Ссылки для упрощенного доступа

"Марийский язык в Марий Эл стараются не изучать"


Николай Свистунов

Бывший мэр Волжска Николай Свистунов рассказал "Idel.Реалии" о том, как занялся творчеством, оказавшись в местах лишения свободы. Он напомнил о том, какие его произведения добилось признания широкой аудитории, а для каких еще не пришло время. Среди последних — двуязычная книга марийских сказок. Рассказ Свистунова основан и связан с посвященой его творчеству публичной лекцией. Она состоялась в феврале 2020 года в Национальной библиотеке им. С. Г. Чавайна.

"Я не обеляю себя"

— Что случается с человеком, когда он рождается талантливым, смог ли он все исполнить? Знает ли он о своем таланте? Оказывается, многие живут и не знают, на что они способны. Перед вами такой человек. Никогда не думал, что буду что-то писать. Хотя, писал.

Бывший мэр Волжска рассказывает, как посылал рассказы на конкурс в "Комсомолку" и "Пионерскую правду". В 2004 году он оказался в колонии (суд признал Свистунова виновным в хищении бюджетных средств, сам экс-мэр вину не признает, он считает, что его преследование было результатом конфликта с тогдашним президентом Марий Эл Леонидом Маркеловым), где "начал потихоньку рисовать":

— Попросил администрацию связать с настоящим художником, если он вдруг здесь тоже окажется. И такой художник оказался в колонии. Я вспоминаю, как прошла первая наша встреча: он такой ошеломленный, конвой взял его под стражу в зале суда и доставил на "зону", а тут к нему человек с вопросами про живопись пристает…

Через год занятий преподаватель Свистунова отметил в нем задатки портретиста. Экс-мэр рассказывает, что нарисовал к тому времени целую галерею зеков. Он полагает, что если бы занимался живописью в течение 15-20 лет, то мог бы стать неплохим портретистом.

Два года назад Николай Свистунов вернулся в Марий Эл. До этого несколько лет после освобождения из мест лишения свободы он жил в Санкт-Петербурге, где занимался, в частности, иконописью. Бывший мэр Волжска говорил о том, что не хотел публичности в то время, когда республикой руководил Леонид Маркелов. После же его отставки и ареста Свистунов представил книгу "Столыпинский вагон", в которой рассказал об истории взаимоотношений с экс-губернатором: как из союзников они стали врагами. Автор следит за полемикой вокруг этой книги, которую считает бестселлером. Издание состоит из трех частей: "Три вечера у камина", "По ту сторону свободы" и, собственно говоря, "Столыпинский вагон". Несмотря на статус бестселлера, сборник разошелся по республике небольшим тиражом, утверждает Николай Свистунов. Сколько экземпляров было продано, он не уточняет:

— Его читают, обсуждают. Отрадно, что никто из "героев" моей книги за эти годы не подал на меня в суд за клевету. Я знаю, что может быть кто-то и хотел, но я зафиксировал факты, ничего не убавил, не прибавил. На правду обижаться нельзя.

Говоря об этом, Свистунов, имеет ввиду первую часть, названную "Три вечера у камина". В ней он рассказал подробности о работе парламента республики в 1990-е — начале 2000-х, показал местных политиков, некоторые из них до сих пор проявляют публичную активность (например, бывший президент республики Владислав Зотин, экс-председатели Госсобрания Марий Эл Анатолий Смирнов и Юрий Минаков). Более нейтральную “тюремную прозу” печатает сейчас один из республиканских еженедельников:

— Отрывки выходят в "Семейной газете" (республиканское еженедельное печатное издание). Постепенно всю книгу, возможно, они напечатают таким образом. Она начинается с маленьких рассказов — как я сидел в Йошкар-Оле в СИЗО, как попадают в тюрьму, за что. Где-то веселые истории, где-то грустные.

Первый сборник этих историй был издан тиражом в пятьсот экземпляров. Помогали издать книгу друзья экс-мэра и его супруга:

— Потом, когда я вошел во вкус, подумал, а почему бы не написать еще. Вспомнить, чем я занимался, как жил, чего хотел. И вообще, о политической жизни в республике Марий Эл. И получилась такая коллизия, многие мои друзья после этой книги обиделись. Говорили: мы с тобой вместе боролись, терпели нужду, страдали… А ты о нас написал очень мало. Писал, о чем угодно, только не о нас. Я им сразу сказал: ребята, я писал о себе и про себя. Про меня столько плохого написали, что я решил объяснить, как все случилось, кто я и что я. Я не обеляю себя. Просто пишу, что это такое — политическая элита республики Марий Эл.

Свистунов рассказывает, что издал книгу о "внутренней кухне" марийской политики начала 2000-х в Санкт-Петербурге. В Марий Эл это было невозможно, поскольку "власть сидела крепко":

— Но тогда — в 2006-2008 годах, у меня была написана такая фраза по поводу Леонида Маркелова. Я написал, что мне его жаль, но он сам найдет себе наказание.

О выборах и марийских сказках

Свистунов демонстрирует запечатанный в целлофан том — это недавно изданный в Санкт-Петербурге сборник рассказов самых разных писателей о 1990-х годах. Говорит, что в этой книге опубликован один из его рассказов:

— Здесь есть и Шендерович, и Познер. И мой рассказ о случае, который произошел в поселке Советский. Сборник называется “Рукопожатие кирпича”.

Затем вспоминает еще одну историю, случавшуюся в 1990-е (она произошла тогда на выборах и оказалась довольно универсальной: несколько лет назад, в 2010-е, похожую историю — реальный случай во время одной из избирательных кампаний, рассказала руководитель марийских справороссов Наталия Глущенко):

— Как-то я написал пьесу "Протокол", о выборах. Вкратце: банальная история обычных российских выборов. Надо провести в депутаты нужного человека. У членов избирательной комиссии на руках, случайно оказываются два протокола. Один фальшивый, другой настоящий. Женщина из избирательной комиссии, в конце концов, съедает этот настоящий протокол. Он мешал всем жить.

"Слушай, зачем тебе это нужно, ты русский мужик". Соберутся, начинают говорить, петь по-марийски…

Самая большая проблема сейчас связана со сказками, которые написал и издал за свой счет Николай Свистунов. Он рассказывает, как после завершения срока наказания, когда он вернулся из колонии в родной Волжск, власти его выслали из него:

— Сказали, что я могу пробыть только три дня. Работники Волжской полиции любезно проводили меня и мою семью до вокзала, посадили в вагон. Проводы сняли на видеокамеру, показали, кому надо.

Свистунов оказался в Санкт-Петербурге. По его словам, "сразу нашел марийскую диаспору, вступил в марийский совет, помогал, работал".

— А они меня все спрашивают, — рассказывает: — "Слушай, зачем тебе это нужно, ты русский мужик". Соберутся, начинают говорить, петь по-марийски…

В то время бывший мэр уже обсуждал марийские сказки с представителями марийской диаспоры Санкт-Петербурга. И говорит, что чаще других слышал мнение, что он работает "совершенно не на своем поле":

— Один мужчина говорит: ты почему написал "Сказки марийского леса"? Мой отец собирал сказки, он ходил по деревням. Я же придумал их, говорю. Почему нет? Думаю: ну ладно, если я русский, написал марийские сказки, это же не преступление?

Дальше он рассказывает о "веских основаниях" заняться марийскими сказками, вспоминает о биографических изысканиях, которыми в свое время занимался. Свистунов установил, что предком его жены является известный марийский педагог-просветитель, миссионер и краевед Иван Яковлевич Моляров ("Он очень известен в финно-угорском мире; его ученая переписка хранится в музее в Хельсинки"):

— Он здешний, родился в Горномарийском районе. Самостоятельно изучил грамоту, потом пошел добровольно в школу работать. Проработал 17 с половиной лет. За сборник марийских рассказов получил серебряную медаль русского географического общества в 1873 году. Моляров —прапрадед моей жены.

Книга сказок издана небольшим количеством, "экземпляров десять, пятьдесят, может быть сто — не больше", как определяет автор. Вспоминает, как перерабатывал, переделывал их почти полностью:

— В Москве, в пересыльной тюрьме я случайно встретил одного интересного парня. Он прочитал мои сказки, и они ему не понравились тем, что их герои — довольно жестокие люди. Луки, стрелы, убийство животных… Чему может научиться ребенок, читая такие сказки? Он мне предложил писать тексты нравоучительные, чтобы в тексте не упоминалось оружие, войны, стычки: "А у тебя они то и дело за лук и копье хватаются".

Так бывший мэр придумал сквозной персонаж, героиню, которая бы представляла все придуманные им истории: марийская бабушка, рассказ ведется от ее лица: впервые я ввел понятие "бабушка божий одуванчик", упоминает экс-мэр:

— Как это будет по-марийски, я не знал. И взял словарь, придумал слово "Бабушка Шуршудо". Видит бабушка, что внук делает что-то нехорошее, останавливает его и рассказывает поучительную сказку о том, как надо себя вести. Она говорит, что нельзя воровать, обижать слабых, смеяться над больными. Три небольших книжки сказок, которые у меня были, я объединил в одну. И возникла идея сделать ее определенным образом: двуязычной, на марийском и русском языках.

Марийский язык в республике Марий Эл не развивается. Его стараются не изучать

И вот теперь именно этой книгой никто почему-то не интересуется, волнуется Николай Свистунов. Он полагает, что может быть, отчасти это оттого, что такое складывается отношение к марийскому языку: по-марийски дети читают плохо, "а говорят, может быть, ещё нормально — но не читают". — Марийский язык в республике Марий Эл не развивается. Его стараются не изучать. Некоторые родители, не хотят, возможно, чтобы дети знали марийский язык. А я хотел сделать как пособие, чтобы удобно было изучать марийский: есть возможность учить слова, заглядывая в русский текст, — делится своими соображениями автор.

Книга его сказок стоит в йошкар-олинских книжных магазинах 250 рублей, и Свистунов продолжает переживать, почему дети не хотят читать ее. Говорит, что надеялся заинтересовать министерство культуры Марий Эл своим изданием:

— Подарил книгу министру, он отдал ее своей знакомой. Куда я с ней, с этой книгой ни ходил, ее никто не воспринимает. Один мой товарищ сказал: ты неправильно поступаешь, надо было псевдоним марийский взять. Я против. У меня есть своя фамилия. Псевдоним мне не нужен.

Один из марийских писателей сказал Свистунову, что в республике такой книги не было двадцать лет:

— Удивительно. Я сделал, возможно, самую важную в своей жизни вещь. Но, видимо, время не пришло, что ли… Оставлю в библиотеке имени Чавайна десяток экземпляров. Вдруг кто-то прочитает.

О Николае Свистунове. Николаю Свистунову 62 года. Он был мэром Волжска с 1996 по 2002 год. До этого возглавлял коммерческий банк. Был руководителем федерации футбола Марий Эл. Жители города избирали его на всенародных выборах. Свистунов руководил региональным отделением «Союза правых сил», был соратником победившего в 2000 году на президентских выборах Леонида Маркелова. Но в течение первого президентского срока Маркелова, отношения между ними испортились. В 2003 году мэр Свистунов стал фигурантом уголовного дела о хищении средств городского бюджета. Примерно одновременно с ним происходило преследование главы Звениговского района — оба руководителя заявили о совей оппозиционности главе республики. В 2004 году суд приговорил Свистунова к трем годам лишения свободы. В 2006 году, по делу о взятке должностному лицу местного самоуправления экс-мэр получил еще шестилетний срок. Николай Свистунов не признал своей вины. Он считает свое преследование политически мотивированным. Он вышел на свободу в 2012 году и уехал в Санкт-Петербург. С 2018 года живет в Марий Эл.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (17)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG