствуют санитарным и экологическим нормативам по состоянию атмосферного воздуха, грунтов и грунтовых вод.​

"ТО БУТАН ДЕВАТЬ НЕКУДА, ТО ШФЛУ-ПРОВОД СОБИРАЮТСЯ СТРОИТЬ"

После официальных докладчиков на сцену друг за другом вышли два противника планируемого производства. Первой выступила Венера Камалова.

Она сразу обратила внимание не нестыковку: техническое задание на проведение ОВОС было по объекту проектирования "Установка производства малеинового ангидрида и сопутствующие объекты общезаводского хозяйства", а в самом ОВОС объект называется "Нефтегазохимический комплекс ПАО "Татнефть". Этап 1 "Установка производства малеинового ангидрида и сопутствующие объекты общезаводского хозяйства".

— То есть в техзадании отсутствует формулировка "Нефтегазохимический комплекс ПАО "Татнефть". Этап 1", что является существенным моментом в проектировании и планируемого строительства, и отсутствует состав комплекса, который в какой-то мере позволит оценить масштаб комплекса и какое воздействие на окружающую среду может оказать сам комплекс вместе с установкой малеинового ангидрида, — заявила она.

В остальной части выступления Камалова зачитала вопросы, касающиеся технологических процессов, описанных в ОВОС. Их подготовил эксперт татарстанского республиканского совета "Всероссийского общества охраны природы", кандидат технических наук Сергей Мухачев. Разработчики ОВОС на вопросы отвечать не стали, побещав подготовить ответы позже.

Гораздо менее "техническим" и более эмоциональным оказалось выступление бывшего нефтяника Ильгиза Гильфанова. Он начал с заявления о том, что у нас, в отличие от Италии, бутан не сжигают, а используют как ценное сырье для нефтехимии. Мол, и сравнения с Италией, где установки находятся вблизи жилых районов, некорректны, учитывая, что у нас за загрязнение атмосферного воздуха компании зачастую получают штрафы всего в десять тысяч рублей. Даже компания "Сибур", по его словам, строит установку по производству малеинового ангидрида (на территории предприятия "СИБУР Тобольск") в 4,5 километрах от ближайшей деревни и 10 километрах от города.

С одной стороны, установку по производству малеинового ангидрида в Татарстане строят для переработки бутана, продолжал активист, с другой стороны, гендиректор "Татнефтехиминвест-холдинга" еще в 2011 году предлагал построить ШФЛУ-провод из Сибири для поставки широкой фракции легких углеводородов в Татарстан, Башкортостан, Самару, "чтобы полностью загрузить газонефтехимию" (ШФЛУ — смесь сжиженных углеводородных газов (пропана и бутана) и более тяжелых углеводородов, которую выделяют из попутного нефтяного газа и газового конденсата).

— Получается как бы вразрез идет: то бутан девать некуда — его используют для производства малеинового ангидрида, то ШФЛУ-провод собираются строить взамен того, что (была авария в 89 году) взорвался.

Еще один довод Гильфанова против нового производства — недопустимость в одном регионе и добычи сернистой нефти, и развития нефтегазохимии. Дескать, эти виды деятельности не совмещали ни в СССР, ни сейчас на Западе.

Активист углубился в историю, наставивая на том, что бутан не сжигался ни 70-е, ни в 80-е, ни в 90-е годы, а сжигался попутный газ, за что получил жесткую отповедь от главного инженера "Татнефти" Наиля Ибрагимова.

— Вы говорите, что бутан не сжигался. А что же с ним происходило?

— В Нижнекамск отправляли.

— Какой Нижнекамск?! Скважина, здесь стоит мерник, газ отделяется и весь сгорает. Какой Нижнекамск?! Тут не было ни завода, ни трубы, ничего! Весь газ сгорал — и метан, и этан, и пропан, и бутан. Вы же у нас работали. Неужели это все позабыли?

НЕ БУДЕТ РАЗВИТИЯ —​ "ЭКОЛОГИЯ НАЧНЕТ УХУДШАТЬСЯ"

Последней выступала Альфия Тимерханова, замдиректора школы № 17, учитель химии и биологии. Она в составе делегации ездила в Венгрию, где стоит аналогичная установка по производству малеинового ангидрида. Вывод, который она сделала в поездке — "цикл замкнут, а значит, максимальных выбросов не будет".

— Развитие научно-технического прогресса, веяния времени, поступательное движение науки вперед требуют, чтобы промышленность осваивала новые технологии. И раз это вещество требуется, раз оно необходимо, значит, его нужно производить, — заключила она, чем вызвала возмущение у другого педагога, правда, уже бывшего.

— Я не знаю, как она будет смотреть в глаза своим ученикам. У меня, знаете, сердце колотится, что "давайте все новое!", — заметно волнуясь, говорила Ирина Иванова, вышедшая к сцене, когда участникам слушаний предложили задавать вопросы докладчикам. — Но не там же, где мы на пороховой бочке! Где радиация от земли — мы в том году замеряли землю. По той земле, по которой мы ходим — там же радиация на уровне метра уже зашкаливает к верхней границе. И вы еще хотите здесь устроить этот завод!

— Ее же трясет! Она боится! Какая там радиация? Какая может быть в газе радиация?! Не может быть никакой радиации в газе! - эмоционально отреагировал Ибрагимов.

— Речь шла о земле, — возразили ему из зала.

— В нефтешламе, — выкрикнул Гильфанов.

— А нефтешлам есть на газоперерабатывающем заводе? — парировал Ибрагимов. — Откуда? Нефтешлам же твердое вещество.

Еще не раз вступая в полемику с активистами, сидящими в зале, и попутно обвинив Гильфанова в безграмотности и введении людей в заблуждение, главный инженер "Татнефти" заявил, что "экология в Альметьевске сейчас нормальная". Дескать, содержание сероводорода в воздухе, к примеру, соответствует фоновой концентрации, хотя в 80-е годы превышало ПДК в четыре раза. Но если не развиваться и оставаться столь же зависимыми от цены на нефть, то при ее падении, предрек Ибрагимов, не будет денег ни на зарплаты бюджетникам, ни на дороги, ни на решение социальных вопросов, ни на модернизацию оборудования, "и экология начнет ухудшаться".

Социальный вопрос на слушаниях "всплыл" не случайно. Первым о нем заговорил депутат Ильдар Багманов, директор "Альметьевского политехнического техникума" и депутат Совета Альметьевского района. Он - за строительство производства малеинового ангидрида, но также за инфраструктурное развитие Нижней Мактамы, которого нет. Чтобы его дочь могла поплавать в бассейне, ему приходится ее возить в Карабаш Бугульминского района.

Тему подхватил директор благотворительного фонда "Татнефть" Ренат Мамин, продемонстрировав внушительную папку с пожеланиями жителей Нижней Мактамы. По его словам, над ними компания уже начала работать.

ПАО "Татнефть" планирует к 2021 году построить установку по производству малеинового ангидрида мощностью 50 тысяч тонн в год на площадке Миннибаевского газоперерабатывающего завода (ГПЗ).

В августе более 300 человек вышли на митинг против строительства химзавода в Альметьевске. Протестующие опасаются роста показателей онкологических и легочных заболеваний и считают, что "здоровье жителей важнее инвестиций".

ПАО "Татнефть" имени В. Д. Шашина – российская нефтяная компания со штаб-квартирой в Альметьевске. В группу "Татнефть" на 31 декабря 2018 года входило более 100 предприятий. В структуре выручки по небанковской деятельности за 2018 год 52% составляла продажа нефти, 39% — продажа нефтепродуктов, 6% — продажи продуктов нефтехимии, 3% — прочая реализация. По данным базы "Интегрум", выручка "Татнефти" за пять лет – с 1 января 2015 по 1 января 2019 года выросла с 5,7 до 10,5 миллиардов евро. Чистая прибыль за тот же период выросла с 1,2 до 2,6 миллиардов евро.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (3)

XS
SM
MD
LG