Ссылки для упрощенного доступа

"Какая рабочая группа?! Для чего?": Михаил Афанасьев позабыл о своём обещании


Глава Айшинского сельского поселения (слева) и Михаил Афанасьев

Разработчики генпланов не ошибаются, а инвесторы не меньше всех остальных заинтересованы в соблюдении природоохранного законодательства. К этому сводится суть ответов главы Зеленодольского района Татарстана Михаила Афанасьева на все острые вопросы, касающиеся существующих в районе угроз лесным и водным ресурсам. При этом Афанасьев явно не хочет встречаться с активистами и экспертами отдельно для обсуждения болевых точек, а на сессиях и сходах, в которых участвует глава, у него для обстоятельных бесед на эту тему "нет времени".

На отчетной сессии депутатов сельского поселения Айши, где собрались и местные жители, звучали традиционные для российских сёл вопросы — отсутствие фонарей на улицах, проблемы самогоноварения, неудовлетворительное состояние местной амбулатории и бегство оттуда местных специалистов (по крайней мере, врачебная амбулатория там хотя бы есть).

Михаилу Афанасьеву обсуждение таких мелких бытовых вопросов доставляло, казалось, даже определенное удовольствие. Глава поднимал с мест коммунальщиков и главврачей и раздавал им ЦУ, которые сводились, как правило, к совету чутче относиться к людям.

Но вот возник вопрос явно более масштабного значения — и глава заметно поскучнел. До Айши с ним подобная метаморфоза уже происходила всего двумя днями ранее — в селе Большие Ключи. Там проблемы начались, стоило местным активистам затронуть болезненную тему нового генплана, который предполагает появление в буферной зоне Волжско-Камского заповедника гигантских песчаных карьеров и коттеджного посёлка. В Айше претензии местной активистки и эксперта по градостроительным вопросам Вероники Галеевой также касались несоблюдения природоохранного законодательства.

— И озеру, и заповеднику в целом грозит очень большая проблема, — прорвалась к микрофону местная активистка, Татьяна Суглова. — Уже продали земли вокруг озера — и с северной, и с северо-западной стороны, там теперь частники. Ушла в частные руки часть озера, часть реки… Частники пишут в интернете, что сделают там райский уголок. Уже началось: снесли лес, деревья… Я прошу, чтобы занесли в протокол просьбу о создании рабочей группы.

— Вы, пожалуйста, вопрос сформулируйте, а не агитацию, — нахмурился глава.

— Это не агитация, Михаил Палыч, а освещение проблемы, о которой, оказывается, еще не все знают… Мы задаем вопрос вот такой: почему в частные руки попали эти участки? — на этих словах девушка, которая парой минут раньше опрометчиво вручила активистке микрофон, попыталась заполучить его обратно, но Суглова была начеку и вовремя отдёрнула руку. Зал же в этот момент взорвался аплодисментами. — Почему не принимаются до сих пор никакие меры: закопали русло реки Сумки, которая впадает в Ильинское озеро — и до сих пор не раскопали! Сняли плодородный слой земельный — ничего пока не восстановлено! Выставят штрафы — заплатят эти частники, они там все толстосумы… Они заплотют — а с весны начнут деятельность свою бурную развивать. Снова начнутся вырубки, снова начнется вредительство... Так вот, просьба еще раз к вам: создайте рабочую группу, запишите это, пожалуйста, в протокол.

Как глава района с народом общается. И не слышит людей
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:58 0:00

Требовали создать рабочую группу для встреч с чиновниками на регулярной основе и активисты в Больших Ключах. И глава Михаил Афанасьев — главным образом, под давлением авторитета профессора КФУ Нафисы Мингазовой — как минимум один раз встретиться отдельно чётко пообещал. Но, как показали, дальнейшие перепалки в Айшинском доме культуры, новый зеленодольский глава — хозяин своему слову. В том смысле, что в любой момент может забрать его обратно…

— Я бы хотел, чтобы мы работали таким образом, что у нас нет ситуации, что вот кто-то хороший, а кто-то — не очень, кто-то любит природу, а кто-то — нет, — взялся обтекаемо отвечать Афанасьев. — Мы все одинаковые… И не нужно никого обижать, что они, вот, этого не сделали и так далее… Я считаю, что, во-первых, территория должна развиваться. Мы не можем остановиться в развитии.

Активисты встретили эти слова с негодованием.

— В охранной зоне заповедника?! — выкрикнул какой-то мужчина.

— Развивайте около дороги! — поддержал его женский голос (голос, кажется, принадлежал Сугловой). — Вы видели генплан? Там живого места нет, там всё было застроено!

— У нас здесь находится директор заповедника, Юрий Александрович Горшков, — поспешил перевести стрелки глава. — Наш уважаемый, авторитетный коллега, руководитель, эколог. Он очень четко следит за охранной зоной, за всеми зонами Волжско-Камского биосферного заповедника… То, что касается заповедника, там строго всё по букве закона, всё — по согласованию, другого просто быть не может! Иначе генеральный план просто невозможно утвердить. Это я вам могу сказать однозначно. Юрий Саныч, подтверждаете это?

Директор заповедника попросил микрофон, чтобы "сделать несколько пояснений".

— Юрий Саныч, коротко, чётко! Я знаю, что там всё по букве закона. Иначе просто быть не может, — напутствовал Горшкова Афанасьев.

Но директор заповедника повел свой рассказ вовсе не в то узкое русло, которое отвёл ему районный глава. Он сообщил, что, помимо собственно охранной зоны заповедника, вокруг него есть еще буферная зона, и что разные зоны находятся в ведении разных собственников и имеют разный статус…

— Юрий Саныч, ну не надо, — перебил его Афанасьев. — Вы скажите, что конкретно касается расширения поселения. Вы сами согласовали… Всё, значит, в рамках действующего законодательства…

— Нет, — категорически не согласился Горшков. — Заповедник еще ничего не согласовывал…

А водные объекты, уточнил директор заповедника, вообще находятся в ведении Министерства экологии РТ.

— Ну долго очень! — вновь потерял терпение Афанасьев. — В общем, это не заповедник и это не охранная зона, так?

Ответа Горшков не дал, но сообщил, что проводилась совместная проверка, в которой приняли участие Казанская межрайонная природоохранная прокуратура, Минэкологии и дирекция заповедника — и нарушения всё-таки были выявлены. Какие именно, Горшков не уточнил, поскольку, по его словам, штрафует за это Минэкологии РТ.

— В том, что касается наших полномочий, мы будем внимательно следить, чтобы инвесторы, собственники очень четко и жестко соблюдали законодательство… И если будут какие нарушения, штрафы, — и мы есть, и прокурор есть, — мы все будем за этим внимательно следить. Мы все в этом заинтересованы. Никаких нарушений по развитию, по освоению этой территории мы допускать не будем. Но я уверен, что инвесторы также за то, чтобы соблюдать законодательство, и они заинтересованы в этом не меньше даже, чем мы, — оптимистично резюмировал глава и скомандовал "Дальше!" — явно давая понять, что больше тут обсуждать нечего.

Но в зале явно считали иначе.

— Когда мы с вами сможем встретиться и лично вас ознакомить с материалами нарушений действующего природоохранного и градостроительного законодательства при выделении земель под коттеджные поселки, при переводе земель сельхозназначения в ИЖС и так далее? У нас есть материалы. Мы бы хотели с вами встретиться. Когда? — мужчина, присутствовавший на встрече в Больших Ключах, напомнил главе о его обещании.

Вопрос был вновь встречен аплодисментами.

— Не нужно проявлять такие эмоции… Не надо отделяться, что вот вы как будто бы очень хорошие, а кто-то там не очень, — отчитал активистов Афанасьев. — Во-первых, я с вами встречаюсь сейчас. Вы задаёте вопрос, я — отвечаю. То что касаемо материала по Большеключинскому поселению… Я его взял, отдал специалистам. Посмотрят, ответ дадут.

— Вопрос о создании рабочей группы уже во втором поселении стоит.

— Зачем? Какая рабочая группа? Для чего? — Афанасьев, казалось, уже забыл всё то, о чем говорилось в Больших Ключах.

— Чтобы с вами регулярно обсуждать вопрос на конструктивной основе.

— Я еще раз говорю: я взял, посмотрел, отдал специалистам — и ответы дадим. Мы можем еще раз сейчас встретиться, пожалуйста!

— Вы говорите, мы заставим инвесторов и собственников соблюдать, а мы вам говорим, что они стали инвесторами и собственниками в нарушение законодательства…

— Для этого есть у нас надзорные органы, есть прокуратура…

— Вы как глава устраняетесь от этого?

— Постойте… Я не устраняюсь.

— Мы хотим с вами обсудить в спокойном рабочем режиме…

— Я говорю, давайте сейчас.

— У нас нет сейчас с собой всех материалов...

— Сейчас вы не готовы, — победоносно заключил Афанасьев.— Хорошо. Какие еще есть вопросы?

— У меня есть материалы! — выкрикнула Суглова.

По завершении сессии активисты поднялись в президиум и осадили главу.

Разговор продолжался недолго — от силы пять минут. За это время вокруг Афанасьева сгрудилась свита муниципальных чиновников, постепенно оттеснивших весь прочий люд в сторону. Так ничего не ответив по существу, глава скрылся с ними за кулисами.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (45)

XS
SM
MD
LG