Ссылки для упрощенного доступа

Сэкономили на драматурге. О премьере в Казанском русском ТЮЗе


Иллюстрация Валентина Губарева

Айсылу Кадырова — о спектакле "Зимняя сказка для взрослых".

В репертуаре Казанского русского ТЮЗа появился новый спектакль — "Зимняя сказка для взрослых". Его основой стали сюжетные картины современного художника-примитивиста из Беларуси (родился в Нижнем Новгороде — ред.) Валентина Губарева. Истории по ним сочинил актер Михаил Меркушин, ну а свел все воедино режиссер Туфан Имамутдинов. Получилась густонаселенная, чрезвычайно шумная постановка про Новый год.

Иллюстрация Валентина Губарева
Иллюстрация Валентина Губарева

Картины Губарева — милые и добрые, вызывающие улыбку, — как кадры анимационного кино. Животные на них симпатичнее людей, а люди будто представляют племя тучных коротконожек с длиннющими носами. Их ближайшими родственниками кажутся герои картин Владимира Любарова и Анжелы Джерих, ну а за дальних при желании можно принять персонажей полотен Питера Брейгеля (старшего).

К сожалению, в программке к "Зимней сказке…" не указано, по каким именно картинам Валентина Губарева написал свои тексты Михаил Меркушин. Официального сайта у живописца нет. Приходится сопоставлять увиденные в театре восемь сценок с находками в Интернете, и это не лучший способ самостоятельного ликбеза: на разных сайтах работы художника озаглавлены по-разному.

Все начинается с самой известной картины художника, которая всюду называется одинаково — "Новый год". Ее герои — включая запоминающуюся даму в маске свиньи — шумно выбегают на сцену из боковой кулисы. Чтобы принять поздравления с Новым 1996 годом от косноязычного директора Дом культуры товарища Симонова (Сергей Мосейко).

Если не принимать во внимание карнавальные маски, то можно обнаружить, что актеры не стремятся к внешнему сходству с губаревскими человечками: длиннющие носы на свои лица не приклеивают, пышные поролоновые бедра и животы к телам не пристегивают. Да и гримируются — минимально.

Большую часть сценического пространства занимает в этом спектакле светлая высокая лестница, на широких ступенях которой и разыгрываются истории. Передвижные (на колесиках) декорации (художник — Лилия Имамутдинова) там тоже прекрасно помещаются: деревянная дверь, например. Или фрагмент стены с висящей на ней ковром.

Не знаю, режиссер или хореограф (Марсель Нуриев) придумали для этого спектакля прием актерской игры исключительно анфас: все персонажи смотрят не друг на друга, а только в партер зрительного зала. Даже когда по сюжету Он и Она танцуют медленный танец, контакт их тел монтируется в воображении зрителя, на самом же деле Она танцует с пустотой в одной точке сцены, Он — в метре от нее. И оба, двигаясь под музыку, смотрят в зал.

Истории, которые сочинил по губаревским картинам Михаил Меркушин, построены одинаково: сначала герои бурно выясняют отношения, потом резко впадают в сентиментальщину. Пример: тетя Маня (Елена Ненашева) чехвостит дядю Ваню (Александр Яндаев), думая, что тот готовился разбить ее свинью-копилку. Дядя Ваня неубедительно врет, что копилку он хотел не разбить, а пополнить. Тетя Маня пересчитывает деньги и плачет от счастья: наконец-то хватит на исполнение ее заветной с самого детства мечты — покупку фигурных коньков на белых ботиночках.

Сентиментальный "бантик" красуется и на истории с бывшими учителями, одинокими пенсионерами Шмуклерманами — Израилем Борисовичем (Вячеслав Казанцев) и Людмилой Яковлевной (Нина Караганова). В их квартирке внезапно погас свет, потом им кажется, что в жилище нагрянули воры. Старики пытаются напугать воров — кричат, угрожают им. Но вскоре выясняется, что это благодарные ученики к ним пришли, сюрприз!. Слезы счастья, радость, смех.

Истории Меркушина такие банальные, плоские и короткие, что актерам, складывается ощущение, этого материала мало. Возможно, поэтому они играют "жирно": кричат, комикуют, чрезмерно имитируют "деревенский" акцент. Уже после спектакля (он длится полтора часа без антракта) становится очевидно: картины Губарева объемнее, изящнее и глубже их театрального воплощения. Чудаковатые миры художника остаются в этой постановке за пределами зрительного зала; на сцене — даже не их копия, а, скорее, грубые фантазии на тему.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG