Ссылки для упрощенного доступа

Татарстанские гаишники потеряли улики, а потом вспомнили, что их видели


175-й километр федеральной трассы Казань-Оренбург, где произошла авария год назад

В Новошешминском районном суде рассматривается уголовное дело о ДТП, в результате которого погибли два человека. Подсудимый — водитель BMW. Против него — показания свидетелей и потерпевшей, утверждающих, что видели, как BMW выехала на встречку. Два свидетеля и сотрудники ГИБДД настаивают, что обнаружили на этой полосе следы столкновения, но… их смыла дорожная техника. Эти следы — в основе выводов экспертизы. Однако им противоречат результаты компьютерного моделирования ДТП, проведенного по заказу подсудимого. В деталях запутанного дела разбирались "Idel.Реалии".

7 декабря 2018 года, вечер. 175-й километр федеральной трассы Казань-Оренбург, территория Новошешминского района Республики Татарстан. Неподалеку — село Ленино, где обычно водители останавливаются, чтобы отдохнуть и перекусить. Валит снег. Он лежит посередине проезжей части (в этом месте двухполосное движение, в каждом направлении — по одной полосе) и на обочинах. Темно. Искусственного освещения на этом участке трассы нет. Видимость — только в свете фар.

В 17:40 на небольшом повороте происходит столкновение автомобилей, двигавшихся во встречных направлениях — Chevrolet Cruze и BMW X3. Chevrolet Cruze ехал в сторону Казани, BMW X3 — в Альметьевск. От удара BMW разворачивает на его полосе, затем выносит на полосу встречного движения, где в него врезается ВАЗ-21043. BMW улетает в кювет. Chevrolet удается продолжить движение прямо и остановиться на обочине по ходу движения. У него вырвано переднее левое колесо.

На месте аварии
На месте аварии

Пассажир BMW и водитель ВАЗа скончались вскоре после происшествия. Пассажира ВАЗа с многочисленными травмами увезли в больницу.

В карточке учета ДТП, заполненной на месте, сотрудники отделения ГИБДД по Новошешминскому району указали, что виновен в ДТП водитель Chevrolet, который "при завершении обгона не выбрал безопасный боковой интервал".

В сводке ДТП за 7 декабря 2018 года, опубликованной на официальном сайте "Безопасность дорожного движения Республики Татарстан", говорилось, что по предварительным данным не выбрал безопасную скорость, выехал на встречную полосу и совершил столкновение водитель BMW. Такой же предварительный вывод содержится в заключении командира 3 роты ДПС отдельного батальона ДПС ГИБДД МВД по РТ (так называемые трассовики), чей экипаж прибыл на место позже сотрудников районного отделения ГИБДД. Это заключение всплыло в суде лишь 13 декабря 2019 года.

За рулем BMW X3 в тот вечер был Юрий Тряпочкин, житель Альметьевска. В результате аварии погибла его супруга. В апреле Тряпочкина допрашивают в качестве подозреваемого, в июне — обвиняемого. В августе уголовное дело в отношении него поступило в суд.

Мужчине предъявлено обвинение по части 5 статьи 264 Уголовного кодекса РФ — нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. Ему грозит лишение свободы на срок до семи лет либо принудительные работы на срок до пяти лет, вместе с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Автомобилем Chevrolet Cruze управляла жительница Лениногорска Диляра Ямалиева. Она с самого начала винила в ДТП водителя BMW. Мол, BMW выехал на полосу встречного движения. Ее версию поддержало следствие. Тряпочкин же считает, что виновна в столкновении Ямалиева.

МЕСТО СТОЛКНОВЕНИЯ НЕ ОБНАРУЖЕНО

Из карточки учета ДТП следует, что следственно-оперативная группа и ДПС прибыли на место в 18:20. За пять минут до них — скорая помощь, пожарные и МЧС.

Старший дознаватель отделения МВД России по Новошешминскому району майор полиции Диляра Шайхутдинова в ходе осмотра места происшествия (согласно документу он длился в тот вечер с 18:10 до 20:05) место столкновения BMW и Chevrolet не обнаружила.

В протоколе осмотра места происшествия так и написано: "В ходе осмотра на обочине или на проезжей части следов транспортного средства не обнаружено. На проезжей части следы торможения, обломки частей автомобиля не обнаружены".

Протокол ОМП, кроме Шайхутдиновой, подписали присутствовавшие на месте начальник и инспектор отделения ГИБДД по Новошешминскому району Евгений Михайлов и Айрат Сатдаров, а также два понятых. Все — без замечаний.

Схему ДТП составлял Айрат Сатдаров. На ней также нет ни места столкновения двух иномарок, ни следов торможения, ни расположения обломков частей автомобилей. Схему подписали водители BMW, Chevrolet и два других понятых.

Старший государственный судебный эксперт из "Средне-Волжского регионального центра судебной экспертизы" Адлер Фассахов, к которому в марте поступили материалы проверки на автотехническую экспертизу, пришел к выводу, что столкновение Chevrolet и BMW произошло в виде скользящего удара левыми боковыми частями — передней левой частью автомобиля Chevrolet Cruze в заднюю левую часть BMW X3. При этом он заключил, что установить место столкновения этих двух автомобилей относительно границ проезжей части не представляется возможным "ввиду отсутствия какой-либо следовой информации, позволяющей сделать это (на схеме ДТП не зафиксированы следы торможения, осыпь осколков, области растекания жидкости и т.д.)".

В деле имеются записи с двух видеорегистраторов. Один — с еще одного Chevrolet Cruze, который ехал следом за BMW, второй — с Toyota Corolla, следовавшего во встречном направлении. Ни та, ни другая запись (в соцсетях выложены их части) ясной картины ДТП и того, кто стал ее виновником, не дает — на одной видимость ограничивает ПАЗ, на другой ДТП происходит вдалеке и в темноте. Однако запись с Chevrolet, как утверждали на одном из судебных заседаний гособвинитель и судья, показала, что незадолго до ДТП водитель BMW дважды нарушил ПДД: не включил указатель поворота перед обгоном и совершил обгон грузовика там, где дорожный знак его запрещал (на это защита возражала, что в тех погодных условиях — темноте и метели — знак из-за грузовика просто не был виден).

На записи с Toyota Corolla (автомобиль какое-то время ехал за ВАЗом, попавшим в ДТП) видно, что перед ДТП легковой автомобиль обгоняет колонну из автомашин, во главе которой — ПАЗ (вслед за ним ПАЗ обогнали пострадавший затем ВАЗ-21043 и еще одна машина). В суде водитель Toyota Corolla заявил, что автомобиль, обогнавший колонну — это попавший в ДТП Chevrolet Cruze, а в колонне было не менее четырех автомобилей.

Однако Ямалиева в ходе судебного заседания 13 декабря заявила, что не помнит такого, чтобы она "подряд сколько-то машин обгоняла", а на записи с видеорегистратора Toyota какая машина совершает обгон непонятно.

ИСЧЕЗНУВШИЕ СЛЕДЫ

В отсутствие возможности достоверно установить место столкновения двух иномарок решающими стали показания свидетелей.

Водитель Chevrolet Cruze Ямалиева утверждает, что в момент ДТП в ее машине находились три пассажира (пассажиры это подтверждают). Правда, ни дознаватель, ни сотрудники ГИБДД их не застали. Ямалиева рассказала, что подрабатывала в такси и в тот день везла людей из Лениногорска в сторону Казани. Одного — Вячеслава Матвеева — она должна была отвезти в аэропорт, двух других — мужчину и женщину — в Лаишевский район и в столицу РТ.

Все они на допросах утверждали, что столкновение произошло на их полосе движения. Матвеев, правда, уже в суде пояснил, что пришел к выводу о выезде BMW на встречку не потому, что видел, как тот пересекает разделительную полосу, а поскольку его ослепил свет фар автомобиля. Матвеев сидел на заднем сидении за Ямалиевой.

Кроме того, в ходе допросов Матвеев рассказал, что после ДТП вышел из машины и примерно в пятнадцати метрах от Chevrolet, на его полосе движения увидел мелкие осколки пластмассовых деталей от автомобилей. Он, по его словам, взял у Ямалиевой знак аварийной остановки и установил его возле осколков.

Второй человек, который утверждает, что видел осколки — Олег Козлов. Это водитель другого такси, которого диспетчер попросил забрать пассажиров Ямалиевой после ДТП.

Козлов в допросах рассказывал, что, приехав на место и пройдясь, он увидел след скольжения левого переднего колеса Chevrolet Cruze на проезжей части, а там, где этот след начинался (примерно посередине полосы Chevrolet) — небольшие царапины и мелкие осколки пластмассы. Там же, говорил он, стоял знак аварийной остановки.

Утверждает, что видела, как BMW выехал на встречную полосу перед столкновением с Chevrolet, и выжившая пассажирка ВАЗа Фанзия Фатхутдинова. Она в ДТП потеряла мужа и вместе с тестем признана потерпевшей.

Такую же версию высказывал водитель автомобиля Chevrolet Cruze, ехавшего за BMW. Мол, при подъезде к повороту направо автомобиль BMW X3 из-за высокой скорости продолжал двигаться прямо, и, возможно, его снесло на встречную полосу. Более того, этот водитель уверял, что когда вслед за BMW обогнал грузовик, то взглянул на спидометр — там было 100 км/ч, а BMW в это время быстро от него удалялся.

Самое неожиданное — что об осколках на проезжей части спустя несколько месяцев рассказали участвовавшие в осмотре места происшествия начальник и инспектор отделения ГИБДД по Новошешминскому району Евгений Михайлов и Айрат Сатдаров.

На допросах в мае, июне, а затем в суде они утверждали, что видели на месте происшествия на полосе Chevrolet Cruze (в сторону Казани) след скольжения, оставленный на мерзлом асфальте левым передним колесом этого автомобиля, а в начале следа — небольшие царапины и мелкие осколки пластмассы.

Однако в ходе оформления ДТП, как объяснили сотрудники ГИБДД, проехал автомобиль дорожной службы, который обработал проезжую часть реагентами. Дескать, когда начали производить замеры, проезжая часть уже была мокрой, след, оставленный колесом, пропал, осколки пластмассы тоже.

При этом ни тот, ни другой не внесли замечания в протокол осмотра места происшествия и не обозначили увиденные следы и осколки в схеме ДТП.

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ

Следы на проезжей части дали возможность следователю направить материалы уже уголовного дела на экспертизу в "Средне-Волжский региональный центр судебной экспертизы" Минюста РФ. Ее проведение поручили ведущему государственному судебному эксперту отдела автотехнических экспертиз Айрату Гаффарову. Тот, процитировав показания Михайлова и Сатдарова относительно следа и осколков пластмассы на проезжей части, пришел к выводу, что место столкновения располагалось на полосе движения Chevrolet Cruze и, с технической точки зрения, действия именно водителя BMW не соответствовали требованиям пункта 10.1 правил дорожного движения.

В деле также есть протокол допроса Анатолия Москова, инженера по гарантии АО "Ремдизель". С 2008 по 2010 годы он работал инженером по гарантии в компании Chevrolet, где занимался выявлением причин поломок автомобилей данного производителя.

Москов утверждал, что правое переднее колесо Chevrolet Cruze в момент столкновения находилось в прямом направлении (то есть машина ехала прямо) — в таком же, как после остановки. Объяснял он это тем, что при разрушении левого переднего колеса Chevrolet Cruze одновременно было разрушено рулевое управление, а это не дает возможности правому колесу изменять направление движения. Другими словами, правое переднее колесо после столкновения продолжало движение в том же направлении, в котором двигалось до удара.

На суде, правда, случился конфуз. Москов заявил, что выводы он делал по фотографиям, которые следователь демонстрировал ему на телефоне, и машина, которую ему показывали была красного цвета, тогда как Chevrolet Cruze, попавшая в ДТП — черного (следователь Александр Жильцов, расследовавший уголовное дело, на допросе в суде утверждал, что показывал фотографии автомобиля Ямалиевой).

Водитель BMW Тряпочкин самостоятельно заказал два исследования. Одно заключение сделал Виталий Кирьянов из Омска, оказывающий услуги по судебно-автотехнической экспертизе.

Он на основании копии материалов дела, фотографий с места ДТП и повреждениями автомобилей, записи с видеорегистратора и копии проекта организации дорожного движения участка автодороги Р-239 "Казань — Оренбург — Акбулак — граница с р. Казахстан" на 173-175 км и с помощью программных средств сделал вывод, что непосредственно перед столкновением Chevrolet Cruze двигался со своей полосы на встречную в заносе и отворачивал вправо. Дескать, автомобиль остался на своей полосе после отрыва колеса только благодаря повороту дороги налево, а будь участок прямой, оказался бы на встречной.

Специалист также считает, что если бы колеса Chevrolet перед столкновением были направлены прямо, разрушение подвески автомобиля не произошло бы.

Второе исследование провел судебный эксперт, эксперт-техник Руслан Бикбулатов из уфимского ООО "Экспертно-правовой центр". Исходя из имеющихся данных и личного осмотра автомобилей, он с помощью компьютерной программы PC Crash (научно-методический совет Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте РФ рекомендовал экспертам данную программу к использованию в судебной автотехнической экспертизе) смоделировал механизм ДТП и траекторию движения транспортных средств. В результате Бикбулатов установил, что место столкновения находилось на полосе движения автомобиля BMW.

Судья Равиль Закиров к экспертным заключениям со стороны защиты отнесся критически. Мол, Кирьянов делал заключение на основании предоставленных ему фотографий автомобилей, а в суде признал, что заявлять категорично, на чьей полосе произошло ДТП, не может.

Бикбулатов, хотя и обследовал сами поврежденные автомобили, но – на этом особенно настаивал суд — делал экспертизу, основываясь на заключении Кирьянова. При этом, отмечал судья, Бикбулатов не учитывал версии потерпевших и свидетелей, тогда как Гаффаров в экспертизе версию Тряпочкина учел.

Еще один довод против заключения Бикбулатова судья привел, отказывая защите в назначении комплексной авто- и видеотехнической экпертизы. В программе PC Crash, которую использовал эксперт, в число вводных параметров входят данные результатов краш-тестов. Однако таковых для Chevrolet Cruze российской сборки и ВАЗ-21043, отметил суд, в иностранной базе, использованной экспертом в заключении, нет.

КАК ПОЛИЦЕЙСКИЕ ПОТЕРЯЛИ УЛИКИ

Итак, в ДТП с двуми погибшими и одной пострадавшей решающими доказательствами стали показания сотрудников ГИБДД, пассажира Chevrolet Cruze и водителя такси о том, что они видели на мерзлом асфальте проезжей части, на полосе движения Chevrolet след скольжения колеса и осколки пластмассы.

Учитывая, что никаких упоминаний о них не было ни в протоколе осмотра места происшествия, ни в схеме ДТП, показания Михайлова и Сатдарова вызывают вопросы. Еще большие вопросы вызывает то, что они, прибыв на место ДТП и обнаружив следы и осколки на предполагаемом месте столкновения, не приняли меры, для того чтобы эти улики сохранить. Сотрудники ГИБДД называют это своим упущением, а объясняют тем, что бросились на помощь пострадавшим (хотя МЧС и скорая согласно карточке ДТП прибыли на место раньше) и не могли перекрыть федеральную трассу.

К слову, старший дознаватель Диляра Шайхутдинова, производившая осмотр места происшествия, и на допросе следователя, и в суде настаивала, что на месте происшествия следы от колес автомобилей (кроме следов от колес Chevrolet на обочине) и столкновения транспортных средств на проезжей части она не обнаружила. Если бы следы и осколки там были, уверяла Шайхутдинова, она бы их сфотографировала.

Сатдаров на это заметил, что дознаватель не видела следы, возможно, потому, что сидела в машине и опрашивала свидетелей.

Следы ДТП не заметили также трое допрошенных в суде понятых, чьи подписи стоят в протоколе осмотра места происшествия и схеме ДТП. Это двое пожарных (правда, они признали, что внимательно не смотрели) и мастер дорожно-строительных работ ОАО "Алексеевскдорстрой". Последний, Рамис Галимов, приехал на КамАЗе КДМ (комбинированная дорожная машина, которая спереди отвалом расчищает дорогу, а сзади посыпает ее песчаносоляной смесью), обработавшем затем проезжую часть реагентами. Осколков и обломков возле Chevrolet Cruze он не увидел, хотя прошелся мимо пешком.

В первую очередь, рассказывал он в суде, они с ГАИ пустили движение, и по полосе BMW (в сторону Альметьевска) проехала КДМ. Она доехала до 175 километра автодороги, развернулась и обработала полосу в сторону Казани. Галимов сказал, что вызвал еще одну КДМ.

При этом никто из сотрудников ГИБДД, по его словам, не пытался попросить дорожников сохранить следы ДТП. Дескать, сами они разрешения не спрашивают, поскольку у них есть задача чистить дорогу и они в любой ситуации ее чистят, а в данном случае шел снег, была сильная поземка, дорогу заметало, и все движение стояло.

К моменту начала измерений, вспоминал в суде Галимов, обе полосы проезжей части уже были обработаны.

Любопытно, что Рустам Хамидуллин, водитель Toyota Corolla, который ехал за ПАЗом и одним из первых оказывал помощь пострадавшим в аварии, на суде уверял, что дорожные службы обработали проезжую часть еще до приезда ГИБДД, поэтому обнаружить какие-либо следы было невозможно.

Дорога очищена не была, возражал начальник ОГИБДД по Новошешминскому району Михайлов. Мол, сотрудники ГИБДД перекрыли движение, и дорожники ждали, когда те им дадут команду.

Раз так, значит, сотрудники ГИБДД позволили уничтожить обнаруженные ими следы на месте ДТП. Однако водитель Toyota Corolla настаивает: первыми на месте ДТП оказались именно дорожники, но в первые проходы снег они убирали механически, без реагентов. Возможно, дорогу в тот вечер чистили не только КамАЗы КДМ, о которых говорил мастер "Алексеевскдорстроя".

Отметим, что есть расхождения и в оценке свидетелями местоположения осколков на полосе Chevrolet Cruze. Пассажир Ямалиевой Матвеев рассказывал, что увидел их в 15 метрах от автомобиля, инспектор Айрат Сатдаров – в 15-30 метрах, начальник ОГИБДД Михайлов – в 40 метрах. При этом по расчетам эксперта Айрата Гаффарова, сделанным в суде, при скорости 70 км/ч и условии, что тормозная система автомобиля исправна, остановочный путь Chevrolet после столкновения должен составлять 72 метра.

Интересно, что сотрудники ГИБДД говорили на допросах, что по их опыту столкновение автомобилей произошло на той полосе, где они обнаружили осколки, то есть на полосе движения Chevrolet Cruze. Однако к выводу о виновности водителя BMW они пришли намного позже.

Напомним, что по их первоначальной версии, отраженной в карточке учета ДТП, виновником происшествия была водитель Chevrolet Cruze Ямалиева. Эта версия, объяснял 13 декабря в суде Михайлов, возникла после просмотра записи видеорегистратора с автомобиля Toyota Corolla. Мнение сотрудников ГИБДД изменилось, по его словам, после того как они просмотрели другую видеозапись — с автомобиля, который ехал за BMW.

ТАИНСТВЕННЫЕ ПАССАЖИРЫ

Потерпевшая Фанзия Фатхутдинова уверяет, что видела, как BMW перед столкновением выехал на их полосу движения. Защита сомневается в том, что она это действительно видела, и в суде ходатайствовала о проведении следственного эксперимента в приближенных условиях для определения видимости из салона ВАЗ-21043.

Следователь Жильцов такой эксперимент проводить не стал. Он провел другой – утром в июне, в ясную погоду, на прямом участке дороги в Набережных Челнах и один. Целью его эксперимента было определение обзорности из салона автомобиля Chevrolet Cruze. Вывод, к которому пришел следователь — "со всех сидячих мест хорошо просматривается проезжая часть впереди по ходу движения автомобиля... обозреваются границы проезжей части и дорожная разметка в направлении движения автомобиля".

Суд признал данный следственный эксперимент недопустимым доказательством, но ходатайство защиты о проведении следственного эксперимента отклонил. Полностью воссоздать ту дорожную ситуацию, которая бы учитывала погодные условия, покрытие проезжей части, скорости автомобилей-участников ДТП, освещение и расположение других автомобилей, невозможно, объяснял судья Равиль Закиров, поэтому достоверность результатов такого эксперимента участники процесса могут поставить под сомнение.

Защита подвергает сомнению даже сам факт нахождения пассажиров в Chevrolet Cruze. Дескать, никого из них к моменту прибытия сотрудников ГИБДД и дознавателя уже не было на месте, а в показаниях Олега Козлова, водителя такси, который их забрал, есть нестыковки.

На допросе следователя тот сообщил, что ему позвонил диспетчер такси и попросил забрать пассажиров, попавших в ДТП, когда он находился в Лениногорске. Позвонить ему могли не раньше 17:40, а забрать пассажиров – до приезда ГИБДД и дознавателя — он должен был до 18:10 (именно с этого времени согласно протоколу осмотра места происшествия начался осмотр). Учитывая, что расстояние от Лениногорска до места ДТП примерно 116 километров, успеть нереально.

На допросе в суде в этой части Козлов изменил показания и сказал, что получил заявку от диспетчера, когда находился в районе села Кузайкино Альметьевского района. Это около 38 километров от места ДТП. При хороших погодных условиях, как подсказывают Google карты, можно доехать за полчаса. Но тогда была метель, и дорожного покрытия, по словам Козлова, из-за снега не было вообще. Причем в районе ДТП образовалась большая пробка, по которой он ехал около двадцати минут. В общей сложности на дорогу от Кузайкино до места ДТП, по оценкам водителя, у него ушло примерно полтора часа. Но тогда он забрал бы пассажиров из машины Ямалиевой лишь после 19 часов, а значит, сотрудники полиции должны были их застать на месте.

Сами пассажиры говорят, что ожидали такси 30-40 минут.

Выше мы упоминали заключение трассовиков. Там сказано: "Сотрудники ДПС ОГИБДД ОМВД России по Новошешминскому району совместно с СОГ прибыли в 17 час. 55 мин., МЧС — в 17 час. 50 мин., скорая помощь — в 17 час. 51 мин.". Это на 25 минут раньше, чем указано в карточке учета ДТП, составленной сотрудниками районного отделения ГИБДД. Но если информация в заключении трассовиков верна, пассажиры Chevrolet Cruze покинуть место происшествия до приезда полиции не успели бы.

Для того чтобы убедиться, что пассажиры Ямалиевой были на месте ДТП, защита ходатайствовала о запросе биллинга реестра их входящих и исходящих звонков в вечер происшествия. Также защита попросила суд назначить комплексную судебную автотехническую и видеотехническую экспертизу в другом субъекте Российской Федерации. Оба ходатайства суд отклонил.

Следующее судебное заседание состоится 26 декабря.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG