Ссылки для упрощенного доступа

Зеленодольский "Левиафан". "Он хотел добить меня либо превратить в овощ"


В конце 2019 года в Зеленодольском городском суде с третьей попытки стартовало, наконец, уголовное дело, допрос по которому — правда, пока в качестве свидетеля — светит бывшему градоначальнику и сенатору от Татарстана Сергею Батину. Потерпевший Алексей Соловьев и вовсе называет экс-мэра заказчиком нападения, которому Соловьев подвергся в 2011 году. 25 декабря на первом заседании он дал достаточно обстоятельные показания.

Единственный на сегодня обвиняемый Виталий Мельник и оба его адвоката против присутствия прессы в зале возражали, но судья напомнил им, что процесс открытый. С другой стороны, татарстанские СМИ почему-то обходят это зеленодольское дело стороной - корреспондент "Idel.Реалии" оказался единственным журналистом в зале.

Мы уже описывали обстоятельства этой истории. Алексей Соловьев жёстко критиковал мэра Зеленодольска Сергея Батина. На следующий день после того, как критика достигла кульминации, на Соловьева напал неизвестный с ломом. Потерпевший сумел разглядеть нападавшего, дать отпор и даже завладеть орудием преступления. Но полиция отнеслась к его делу с прохладцей и даже умудрилась "потерять" врученную ей улику. Спустя годы, когда в дело вмешались следователи из Москвы, такому отношению стражей порядка нашлось вполне логичное объяснение. Оказалось, преступник, описанный Соловьевым, как две капли воды похож на полицейского. Правда, не местного, а из соседней Республики Марий Эл.

Из-за явного саботажа местной полиции расследование растянулось на восемь лет. В суд дело ушло лишь минувшей осенью — и тут тоже не обошлось без накладок. В отставку подала судья, первоначально принявшая дело к рассмотрению. Новый состав суда к ознакомлению с делом приступил лишь в самом конце года.

"БУМЕРАНГ СЕРГЕЯ БАТИНА"

25 декабря Соловьев, наконец, выступил на процессе в качестве свидетеля, обстоятельно рассказав о том, как развивался его конфликт с зеленодольской администрацией.

Он оказался одним из организаторов местного общественного движения "Волжская Венеция", созданного в 2010 году. У движения появился свой сайт, который вскоре превратился в площадку для критики местной власти: зеленодольцы жаловались туда на злоупотребления и коррупцию в городской администрации.

— Некоторые из этих материалов компрометировали главу Зеленодольска, — рассказал суду Соловьёв. — Я предполагаю, что где-то с осени 2010 года у него и у его окружения сформировалась ко мне определенная неприязнь...

О том, сколь сильна эта неприязнь, Алексей узнал уже весной следующего года — когда начал строить дом для своей многодетной семьи.

В департаменте градостроительства и архитектуры сначала тянули с выдачей разрешительных документов, а потом вдруг прислали главе семейства иск о сносе.

— В иске ни сути нарушений, ни оснований, по которым дом должен быть снесен, не было. Отказ в выдаче разрешения на строительство я получил уже после иска, — вспоминает Алексей.

Оказалось, тогдашний архитектор собственноручно внес исправления в документы, поданные Соловьёвым. В 2012 году факт фальсификации подтвердила доследственная проверка. А архитектор на допросе заявил, что раскаивается и приносит извинения.

— Я, честно говоря, устал это всё обжаловать, и уголовным делом вопрос фальсификации документов не закончился, — рассказал финал этой истории потерпевший.

В 2011 году, пока длилась тяжба с администрацией, Соловьёв успел провел несколько пикетов у мэрии; его поддержали и другие многодетные семьи. Плюс обращения в аппарат президента РТ, плюс публикации в прессе... Понятное дело, симпатий со стороны Батина всё это Алексею не добавляло.

Наконец, в октябре 2011-го мне Соловьёв узнал, что у градоначальника есть "дом в лесном массиве в водоохранной зоне Волги, отвечающий признакам самовольного строения":

— Утром 20 октября 2011 года, за сутки до нападения, я поехал своими глазами посмотреть самострой Сергея Батина, сделал фотографии его дома и в тот же день разместил информацию о незаконно построенном доме на сайте нашего движения и на других интернет-ресурсах. Статья называлась "Бумеранг Сергея Батина", она есть в материалах уголовного дела... Мэр пытается незаконно снести дом многодетной семьи, а сам в это время выкупил несколько гектаров леса, построил дом в водоохранной зоне и не забыл проложить к нему за счет бюджетных средств автомобильную дорогу и коммуникации!

"ВСЁ ПРОСТРАНСТВО БЫЛО ОСВЕЩЕНО КАК СЦЕНА"

21 октября в восьмом часу вечера Соловьёв подъехал к своему тогдашнему дому, на цокольном гараже которого находились гаражи для жильцов. Площадку перед гаражами отделял от улицы бетонный забор, а подъезды располагались с другой стороны дома.

Сам дом огорожен бетонным забором, в нем есть створ ворот. На тот момент ни шлагбаума, ни ворот не было, был просто проём через который заезжали машины, и через который мог зайти человек.

— Загнал машину в гараж, вышел, развернулся и увидел, что в створе ворот появился человек с ломом в руке — и бежит на меня! — рассказал суду Соловьев. — Подбегает и без каких либо слов и претензий начинает бить меня ломом... Целил в область головы, я стал закрываться руками, уворачиваться... Важный момент. Буквально за несколько дней до этого электрик нашего ТСЖ разместил над воротами гаража мощный галогенный фонарь, который срабатывал, как датчик движения. Поэтому всё пространство было освещено как сцена. И я Мельника очень хорошо рассмотрел и запомнил.

Потерпевшему удалось выскочить из ворот и он побежал по улице, крича прохожим, чтобы вызвали полицию. Нападавший бросился следом. Спустя пару сотен метров Алексей получил удар в затылок и упал, но успел перевернуться на спину.

Мельник, рассказывает Соловьёв, склонился над ним и вновь начал наносить удары ломом. Потерпевшему удалось перехватить лом, а затем, согнув ногу, ударить ею в лицо нападавшего.

Ему было проще забить меня ногами, когда я лежал на земле


— Он отпрянул, выпустил лом... Встаёт, отходит... Лом уже у меня... Несколько секунд друг на друга смотрим, он разворачивается и уходит в темноту... — рассказывает Соловьев и уточняет. — Мельник бил меня только ломом. Из всех ударов, которые я разглядел, все были направлены в голову. Если бы он хотел меня просто сильно избить или покалечить, ему было проще забить меня ногами, когда я лежал на земле. Но он хотел добить меня либо превратить в овощ.

УЛИКА НА КОВРИКЕ

Полицию, продолжает Соловьев, он вызывал раза три — но они долго не приезжали. Причем странности, которым поначалу потерпевший не придал значения, стали проявляться с самого начала:

— Минут через пять [после избиения] мимо проехал автомобиль вневедомственной охраны, в нем находились двое полицейских, они рассмотрели меня и проехали дальше. Я думал сначала, что они приехали на место преступления. Как-то медленно ехали... Приехавшие минут через двадцать полицейские особого интереса к происходящему не проявили. У меня в руках был лом. Я говорю: "Ребят, посмотрите..." (я был без перчаток, и Мельник был без перчаток, и я сказал, что можно снять отпечатки пальцев). Они как-то сразу стушевались, но велели положить лом на коврик для ног под задним сиденьем. Я положил, куда они сказали, а сам уехал на скорой в травмпункт — у меня из головы шла кровь, меня шатало...

Позже Соловьёв с удивлением узнал от полицейских, что все отпечатки на ломе нечеткие. Это потом уже он изучил вопрос и узнал, что остаются еще генетические, потожировые следы, запах, по которым тоже можно провести экспертизы…

Алексей Соловьев
Алексей Соловьев

— Сейчас я уже убежден, что сотрудники полиции Зеленодольска умышленно уничтожили отпечатки пальцев с лома. И похищение лома из камеры вещдоков в 2014 году это косвенно подтверждает, — заявил суду Соловьёв. — Кроме того, на ломе могли остаться отпечатки пальцев лица, передавшего лом Мельнику.

Одним из пособников, сообщил потерпевший, мог быть руководитель Мельника по Звениговскому РОВД Назаров — результаты психофизической экспертизы (полиграф) указали именно на него. Тест на детекторе лжи обвиняемый, к слову, проходил дважды, причем второй раз эксперт целенаправленно задавал вопросы, связанные с возможными соучастниками.

Он на полиграф согласился, но до сих пор тест не проходил


Так же, по мнению потерпевшего, следует допросить начальника зеленодольской полиции Рахимова:

— Насколько мне известно из материалов дела, Рахимов 24 сентября 2018 года был допрошен, ему был предложен полиграф, он на полиграф согласился, но до сих пор тест не проходил... В полиции существует правило: либо ты проходишь полиграф, либо увольняешься. И через 10 дней, 4 октября, он подал рапорт на увольнение из полиции. Сейчас человек находится вроде на пенсии, но никак не может найти время для прохождения экспертизы...

НАПАДАВШИЙ ОСТАЛСЯ С НОСОМ

За период расследования дела Зеленодольским отделом дознания с 2011 по 2014 год бездействие дознания признавалось трижды, сообщил суду Соловьёв. Один раз судом, и дважды — прокурорами республики. Сначала Кафилем Амировым, затем Илдусом Нафиковым.

— Предвосхищая вопросы защиты, как я смог запомнить нападавшего — всё это время я жил в постоянном напряжении, в страхе. Потому что лица, совершившие преступление, оставались на свободе, а само оно имело незаконченный характер. Я ломал голову, периодически вспоминал, события проносились перед глазами — и эти воспоминания не позволяли мне забыть, как напавший выглядел... И сейчас, выходя из гаража в темное время, я оглядываюсь по сторонам и автоматически вспоминаю все эти нюансы нападения.

Через год после нападения, вспоминает Алексей, он почувствовал, что за ним следят — и в сентябре 2012 года обратился в Зеленодольский УВД, СК и прокуратуру с одинаковым заявлением. Потерпевший поделился подозрениями, что на него готовится повторное нападение и что он подозревает в его организации Сергея Батина.

— Мне неизвестно, что сделано было полицейскими, однако нападение на майора Туганова, совершенное через три недели после этого моего заявления я расцениваю как подтверждение обоснованности моих опасений. Полагаю, что заявление, в котором я указал подозреваемого мной организатора, изменило планы преступников, и они выбрали для нападения не меня, а моего товарища Алексея Туганова, но перепутали его с братом-следователем, вышедшим из его квартиры, — описал последующие события суду Соловьёв. — В рамках расследования нападения на Туганова, меня пригласили в следственное управление СКР по РТ, куда приехали сотрудники центрального аппарата СКР. Там были психолог и художник, москвичи. Психолог помог мне вспомнить все детали, художник сделал фоторобот...

Потерпевший поделился еще одним своим подозрением. По его мнению, во время схватки он успел ударом ноги повредить нос Мельнику.

Думаю, я приложил к этому ногу


— Если вы внимательно посмотрите, то увидите, что у него нос чуть полумесяцем, — порекомендовал судье Алексей. — Думаю, я приложил к этому ногу. Из материалов дела мне известно, что через полтора месяца после нападения на меня, он вышел на больничный, обратился к ЛОРу, сделал рентгеновский снимок носа и операцию по исправлению носовой перегородки. Операцию он сделал на платной основе в другом субъекте РФ, хотя мог воспользоваться услугами бесплатного госпиталя в Йошкар-Оле. После выхода с больничного Мельник сразу подал рапорт на увольнение, не проработав больше в полиции ни дня. Я так понимаю, потому что провалил задание и стал обузой для своих старших товарищей из Звениговской полиции...

После проведения очной ставки, когда мне стала известна фамилия опознанного мной Мельника, я нашел его страницу в соцсети "ВКонтакте",где были размещены его фотографии за неделю-две до нападения на меня на отдыхе в республике Доминикана. И никаких проблем с носом я на этих фото не увидел. На следующий день я еще раз попытался посмотреть эти фотографии, но они оказались удалены, как я понимаю, самим Мельником. Однако в материалах дела имеются интернет-ссылки на эти фото, по которым их можно посмотреть, а также хронология их удаления... Представленная Мельником и его родственниками постоянно меняющаяся версия, что ему летом 2011 года якобы сломали нос на тренировке (а потом легенда поменялась, якобы он подрался из девушки с малознакомым жителем Волжска) ничего кроме улыбки у меня не вызывает.

Когда к расспросам приступила гособвинитель, Соловьев уточнил еще один момент. Волосы у Мельника в 2011 году были длиннее, чем сейчас, и чуть-чуть вьющиеся, сообщил он.

— В момент нападения мне показалось, что волосы мелированы. Но когда я узнал, что Мельник отдыхал в Доминикане, я понял, что у него волосы выгорели, — объяснил своё заблуждение Соловьёв.

"МЫ ПОМОГЛИ ЕМУ СТАТЬ СЕНАТОРОМ"

Настала очередь вопросов защиты. У самого Мельника вопросов не нашлось.

Первым в бой ринулся казанский адвокат, депутат Казгордумы Тимур Беляков.

— Давайте я начну. Раз уж потерпевший позволил себе столько говорить о политике, поговорим о ней тоже. Вы когда-нибудь в администрации Зеленодольского района работали сами? — обратился Беляков к Соловьёву.

— Работал.

— А в связи с чем ушли?

— В связи со сменой руководства района.

— А что изменилось? — удивился Беляков.

— Вот сейчас пришёл другой глава — уволилось порядка 10 человек. Что-то меняется. Статья звучит "по собственному желанию". Не захотел работать — уволился.

— Вашу деятельность на этом сайте можно назвать правозащитной? — продолжал расспросы защитник.

— Нет.

— А какая она?

— Общественно-политическая.

— Но вы же указываете на нарушение закона сильными мира сего…

— Я не юрист. Правозащитная деятельность, как мне кажется, немножко другое… Моя оценка: это — общественная деятельность.

Беляков, видимо, оценивал иначе.

— Вы знакомы с известными татарстанскими правозащитниками? Например, Дмитрий Бердников, Игорь Веселов? — уточнил зачем-то он.

— Исключительно из СМИ. Лично, за руку, не общался.

— Вам известно, совершаются ли на них… Давайте, Бердникова возьмём, — видимо, адвокат хотел спросить, слышал ли Соловьёв что-либо о покушениях на Бердникова.

— Так, защитник! Вопрос снимается! — прервал Белякова судья.

— Ладно, — согласился Беляков. — А чем, по-вашему, Туганов перешел дорогу Батину?

— Вопрос так же снимается. Дело рассматривается не по этому факту, — вновь прервал адвоката судья.

— Вот вы говорите, Мельник — член группировки "Гасановские" (этот факт Соловьёв успел упомянуть, когда рассказывал, чем, по его сведениям, занялся обвиняемый после увольнения из органов — "Idel.Реалии"). Чем вы можете подтвердить его принадлежность к ОПГ?

— Свидетельскими показаниями, — ответил Соловьев, сообщив, что будет ходатайствовать о вызове одного засекреченного и двух обычных свидетелей, которые могут подтвердить связь Мельника с этой волжской ОПГ, а также оперуполномоченного, который ведёт дело "Гасановских".

— Знакомы ли вы с бывшим следователем по Зеленодольскому району Хлобыстовым? Видели его когда–нибудь? — вновь перешел к неожиданным вопросам Беляков.

— Так, защитник, какое отношение Хлобыстров имеет к этому делу? — вновь вмешался судья.

— Он процессуальные документы по этому делу выносил вообще-то, — объяснил Беляков.

— Это один из промежуточных руководителей Зеленодольского следственного отдела, — ответил Соловьёв.

— Но вы знакомы?

— Ну как "знаком"...

— На лицо знакомы? Есть черты схожести с Мельником? — продолжал расспросы адвокат.

— Лысеватость. Чуть-чуть есть, — осторожно согласился потерпевший.

— Но это не Хлобыстов был? Ну раз мы Мельника судим… — иронично заметил Беляков.

— Что-то есть сейчас. Но на момент нападения и Мельник выглядел иначе, — уточнил Соловьёв. — У человека, который нападал на меня в 2011 году, и Хлобыстова, как он выглядит сейчас — схожести мало.

— Вы каким-нибудь видом спорта занимались?

— Бегаю по утрам.

Сергей Батин
Сергей Батин

— Вам известно, где Батин работал до Зеленодольска?

— Да. Префектом Авиастроительного района. И насколько мне известно, там были похожие случаи. По нанесению жалобщикам травм.

— И опять к политике. Вот смотрите, 20 числа выходит разгромная, по вашему мнению, статья (которая не помешала ему стать сенатором), а 21 числа происходит ваше нападение…

— Сенатором он стал через месяц-полтора после нападения на Туганова. Мы помогли ему стать сенатором! — заявил Соловьёв, имея в виду тот факт, что Батин был спешно и без каких-либо видимых причин для этого отправлен в Совет Федерации вскоре после нападения на следователя Туганова в 2012 году — когда к делу подключились сотрудники центрального аппарата СКР.

СовФед как скамья "штрафников"

По наблюдениям "Idel.Реалии", Татарстан периодически использует Совет Федерации в качестве запасного аэродрома для местных функционеров, к которым могут возникнуть вопросы со стороны правоохранительных органов. В большинстве случаев это выглядит как откровенное выведение членов командно-административной системы из-под удара.

В 2019 году в СовФед был отправлен экс-глава Елабуги Геннадий Емельянов. Чтобы оказаться в сенате, Емельянов выиграл сначала праймериз ЕР ("внутренние выборы" партии власти сопровождались бурными скандалами: избиратели узнавали, что кто-то уже проголосовал от их имени; на компьютерах, переданных в распоряжение организаторов праймериз, обнаружилась после возврата полная база данных елабужских избирателей —​ дело, несмотря на обращение в СКР одного из елабужан, удалось "замять").

При Емельянове в Елабуге разгорелся ряд скандалов. Самый громкий был связан с масштабной проверкой города и района антикоррупционным управлением при президенте РТ осенью 2018 года. Проверяющие нашли ряд серьезных нарушений, в том числе — связанных с выделением муниципальных земель одному из депутатов райсовета Фанису Низаметдинову, успевшему поработать в команде Емельянова еще в нулевые.

Переброска в сенат Сергея Батина в 2012-м выглядит не менее симптоматично в свете коррупционных скандалов, расправ с оппонентами зеленодольского главы и предложений пройти тест на полиграфе.

Но самое громкое "назначение" сенатором от Татарстана функционера с подмоченной репутацией случилось годом ранее. В 2011-м в СовФед "сослали" Вагиза Мингазова, много лет возглавлявшего крупнейший молочный холдинг республики: сначала — "Татарстан сөте", позднее — ОАО "Вамин Татарстан", названное так в честь главного бенефициара, Вагиза Мингазова. Холдинг, в который слили активы крупнейших молочных предприятий республики, наделал не менее крупных долгов. Он задолжал как собственным рядовым работникам, так и крупным банкам. Долги холдинга в итоге потянули на 12,6 млрд руб (вернуть кредиторам удалось лишь около 2 млрд руб.), долги самого Мингазова - на 9 млрд руб. (взыскали с него, построившего в первой половине нулевых шикарный по размаху дворец с видом на Казанку, лишь 52 тыс. руб. и 1 евро). Несмотря на то, что 32 депутата воспротивились избранию Мингазова в СовФед, решением большинства тот всё же был отправлен в Москву.

В случае с Батиным и Емельяновым действовала, судя по всему, уже накатанная практика.

​...Второго адвоката Мельника интересовали чисто технические детали. Откуда выскочил нападавший, как пытался закрываться руками потерпевший, сколько ударов и куда пришлось.

Когда он поинтересовался, с какой силой наносились удары, Соловьёв не выдержал:

— Это вы у Мельника спросите!

— Я у вас спрашиваю!

Алексей уточнил, что был в прочной куртке и шапке, но удары, тем не менее, были ощутимые. Вся левая рука потерпевшего, которой он преимущественно прикрывался, после нападения распухла.

После того, как у защиты закончились вопросы, суд решил отложить заседание до середины января. Предполагается, что в следующий раз приступят к допросу свидетелей обвинения. Помимо прочего, судья упомянул, что в суде будет допрошен и Сергей Батин. Но когда до него дойдет очередь, пока неясно.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG