Ссылки для упрощенного доступа

В татарском ТЮЗе появилась "Девочка с головой волка"


В Кариевском театре (татарский ТЮЗ в Казани) прошли читки пьес-победителей I Всероссийского конкурса драматургии для детской, подростковой и молодежной аудитории "ASYL". Зрителям представили четыре режиссерских проекта: Резеда Гарипова работала с пьесой Галимжана Гильманова "Мне нужен друг", Булат Минкин — с фантасмагорией Игоря Витренко и Александра Тюжина "Дикий Джунгулс", Эльдар Гатауллин выбрал сказку "Девочка с головой волка", а Родион Сабиров с Ангелиной Миграновой — триллер Анны Донатовой "З.А.Б.Р.О.Ш.К.А".

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

ЧТО ТАКОЕ "ASYL"

Конкурс для драматургов, пишущих на русском и/или татарском языках, придумали в Кариевском театре в прошлом году. Инициативу назвали "ASYL", в переводе с татарского языка это означает "истинный", "подлинный", "настоящий". Название определило главный признак для будущих пьес-победителей: они не должны производить впечатление фальши.

В жюри работали казанцы и приглашенные, среди которых — Ренат Аюпов (главный режиссер Кариевского театра), Юлия Тупикина (автор сценария художественного фильма Алексея Германа-младшего "Довлатов"), Альфат Закирзянов (заведующий отделом литературоведения ИЯЛИ им. Галимзяна Ибрагимова АН РТ), Оксана Кушляева (создатель и редактор интернет-проекта "Летающий критик"), Нияз Игламов (заведующий литературно-драматургической частью Камаловского театра)…

В портфеле первого конкурса "ASYL" оказалось 217 пьес, их прислали авторы из России, Белоруссии, Финляндии, Германии и Румынии. Абсолютное большинство текстов написано на русском языке, на татарском — только 19.

ЧТО ДЕЛАЮТ НА ЧИТКЕ

Открытые читки — первое знакомство заинтересованной публики с новыми пьесами; в Кариевском театре, благодаря конкурсу "ASYL", они организовывались впервые. Собралось немало зрителей, в числе которых можно было заметить завсегдатаев читок, которые в Казани чаще всего проходят в творческой лаборатории "Угол".

Обычно все читки проходят одинаково: перед зрителями сидят артисты и, уткнувшись в листы бумаги, хорошо поставленными голосами читают пьесу по ролям. Это не постановка нового текста, а его аудио-демонстрация. На читках "ASYL" некоторые режиссеры (Ангелина Мигранова и Родион Сабиров) традиций придерживаться не стали, но об этом — позже.

Каждый зритель получил бумажный жетон для голосования за лучшую, по его мнению, пьесу из четырех представленных. Уже известны результаты: максимальное число голосов набрала "Девочка с головой волка" (32), минимальное — "Дикий Джунгулс" (13). За пьесу "Мне нужен друг" проголосовало 26 зрителей, а "З.А.Б.Р.О.Ш.К.А" получила 16 голосов.

"Дикий Джунгулс"
"Дикий Джунгулс"

Голосование определило, с какой пьесой (среди других) обязательно будут работать участники режиссерской лаборатории "TAMGA", которая пройдет в Кариевском театре в мае: с "Девочкой с головой волка". Кстати сказать, для лаборатории эту пьесу переведут на татарский язык. Ну а потом, вполне возможно, по "Девочке…" поставят спектакль, и он войдет в постоянный репертуар Кариевского театра.

ПРИВЕТ ОТ "СОБАЧЬЕГО СЕРДЦА"

Театровед и критик Нияз Игламов первым заметил, что "Девочка с головой волка" Алексея Житковского (Нижневартовск) идет по следам "Собачьего сердца" Михаила Булгакова. В современной сказке Житковского часть персонажей — как и главный герой булгаковского рассказа — созданы экспериментальным, насильственным путем. Кроме девочки Оли с головой волка, здесь есть три необычных мальчика: первый — с ногами косули, второй — с головой зайца, третий — с телом и панцирем черепахи. Все — невольные участники "специальных программ государственного фонда поддержки межвидовых мутаций и скрещивания". Учатся в школе вместе с "цельными" — обыкновенными человеческими детьми.

В отличие от булгаковского Шарикова, в экспериментальных новых людях из сказки Житковского сконцентрировалось все самое этичное. Но это приносит им только страдания. Мальчик-черепаха не может на уроках физкультуры прыгать через "козла", мальчику-косуле одинаково трудно садиться за парту и пользоваться человеческим туалетом, мальчика-зайца тошнит от столовской еды — котлет из свинины. Добавьте к этим мучениям постоянный и далеко не приветливый интерес со стороны "цельных" людей — адская жизнь!

На первый взгляд кажется, что основная тема "Девочки…" — я (мы) и Другие. Катастрофическое неумение большинства уважать чужую частную жизнь. Но в процессе читки пьесы становилось ясно, что в многосложное сочинение Житковского аккуратно "вшита" и коллекция проблем, знакомых непосредственно нам — зрителям двадцатых годов двадцать первого века. Здесь есть чайлдфри (бездетный Ёж говорит плодовитому Муравью: "В наше время лучше быть одному"), есть приемные родители ("Хочешь, я тоже себе что-нибудь пересажу — лапу, хвост, что ты выберешь?" — спрашивает "цельная" тетушка Аглая свою приемную дочь с головой волка). Коротким эпизодом, но достаточно ясно здесь показан один из возможных в реальной жизни сценариев встречи педофила с жертвой (сцена "В лаборатории доктора Шварца").

Любопытно, что сам Алексей Житковский обозначает жанр "Девочки с головой волка" безобидным словосочетанием "сказка о любви к природе". Хотя есть в этой "сказке" и черты фельетона (чего стоит один только стенд с плакатами "Бобры — наше будущее" и "Партия "Единая Цитоплазма"), и эффект хоррора. Трудно не почувствовать отвращение и ужас, когда понимаешь: в упоении героев пьесы Житковского от того, что "все больше появляется на свет малышей общей природы" — абсолютно фашистские идеи о перерождении нации и создании "нового человека".

Режиссер Эльдар Гатауллин пригласил в чтецы "Девочки с головой волка" старшеклассников казанской школы "СОлНЦе" (специализированный олимпиадно-научный центр) и непрофессиональных актеров — помощника президента Татарстана Олесю Балтусову (она читала пояснительные ремарки "от автора"), поэтессу Альбину Абсалямова (роль тетушки Аглаи —​ приемной матери девочки-волка), кинокритика Алмаза Загрутдинова (роль Виктора — приемного отца девочки-волка). Было заметно: пьеса Житковского стала для всех чтецов любимой историей и приключением. Хорошо отрепетированный текст, в котором пласты прозы сочетались с поэтическими фрагментами, они читали завораживающе ритмично и так продуманно держали паузы, будто Житковский написал белый стих. В такой манере чтения чувствовалось уважение чтецов — к себе, к автору, к зрителям. И к русскому языку, конечно же, который у Житковского прекрасен.

КАК ЛАЮТ ТАТАРСКИЕ СОБАКИ?

Из четырех пьес-победителей конкурса "ASYL" только одна написана на татарском языке — "Миңа дус кирәк" ("Мне нужен друг"). Автор Галимжан Гильманов (Казань) адресовал ее зрителям 5-6 лет. Такого же возраста "сделал" большинство своих персонажей — мальчиков Марата и Ильдара, девочку Зилю. А еще указал, что роль собачки по кличке Акбай следует играть пяти-шестилетнему ребенку.

Сюжет у пьесы простой: узнав от дедушки, что с друзьями жить на свете веселее, Марат отправляется на поиски друга. Эта идея — найти себе друга ("человека, на котором всегда можно положиться, с которым тебе хорошо и весело") — нравится двум новым знакомым мальчика. До такой степени, что они по своей воле хотят помочь Марату в поисках.

Ильдар и Зиля почти сразу ведут себя с Маратом как настоящие друзья: слушают его и слышат, подбадривают, быстро реагируют на крик о помощи, когда он, неуклюжий, падает с моста в речку и начинает тонуть.

Марат умильно туповат: о том, что поиски друга можно прекратить, так как жизнь уже подарила ему не одного, а двух друзей, он с потрясением узнает от дедушки…

Для актеров Кариевского театра и режиссера Резеды Гариповой пьеса Гильманова наверняка показалась слишком простой: её явно репетировали впопыхах и мало, так как на читке артисты не раз путали очередность своих реплик, говоря их то раньше положенного времени, перебивая друг друга, то после слишком долгой и неловкой паузы.

Кстати, татарские собаки лают не "Гав-Гав!", как русские, а "Хау! Хау!"…

ОДНАЖДЫ В ХУХРЯНСКЕ

Хухрянск — вымышленный город, там происходят все действия фантасмагории Игоря Витренко (Рязань) и Александра Тюжина (Оренбург) "Дикий Джунгулс". Название пьесы авторы не расшифровывают: что это такое — неизвестно. Словосочетание "Дикий Джунгулс" произносит пару раз и невпопад один из эпизодических персонажей — Трансформер. У него "голова утки, тело снеговика, одна нога — метла, другая — клюшка, вместо правой руки — ветка одного дерева, вместо левой — другого". Он еще и разговаривает по-русски — как взволнованный иностранец: "Ты — спасать!", "Я — защищать!"…

Почти вся пьеса (невероятно длинная и запутанная!) держится на девятилетней девочке Рите: она редко исчезает со сцены, с ней общаются все персонажи. Режиссер читки Булат Минкин доверил эту сложнейшую роль девятилетней Соне Обойшевой, и это крупная удача: у юной актрисы шквальное обаяние, редкое чувство меры и завидная выносливость.

У девочки Риты необычная семья: мама — космонавт, папа — барбер (страшно обижается, когда его называют парикмахером). Есть у нее и младший брат Лёня, он — вундеркинд, создатель сайта "Необычные дети Хухрянска". В один прекрасный день друг Лёни, юный волшебник-самоучка Федя, решил "наволшебничать" Лёне бороду. Но что-то пошло не так: Лёня пропал, а улицы Хухрянска превратились в дикие джунгли.

Хэппи-энд в "Диком Джунгулсе" ждать приходится так мучительно долго, что еще на читке показалось: возможно, лучшим будущим для этой пьесы будет ее постановка не в театре, а в кино.

ЧИТКА ВНЕ ПРАВИЛ

Режиссеры Ангелина Мигранова и Радион Сабиров не первый год ставят спектакли вместе, и работа с пьесой Анны Донатовой (Краснодарский край) "З.А.Б.Р.О.Ш.К.А" — далеко не первый их опыт в формате читок. Но в этот раз они изменили этот устоявшийся, казалось бы, формат.

"З.А.Б.Р.О.Ш.К.А"
"З.А.Б.Р.О.Ш.К.А"

Актеров-чтецов они посадили на ряд стульев к зрителям спиной. Актеры-чтецы будто бы изображали зрителей: смотрели на большой экран, на который транслировались закольцованные черно-белые кинокадры "немого кино" — копошащиеся червячки в ладонях, человеческий глаз, затуманенное зеркало, пустой стол на песчаном пляже, молодые люди за пустым столом на пустынном пляже…

Настоящие зрители могли видеть неподвижные спины актеров и странный видеоряд. Откуда-то в записи раздавались диалоги из пьесы: слышно их было неотчетливо. Слева от экрана, вверху, проецировались титры, поясняющие развитие сюжета. Но разглядеть их было непросто.

Можно сказать, Мигранова и Сабиров поставили не читку пьесы, а свое о тексте этой пьесы представление. Придумали красивый убаюкивающий перформанс. "Забросили" зрителей.

Веяло мистикой. Хотелось ясности.

Кстати, желание понять, что за пьеса досталась этому режиссерскому дуэту, легко осуществимо: тексты всех пьес-победителей конкурса "ASYL" доступны на официальном сайте Кариевского театра.

После знакомства с текстом пьесы Донатовой легко прийти к выводу, что "З.А.Б.Р.О.Ш.К.А — мистический триллер. И предположить, что он может стать основой сценария для сериала, какие обычно показывают на телеканале "Россия". В этой пьесе есть все, что в таких сериалах часто встречается: сестры-близнецы (одна — коварная и подлая, другая — почти святая), несчастная любовь, убийства из ревности. Ближе к финалу выныривает известие о "ключевой" героине — прабабушке близнецов, которая была "одной из жрецов, что правят миром". Когда ей "пришла пора перерождаться, то есть поселиться душой в новом теле, на её род другие жрецы наложили проклятие"…

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG