Ссылки для упрощенного доступа

Глава подкрался незаметно. Тимур Алибаев снизошел до ветерана


Глава Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Казани Тимур Алибаев нанёс визит Екатерине Юровой — ветерану Великой Отечественной войны, которая 10 февраля провела пикет у Кабмина РТ, требуя обещанный ей еще в 2013 году ремонт. За время визита чиновник успел оценить ауру дома, привести себя в пример и объяснить, что официальные ответы его подчиненных гроша ломаного не стоят.

Собственно, не будь пикета, Екатерина Федотовна едва ли смогла бы вот так запросто пообщаться с районным главой у себя дома. Уже после визита чиновника она расскажет корреспонденту "Idel.Реалии", что несколько раз за эти годы пыталась встретиться с Алибаевым в районной администрации. Но всякий раз у главы находились дела поважнее, чем проблемы ветерана Великой Отечественной.

Впрочем, судя по несколько виноватой и стопроцентно доброжелательной улыбке чиновника, не сходившей у него с лица большую часть нахождения в доме Юровой, о том, что он не отложил эти свои дела еще несколько лет назад, Алибаев теперь искренно сожалеет.

"Путин такие вещи не прощает": глава района и ветеран
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:01 0:00

"АЛИБИ" ДЛЯ ФАЗЛЕЕВОЙ

Глава душевно поздоровался с снохой Екатерины Федотовны Татьяной Юровой, подробно расспросил женщину, где она работала и кто был её начальством и, велев передавать привет одному из найденных общих знакомых, отправился на обход дома.

— Здесь вот в такие дни сын ночует, — показывая комнаты, рассказывала Юрова. — Я потому что вечером ухожу отсюда. Я прихожу после работы, в семь часов принесу продукты, потом в десять часов отсюда ухожу. Сын остаётся. А в пятницу прихожу я на ночь, а он уходит.

— Ну да, одну её уже не оставишь… Понятно, понятно, — лукаво улыбнулся Алибаев.

— Уютно, — негромко сказала главе, когда тот проходил мимо, зам по социальным вопросам Татьяна Агафетова. — Уютно, тепло.

— Что? — встрепенулась Юрова.

— Атмосфера хорошая у вас, — осторожно пояснила Агафетова.

— Нормальный, большой, семейный дом, — развил мысль Алибаев.

Глава жаждал личного общения с Екатериной Юровой. 95-летняя женщина не вышла встречать дорогого гостя — она отдыхала после визита сотрудниц прокуратуры, которые тоже успели отметиться в доме на следующий день после пикета у Кабмина РТ. Как и представитель жилинспекции, как и делегат от районного совета ветеранов (последняя, впрочем, прибыла в дом вместе с Алибаевым и Агафетовой). Словом, глава оказался в этом доме далеко не первым чиновником за последние сутки — хотя решение проблемы зависело вроде бы только от него.

Впрочем, у чиновника была наготове красивая версия. Мол, приехал он к Юровой раньше всех, еще 10 февраля — просто в дом попасть не смог. Эта версия к тому же защищала честь дамы — вице-премьера РТ Лейлы Фазлеевой, которая на крыльце Кабмина 10 февраля пообещала Екатерине Федотовне, что приедет к ней в этот же день — да так и не встретилась с ветераном.

В Татарстане 95-летнего труженика тыла обманывают чиновники
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:18 0:00

— Мы к вам приезжали вчера, но мы к вам не попали, — зачем-то стал рассказывать Екатерине Юровой глава, хотя никто его об этом не спрашивал. — Я так понимаю, на пикете вы были. Это было в районе... — Алибаев ненадолго задумался, — половины третьего.

— Полтретьего, по-моему, дома я была, — удивилась Екатерина Федотовна, но глава, казалось, её не слышал.

— Мы приехали — замок висит, а мы уже ломать не стали… — пошутил он. — Пойдёмте, присаживайтесь.

После такого приглашения показалось даже, что это Екатерина Федотовна находится на приёме у Тимура Алибаева, а не он пришёл к ней в дом. Ощущение, усилилось, когда сев на диван напротив Юровой, глава сложил руки в замок и произнёс:

— Слушаю вас внимательно.

— Я вас слушаю сначала, — не растерялась ветеран.

— Я так понимаю, проблема в том, что дом, вы считаете, не приспособлен, не пригоден для проживания, и тут нужно произвести ремонт...

— Ну тут ремонт-то требуется, — согласилась Юрова. — И хороший надо сделать, как я делала раньше.

Екатерина Юрова
Екатерина Юрова

— Я после вчерашнего этого события внимательно все материалы посмотрел… Как определяется, кому ремонтировать, кому — нет? У нас есть совет ветеранов. И они принимают решения… Я получаю задания от районных советов ветеранов. К сожалению, из бюджетов средств на такие цели не выделяется. В любом случае это средства внебюджетные. Мы ищем спонсорские средства, мы просим предприятия, на которых ветераны работали — и, как правило, они откликаются... Мы ежегодно в нескольких квартирах делаем… Но мы, конечно, полный комплексный ремонт частного дома никогда не делаем.

— Человек так боролся. С девяноста до девяноста шести лет! — напомнила Татьяна Юрова. — Наверное, уж исключение можно... Только за то, что она выжила. Она же на суды ходила. Вот представляете, человек пришел на суд, а там судья сидит, Андриянова. "Ну что, ну давайте, рассказывайте…"

— Мы — муниципальная, исполнительная власть, я судейскую власть обсуждать не буду, — заволновался Алибаев. — Потому что тут много людей, которые снимают наш разговор…

— Я только одно хочу сказать. Из-за того только, что человек боролся — вот просто боролся! — ну написали, вот здесь вот есть бумага, что сделаем ремонт, ну сделайте! И всё!

— А можно посмотреть эту бумагу? — глава некоторое время изучал переданный ему документ. — Ну вот, чтоб понимание было. Здесь не говорится, что вам будет сделан ремонт. Вам сообщается, что ваш вопрос взят в работу и вы включены в список ветеранов, нуждающихся в ремонте жилых помещений на 2014 год. Дальше что происходит? Дальше приходит комиссия…

— Нет, сначала была комиссия, а потом вот это вот, — поправила главу Татьяна Юрова.

— Да, — ничуть не смутился Алибаев. — И после этого я вот, как глава администрации, учитывая, что я вынужден искать внебюджетные средства, получаю официальный документ от совета ветеранов — и мы по этим документам работаем. Да, сотрудники администраций в состав этих советов входят, но они там не принимают решений. Ну вы знаете, ветераны, особенно, авиационный завод — это очень тесная, дружная семья, тут все друг друга знают. И здесь вопросы решаются ими, и только дальше мы, как исполнители, это исполняем.

В общем, из объяснений главы следовало, что муниципальные чиновники списки нуждающихся составляют вовсе не для того, чтобы удовлетворять эти самые нужды, и что он был бы и рад Екатерине Юровой помочь — да вот районный совет ветеранов, видите ли, оказался против. Тем не менее, глава заверил, что проблему Юровой он готов решить. Но...

— Во-первых, мы даже не знаем, какая сумма требуется… У вас есть какая-то смета? Вы должны запустить проектантов… После этого мы увидим цену вопроса, и будем думать, откуда деньги взять. И это займет определенное время. Поэтому у нас какое на сегодняшний день предложение. Если мы считаем, что в это время уважаемый человек, Екатерина Федотовна, не может находиться в этом доме, у нас в городе Казани есть специализированный дом для ветеранов, где есть оборудованные однокомнатные квартиры, куда мы вас можем временно переселить, пока вопрос с ремонтом будет решаться… Вы живете — платите только коммунальные услуги. Всё остальное там обставлено, отремонтировано, сделано...

Екатерина Федотовна, казалось, не поняла сразу даже, что ей предлагают.

— Пускай делают ремонт дома, — сказала она.

— Нет. Мы ремонт в любом случае будем делать! — воскликнул глава.

— Вот и хорошо.

— Беда в том, что…

— А-а-а, где жить!..

— Конечно! Во время ремонта вам надо будет где-то жить.

— Ну, можно и так, — кивнула ветеран.

"Я О ВАС ТОЖЕ ЗАБОЧУСЬ"

Тимур Алибаев и Татьяна Агафетова: "Мы, конечно, пришли и видим, что здесь тепло, очень уютно, очень комфортно, замечательная аура..."
Тимур Алибаев и Татьяна Агафетова: "Мы, конечно, пришли и видим, что здесь тепло, очень уютно, очень комфортно, замечательная аура..."

— Давайте определимся сначала с ремонтом дома, — вклинилась Татьяна Юрова. — Она может пожить пока здесь, а потом уже будем говорить. Если вы определяетесь и начинаете ремонт, тогда и будем говорить дальше.

— Татьяна Алексеевна, — пришла на помощь Алибаеву Агафетова. — — Прозвучало, что холодно и жить здесь невозможно. Мы, конечно, пришли и видим, что здесь тепло, очень уютно, очень комфортно, замечательная аура... Поэтому мы и выходим с этим предложением. Если ветерану так плохо — ни помыться, ни приготовить — там сорок пять квадратных метров, там кухня, там всё оборудовано…

— Вообще я не хотела бы. Ремонтируют — пускай при мне всё делают, — успела вставить реплику сама ветеран.

— На сегодняшний день после ваших заявлений в социальных сетях, что сегодня в доме проживать невозможно, что нет никаких условий, понимаете, я, как руководитель территории, обязан предпринять какие-то действия. Конечно, приехав сюда, я увидел, что не всё соответствует тому, что вы говорите в средствах массовой информации, а СМИ это распространяют... — Алибаев в этот момент выглядел глубоко оскорблённым. — Поэтому давайте, раз вы говорите, что Екатерине Федотовне невозможно здесь находиться, мы решим сначала этот вопрос. Или будем говорить, что всё-таки Екатерина Федотовна здесь может находиться, условия позволяют, и вы с этим соглашаетесь — и после этого мы начинаем обсуждать ремонт дома.

— Нет, мы сначала будем обсуждать ремонт дома, если вы с этим предложением пришли, — возразила Татьяна Юрова. — Если нет, то…

Алибаев, кажется, начинал терять терпение.

— Вы оценивали стоимость ремонта? — не дослушав Татьяну Алексеевну, развернулся он к Роману.

— Нет.

— А как вы можете ставить вопрос, если даже его не оценивали? — торжествующе развёл руками глава.

— Чтобы оценить, нужно тоже денежку заплатить, — парировал Роман.

— Собственник обязан это делать, — назидательно молвил Алибаев. — Это закон! У меня двенадцать с лишним тысяч домовладений в Ново-Савиновском и Авиастроительном районе. Частных домов! И каждый собственник сам содержит свой дом.

— Но ведь на каждого собственника нет указа президента.

— Если бы собственником была Екатерина Федотовна — вообще бы разговоров не было! Все же проблемы в том, что в 2013 году дом был передан вашей матери.

— Секундочку! А где в постановлении кабмина РТ сказано, что ветеран должен быть собственником?

— Роман Валерьевич, я прошу прощения. Я скажу не для прессы. У меня тоже мама жила за тыщу километров одна, и я помогал её содержать, и ремонтировал сам, и не ходил в органы власти. И не ссылался ни на какие постановления!

Татьяна Юрова возразила: и она, и Роман помогают.

— Наверное. Я что-то не вижу пока помощи, — презрительно прищурлся глава. — Если бы дом был в надлежащем состоянии, как вы говорите, вот это была бы помощь, это был бы настоящий мужской поступок был бы.

— Он там содержит квартиру, — Юрова имела в виду, что незадолго до смерти мужа в 2012-м они купили квартиру неподалеку от частного дома, и теперь сын расплачивается за неё.

— Очень хорошо, очень хорошо...

— Отец умер, и он сейчас расплачивается за квартиру.

— И здесь надо содержать. В конечном счете это имущество всё равно вам достанется, — торжествующе заключил Алибаев.

Юрова пыталась еще что-то добавить, но он уже не слушал.

— Я как глава администрации, — Алибаев положил руку на грудь, словно произносил торжественную клятву, — конечно, обязан заботиться о каждом жителе. В рамках закона, — поспешил уточнить он и убрал руку с груди. — И вы, как жители Авиастроительного района… Я о вас тоже забочусь. Но моё особое внимание и я сегодня специально приехал к Екатерине Федотовне. Я с ней разговариваю, и её безопасность, её благополучие — в первую очередь. В большинстве случаев так, что ближайшие родственники, слава богу, в содержании своих стариков обходятся без участия государства. А в данном случае понадобилось участие государства…

— Тимур Лазович, извиняюсь… — попытался вмешаться Роман.

— Я прошу прощения, — предостерегающе поднял руку в его сторону глава. — Вы достаточно уже наговорили!.. Я — официальное лицо муниципалитета Казани, я возглавляю эту территорию. Раз вы считаете, что в этом доме находиться нельзя, и это уже стало достоянием гласности, я вам предлагаю нормальные комфортные условия. Уже в ближайшее время. Вопрос ремонта он всё равно требует времени. Мы должны всё подсчитать. Дальше — учитывая, что ни в смете, ни в бюджете города у меня не предусмотрены эти деньги — я буду эти деньги искать. Мы эту проблему обязательно решим. Но пока этот вопрос решается, чтобы вы жили в надлежащих условиях.

— Хорошо, — ответила Екатерина Федотовна. — Пускай приходят, ремонт делают — я не уйду из дома.

— Хорошо, — устало согласился Алибаев. — Давайте мы тогда определимся с организацией, которая придет и начнет оценивать состояние дома. Будет заниматься мой заместитель, Агафетова Татьяна Юрьевна. И я сейчас попрошу те отделы, которые у меня строительством занимаются… Помимо этого, может, что-то еще есть? Пенсия нормальная, вовремя?

"В МОСКВУ?! ДА ХОТЬ ЗАВТРА!"

После ухода Алибаева Екатерина Федотовна рассказывает, что вот так вот, напрямую, свой личный вопрос с ним она обсуждает впервые. Много раз пыталась пробиться к нему на приём — но её всякий раз игнорировали.

— Один раз сидела с утра — и до пяти-шести вечера.

Татьяна Юрова уточняет: в администрацию района с 2014 года они ходили минимум трижды.

— С 2014 по 2017 мы просились три раза на приём. И три раза нам сказали: на ваш вопрос уже ответили.

— А кто это такая с ним была? — интересуется у снохи Екатерина Федотовна.

— Агафетова.

— Агафетова?! — всплескивает руками ветеран. — Я даже не узнала! Мы с Оксаной Петровной к ней пришли. Она так отнеслась, что… "Ничего не будет и на учет не поставлю!" Это она сегодня так мило, а тогда аж из кабинета хотела выгнать.

— Глава района очень сильно напуган, — делится своим впечатлением от встречи Роман Юров. — По той простой причине, что это уже не первый его случай с ветеранами (после того, как жилищники Авиастроительного района закошмарили в 2018-м фронтовика Юрия Величко, Алибаеву, хоть он и попытался поскорее замять дело, объявили выговор — "Idel.Реалии"). И второго такого косяка, если простым языком, ему не простят. Потому что Метшин метит очень далеко и высоко. Он встречался с президентом Путиным недавно... А тут — такой скандал, такой косяк!.. Оплеуха такая в адрес города. Путин такие вещи не прощает. Метшин, думаю, дал нагоняй Алибаеву и поэтому он прибежал и раздает направо и налево обещания.

Юровы готовы дать Алибаеву время до конца недели. За это время, считают они, будет понятно, тянет ли чиновник время или он уже заинтересован в скорейшем решении проблемы.

Составление сметы по расходам на ремонт, считает семья, вопрос пары дней. Если организация за это время так и не появится и начнет работу в доме, значит, вопрос снова убран в долгий ящик.

— Поедем в Москву, — обещает Роман.

— А вы готовы? — спрашиваю я у 95-летней Екатерины Федотовны.

— В Москву?! Да хоть завтра!

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG