Ссылки для упрощенного доступа

"За это можно реально убить": полиграф разоблачил сенатора от Татарстана 


Сергей Батин

Сенсацию преподнес очередной допрос свидетелей по делу о нападении на зеленодольского оппозиционера Алексея Соловьёва. В зале суда были оглашены результаты психофизиологического исследования — в простонародье, допроса на детекторе лжи — экс-мэра Зеленодольска Сергея Батина. Если кратко: бывший глава, согласно этим данным, определенно располагает информацией о деталях организации нападения как на Соловьёва, так и на другого потерпевшего — следователя-криминалиста Туганова.

"Idel.Реалии" уже рассказывали читателям об этом беспрецедентном деле. Однако в суде периодически выясняются новые подробности нападения на Соловьёва, совершенного осенью 2011 года. В этот раз штрихи к портрету зеленодольской власти добавил свидетель Алексей Туганов, тоже оказавшийся в контрах с тогдашним главой Сергеем Батиным. Это его младшего брата, следователя-криминалиста, избили год спустя после нападения на Соловьёва монтажками неизвестные. Причем Алексей Туганов уверен, что произошла ошибка — напасть хотели именно на него, но перепутали.

По словам свидетеля, они с Соловьёвым оба попали под прессинг новой администрации — и это их сплотило.

Все, кто работал в подконтрольных структурах или где можно было давить на руководителя — были уволены


— С Соловьёвым я знаком с 2008 года, — сообщил суду Туганов. — Я был депутатом Горсовета, Соловьев занимал должность зам руководителя исполкома по экономике и председателя контрольно-ревизионной комиссии. Если преступления против Соловьева рассматривать только в одном эпизоде — нападение — то, соответственно, сложно понять, что предшествовало и насколько серьезны были мотивы преступников. Фактически всё началось с меня. Первым под удар властей с приходом Батина попал я. Мне сожгли машину на следующий день после выборов 2010 года. Это был такой показатель, как будут с нами расправляться. Все мои друзья, коллеги, которые участвовали в выборной кампании, после которой Батин стал мэром, — все попали под жесткий прессинг: люди, которые имели бизнес, потеряли его или серьёзные проблемы были; все, кто работал в подконтрольных структурах или где можно было давить на руководителя — были уволены. Ну а со мной разобрались вот таким образом...

В поджоге 2010 года можно было бы не заподозрить политического заказа, пояснил Туганов, если б не одно существенное "но" — зеленодольские полицейские зачем-то занялись фальсификацией доказательств (позже они примерно также будут "расследовать" дело Алексей Соловьёва: из камеры хранения вещдоков пропадёт даже ключевая улика — лом, которым его избивал нападавший; отпечатки пальцев и прочие следы, по которым можно было бы идентифицировать преступника, исчезнут с орудия преступления еще раньше). Словом, полицейские совершили подлог, чтобы только не расследовать дело о поджоге, но сама фальсификация вскрылась — и полицейского-исполнителя осудили.

Соловьёв, по мнению Туганова, тоже попал под прессинг из-за того, что стал политическим оппонентом Сергея Батина. Сначала команда нового мэра придралась к Соловьёву, когда тот начал строить коттедж для своей многодетной семьи, напомнил свидетель. Там тоже не обошлось без фальсификации доказательств. Ну а когда Соловьёв в ответ накопал компромат на Батина, то, судя по всему, превратился уже в слишком серьёзного врага.

— Пиком стало, когда Алексей установил наличие у Батина [коттеджа в водоохранной зоне на землях лесного фонда]… Для меня тоже это было шоком! — описал суду свою реакцию Туганов. — Он показал фотографии, разместил в интернете — и на следующий день произошло покушение на него!.. И на следующий год — в 2012 году, когда мы уже стали прорываться к доказательной базе по махинациям и коррупционным действиям Сергея Леонидовича — произошло покушение на моего брата, следователя-криминалиста. Была ошибка в объекте. Он вышел из дома, где я прописан. Он — младший брат. Мы похожи. И буквально в этот короткий период времени он жил у матери.

Свидетель упомянул еще одного человека, имевшего зуб на Соловьёва — Дмитрия Грузкова. Тот, что интересно, тоже оказался связан с Батиным. Еще будучи председателем контрольно-счетной палаты, Соловьёв установил факт присвоения бюджетных средств коммерческой структурой. Структура, рассказал Туганов, принадлежала Грузкову, который был "руководителем исполкома и бизнес-партнером фактически Батина".

Наша активная позиция фактически и становилась тем спусковым крючком, чтобы с нами расправлялись криминальным способом


— С приходом Батина республика передаёт [Зеленодольску] на 27 млн руб. автобусы для муниципальных маршрутов, Батин бесплатно передает эти автобусы коммерческим структурам Грузкова. Тот, получив эти бесплатные автобусы, начинает оформлять их на свои фирмы. Согласно документам, муниципальные автобусы становятся собственностью частной структуры Грузкова. Когда удается прорваться к этим документам, показать реальную картину, прокуратура выписывает: "Да, имеется такой факт, но это нечаянная ошибка..." Силовики бездействовали, потому что они получили по серым схемам земельные участки — это всё подтверждено, ничем не опровергалось. За это можно реально убить. Цена вопросов шла от 30 млн до 100 млн руб. Наша активная позиция фактически и становилась тем спусковым крючком, чтобы с нами расправлялись криминальным способом.

Настала очередь вопросов, и Соловьёв попросил у суда разрешение ознакомить Туганова с выводами экспертов, допросившими Сергея Батина с использованием полиграфа.

Защитник Тимур Беляков возражал.

Судья, тем не менее, зачитал выводы: "…были выявлены психофизиологические реакции, свидетельствовавшие о том, что Батин С.Л. располагает информацией о деталях заказа (организации) нападения на Соловьева А.В., произошедшего 21.10.2011 года, и нападения на Туганова А.В., произошедшего 16.10.2012 года. Данная информация могла быть получена Батиным С.Л. вследствие того, что, являясь заказчиков указанных нападений, Батин С.Л. поручил Грузкову Д.В. организовать нападение как на Соловьева А.В., так и на Туганова А.В." (Батин, как мы уже сообщали ранее, в 2012-м отказался от прохождения полиграфа, но в 2019 году всё-таки прошёл этот тест)

— Как, по вашему, это может быть связано с Мельником, который житель другого города и сотрудник полиции? — поинтересовался у свидетеля потерпевший.

— Я не знаком с Мельником, но та цепочка принадлежности его к силовым структурам… Это — ОПС фактически, где задействованы и силовые структуры. И я так понимаю, в Звенигово работали бывшие сотрудники Зеленодольского УВД. То есть, связь каким-то образом поддерживалась…

— Кто из сотрудников полиции Зеленодольска может быть связан по конечной цепочке с исполнителями преступления — на меня и на вас?

— Моё мнение, что к данному делу имеет отношение бывший начальник полиции Рахимов (Рахимов, первоначально согласившись пройти тест на детекторе лжи, подал в отставку и с тех пор так и не проходил эту процедуру, от которой действующие сотрудники полиции не имеют права отказаться — "Idel.Реалии")... Непосредственно экс-руководитель исполкома Грузков… Его бизнес-партнер Сиразов, на которого все автобусы оформлялись… Такая основная получается связка. Рахимов мог контролировать действия своих подчиненных, подсказывая, как дело можно замять или развалить — что и произошло фактически с моим делом.

Помимо Туганова, во вторник, 28 января, были допрошены еще два свидетеля обвинения. Один из них, непосредственно видевший избиение Соловьева нападавшим на улице, вспомнить смог уже очень немного — и в итоге лишь подтвердил показания, которые уже давал ранее, в 2011 и 2014 гг. Лица нападавшего он не разглядел. Второй рассказал, что предоставил полиции и Соловьёву запись с камеры наблюдения, которую установил над своим гаражом. На неё частично попал эпизод нападения на Соловьёва.

Соловьёв ходатайствовал о вызове в суд ряда свидетелей, в том числе — Батина, Рахимова и Грузкова (они фигурируют в деле именно как "свидетели", поскольку организаторы и заказчики покушения на Соловьёва следствием "не установлены"). Против вызова этих "свидетелей" адвокат Тимур Беляков никак не возражал, его решительный протест вызвали лишь две последние фамилии в списке.

Как пояснил корреспонденту "Idel.Реалии" после суда сам Алексей Соловьёв, речь идёт о свидетелях из Марий Эл, которые могут подтвердить тот факт, что обвиняемый Виталий Мельник был членом волжской ОПГ "Гасановские" (один из свидетелей является засекреченным участником группировки, который согласился сотрудничать со следствием, второй — оперативником, который может дать необходимые пояснения).

Рассмотрение ходатайства судья отложил до момента, когда будут допрошены все ранее заявленные свидетели обвинения. С явкой части из них в суд пока наблюдаются проблемы.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (10)

XS
SM
MD
LG