Ссылки для упрощенного доступа

Малмыж пишет Путину


На рынке Малмыжа

В ста сорока километрах от Казани и в 300 километрах от Кирова расположен маленький городок Малмыж. В городе примерно 7 тысяч жителей. Это русские, татары, марийцы, удмурты. В Малмыже исповедуют три религии: ислам, христианство и язычество. Русские молятся Христу, татары чтут пророка Мухаммеда, финно-угорские народы поклоняются верховному богу Куго-Юмо. Религиозных и этнических конфликтов в Малмыже не бывает, у всех народов общая беда — нет дорог, школ, больниц, работы, зарплаты и надежды, что все это появится в ближайшем будущем.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

МЕЧЕТЬ НА УЛИЦЕ СВОБОДЫ

До 1989 года в Малмыже был единственный действующий храм — собор Богоявления Господня на улице Красноармейской. Все иные храмы, как православные, так и мусульманские подверглись разорению, священнослужители были репрессированы. Только после Перестройки в Малмыжском районе открылись молельные дома, церкви и мечети. Сейчас в райцентре существуют две церкви и три мечети (две в Малмыже, одна в селе Калинино). Изменился и внешний облик города — пролетарский красный уступил место мусульманскому зеленому. Сегодня в Малмыже бросаются в глаза зеленые здания мечетей, аккуратные ряды домов под зелеными крышами. Дома крепкие добротные, почти в каждом газ, электричество, горячая вода, спутниковое телевидение, а во дворе баня на дровах и скот в хлеву. Без собственного крестьянского подворья в эпоху экономических перемен в Малмыжском районе прожить трудно.

Все промышленные предприятия в Малмыже закрыты, работы нет, молодежь уезжает на заработки в Москву или на Север. Но те, кто остался, стараются жить своим крестьянским трудом, соблюдая обычаи предков. В татарских семьях совершают намаз, держат пост в Рамадан, изучают Коран и совершают паломничество в Мекку — те, кто может себе это позволить. На улицах Малмыжа можно встретить мусульманку в хиджабе и длинном закрытом платье или мусульманина с бородой и в тюбетейке. В мечети на улице Свободы служит Билал Курбангалиев, в недавнем прошлом сотрудник прокуратуры, а теперь лицо духовного звания — имам-хатыб. Билал Мубаракзянович охотно соглашается встретиться корреспондентом "Idel.Реалии".

— Какие проблемы у мусульман в Малмыже?

— Как и везде, у мусульман проблемы общие — малое количество прихожан в храмах. Хотя со стороны государства никаких препятствий сейчас нет, молимся свободно. Никто ничего не запрещает, можно прийти, прочитать намаз. Однако по давней привычке, люди не ходят в храм, молятся дома. Для них мечеть пока не является тем местом, куда душа стремится.

— Существуют ли проблемы во взаимоотношениях между верующими?

— Никаких разногласий между конфессиями в Малмыже не существует. Слава Аллаху, живем дружно.

— Вы живете на границе с Татарстаном, как вы думаете, что лучше для Малмыжа: оставаться в Кировской области или, может быть, присоединиться к Татарстану?

— Если вопрос такой возникнет, необходимо будет провести референдум, выяснить мнение всего населения. Но я лично особой разницы не вижу, молиться нигде не запрещают.

— Можно ли сказать, что Малмыж сейчас переживает религиозное возрождение после десятилетий Советской власти?

— Религиозное возрождение наблюдалось в 90-ые годы. Тогда люди шли в мечети, получали духовное образование. А сейчас все это немного успокоилось. Больше всего людей приходит на пятничный намаз и на обеденный намаз в будничные дни. В основном это люди пенсионного возраста, есть, конечно, и молодые, но их мало.

— Расскажите, как вы сами пришли к вере?

— Я закончил юридический факультет, работал в прокуратуре. Потом вышел на пенсию. У меня появилось много свободного времени, и я решил посвятить его молитве, стал ходить в мечеть. А потом люди выбрали меня имамом.

— Скажите, пожалуйста, какие гонения на мусульман в Малмыже были во время Советской власти?

— В течение первых лет Советской власти были гонения на всех верующих, как мусульман, так и христиан. Священнослужителей отправляли в ссылку. Погибли ни в чем неповинные люди. В Малмыже ни одной мечети не осталось, все было закрыто. Власти не давали разрешение даже на открытие молельного дома. Только в 1989 году было получено разрешение на регистрацию мусульманской общины и приобретение молельного дома.

— Как сохраняется память о мучениках? Известны их имена?

— Мы о них молимся. Но, что касается конкретных имен, этот вопрос еще подлежит исследованию.

— Есть ли в Малмыжском районе представители так называемого "радикального ислама"?

— Это очень деликатный вопрос. Нельзя считать мусульманина ваххабитом, только по внешним данным, например, потому, что он носит бороду. Я бы не мог назвать кого-то конкретно из сторонников ваххабизма в Малмыжском районе.

После беседы с корреспондентом имам Билал Курбангалеев отправляется совершать намаз. Его голос, с минарета призывающий на молитву, разносится далеко над окрестностями Малмыжа.

МАЛМЫЖ И ПУТИН

На маленьком рыночке в центре Малмыжа всегда многолюдно. На прилавках — яблоки, картошка, рыба, мед и другие "дары" малмыжских полей, садов и огородов. На рынок люди приходят не только поторговать, но и просто пообщаться.

— Дорог-то вообще в Малмыже нету! — возмущается женщина в очках — А сейчас начнется слякоть, потом зима, у нас автобусы вообще перестанут ходить, дети пойдут в школу пешком, а когда бабушки пошли к начальству, то им ответили: "Наши дети на автобусах не ездят!".

— А как у вас с медицинским обслуживанием? — интересуюсь я.

— Ох, лучше не спрашивайте — восклицает собеседница. — Построили трехэтажный больничный комплекс, здание очень хорошее — есть детское отделение, зубной кабинет. Но нет самого главного — врачей! Приезжают врачи из Кирова, но чтобы к какому-то специалисту попасть, надо записаться, а потом еще отстоять очередь, и все равно могут сегодня не принять, перенести прием на завтра и еще заставят заплатить! Половина больницы просто закрыта, дневное отделение не работает, а если больные лежат на стационаре, так их белье возят стирать в Уржум!

— А за кого вы голосовали на выборах?

— За Жириновского! А просто чтобы лишний голос не болтался за "Единой Россией"! Потому что не сходишь, не проголосуешь — за тебя проголосуют!

— А я за Путина голосую все равно! — возражает другая жительница. — Вы посмотрите, как при Путине хорошо живем: полные магазины продуктов, работай, да кушай! А что еще простому человеку нужно? Но деньги достаются тяжело! Пенсионный возраст подняли! Но хоть как или никак, а я все равно за Путина! Потому что больше на эту роль никто не подходит! Может, кто-то потом появится, но это пока неизвестно!

— А я писала письмо лично Путину, — признается пожилая женщина в пуховом платке, торгующая яблоками. — Просила пенсию мне назначить за отца, он был 1907 года рождения, во время войны умер. Загидуллин Максун из Старого Ирюка. Человек умер, а пенсии нет никакой, разве справедливо? Но до Путина не доходит, наверное? Все письма сюда, в Малмыж вернулись! А помощи как не было, так и нет! Почему так делают, а?

Улица в Малмыже
Улица в Малмыже

— Я на двоих детей как мать одиночка получаю 8 тысяч — рассказывает молодая мама с коляской. — Говорили, что поднимут детские пособия, но ничего не сделали! Мне денег хватает только на детское питание и лекарства. У меня мама-инвалид, получает пособие по инвалидности, так и живем.

— А я тоже во всем разочаровался — присоединяется к беседе пожилой человек в "партийной" кепке. — Я был секретарем местного отделения "Единой России". Сам голосовал, других призывал, у нас в Малмыже всегда были отличные показатели. Это как в том анекдоте: приходит старик на выборы и спрашивает члена Избирательной комиссии: "Скажите, пожалуйста, вы мою супругу видели?". "Да, проголосовала уже твоя старушка за Путина!". "Как странно, уж 15 лет как она умерла, а все ходит — голосует!". Но теперь не знаю, как проведет "Единая Россия" выборы следующий раз, народ очень недоволен. Но хуже всех живется "завятским"!

Путин 20 лет у власти. Вы довольны его работой?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:15 0:00

ПЕРЕПРАВА: БЕРЕГ ЛЕВЫЙ, БЕРЕГ ПРАВЫЙ

Кроме "вятских" в Кировской области существуют еще и "завятские". Это те, кто живет в Малмыжском районе на левом берегу реки Вятки. Согласно последней переписи это не меньше 3500 человек. Последнее время оба берега Вятки соединяет платный понтонный мост, но переехать по нему можно только в хорошую погоду, а если на реке ледостав, мост разводят. Тогда на другую сторону можно перебраться на пароме за 500 рублей или на моторной лодочке за 100.

На реку Вятку мы едем на машине бывшего секретаря малмыжского отделения "Единой России" Хариса Ахкиямова, который неожиданно согласился помочь корреспонденту "Idel.Реалии". Обстановка на малмыжской переправе напоминает кадры из фильма ужасов: над землей словно гигантская сигара вздыбился понтонный мост, рядом ржавеют останки какой-то конструкции, к пристани пришвартован одинокий кораблик, к реке бегут люди, нагруженные вещами, словно спасаясь от неведомой угрозы. Около маленькой будочки с лаконичной надписью "Мост" нервно курит молодой человек в темной курточке в ожидании парома.

— Те, кто едет в Малмыж, покупает хлеб, соль на всю деревню, — рассказывает "завятский" житель. — Потому что в Никольском ничего нет: ни магазина, ни банкомата, ни медпункта, ни отделения Пенсионного фонда. Сейчас все пенсионеры получают пенсию на карту, а чтобы взять денежку, надо ехать в Кильмезь, а там вместо дороги — грязь непролазная. Другой путь — на пароме через Вятку в Малмыж. Три тысячи с карточки снимут, а полторы тысячи отдай за переправу! Можно, конечно, на лодке за сотню рублей, но много груза так не провезешь.

На моих глазах к малмыжскому берегу приближается моторная лодка, которой управляет мужчина в болотных сапогах. Он ловко соскакивает на берег, швартует свое суденышко, ждет пассажиров. Вокруг лодочки собирается толпа жителей левобережья, которые возвращаются домой с "добычей" из малмыжских магазинов. Кто-то везет продукты, кто сельхозинвентарь, а один добычливый гражданин тащит паралоновый матрас в цветочек. Матрас разворачивается и падает, мужчина тоже падает, не забыв вспомнить чью-то мать.

Не убей меня, лодочник...
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:39 0:00

— А еще бывает лед идет, а ехать все равно надо! — рассказывает Харис Ахкиямов. — Так лодочник лавирует между льдин, а сам, бывает, выпил слегка для храбрости! Сядешь, и не знаешь, доедешь или это твой последний путь! Такой уж у нас народ завятский, ко всему привык. Я ведь тоже родом из завятской деревни. Но за державу мне очень обидно!

Цветастый матрас собирают и складывают, пассажира с негабаритным грузом кое-как усаживают в лодку. Лодка явно перегружена людьми и товарами, но это мало кого волнует. Лодочник заводит мотор, и вся компания отважных пассажиров отправляется по бурным водам Вятки домой. Скоро река замерзнет, тогда можно будет добраться в Никольское и другие деревни левобережья по льду. Кроме зимы надеяться "завятским" людям не на что.

Доверия к обещаниям российской власти у них давно нет, да и обещать, пожалуй, уже некому. Главу Малмыжского района Валерия Константинова, пытавшегося "поднять" экономику района, арестовали по обвинению в коррупции. Если вина Константинова будет доказана, ему грозит судьба бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых, который последнее время управляет лагерной библиотекой колонии строгого режима в Рязанской области.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    екатерина лушникова

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Кирове. Сотрудничает с Радио Свободная Европа / Радио Свобода с 2004 года. 

    Родилась в Екатеринбурге. Закончила факультет религиоведения ВСЭИ в Кирове. Сотрудничала с "Радио России", общероссийской газетой "Версты" и другими российскими и зарубежными СМИ. Лауреат стипендии имени Петра Вайля за 2011 год.

Комментарии (13)

XS
SM
MD
LG