Ссылки для упрощенного доступа

"Наконец-то, мы не закрываем на это глаза". Домашнее насилие во времена коронавируса 


Тасия Альбариньо

В Татарстане требуют лишить звания "народного артиста" актера Марата Башарова, который публично признался в избиении двух своих жен в эфире федерального телеканала. Это произошло сразу после того, как телеведущая Регина Тодоренко заявила, что женщины сами могут быть виноваты в том, что их бьют партнеры. Это вызвало бурную реакцию со стороны общества, а Тодоренко (несмотря на извинения) лишили звания "Женщина года" по версии журнала Glamour и отозвали рекламные контракты. Башаров же не стал извиняться, обвинил создателей петиции в большом количестве свободного времени, заявил, что "срок давности уже прошел" и что он достаточно наказан. О том, почему в Татарстане не готовы публично говорить о скандале с Башаровым, почему в России до сих пор не принят закон о домашнем насилии и как быть с этой проблемой в "режиме самоизоляции", "Idel.Реалии" поговорили с активисткой движения "ФемКызлар" Тасией Альбариньо.

— Под петицией за лишение Марата Башарова звания народного артиста Татарстана уже почти 50 тысяч подписей. Как вы оцениваете такую реакцию общественности на его слова и считаете ли ее правильной?

— Башаров уже давно известен тем, что избивает своих жен. В 2014-м году он избил свою первую жену до состояния комы, в 2018 году снова это сделал уже со следующей женой. Я думаю, что в этом случае логично лишить его звания народного артиста. Я полностью поддерживаю эту инициативу и рада, что общественность у нас сейчас, в 2020 году, стала реагировать. Наконец-то мы не закрываем на это глаза.

— Первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре Елена Драпеко накануне заявила, что лишать звания Башарова за это — неправильно, так как нужно разделять личное и профессиональное. Как вы относитесь к такому заявлению и согласны ли с ним?

— Артист — это публичный человек, его личная жизнь всегда на виду и люди примеряют этих артистов на себя. Нам всегда интересно мнение актеров, их принципы, хотя профессия актера и не подразумевает экспертность во всех областях. Но дело в том, что наше мышление так устроено — мы доверяем авторитетам. А публичный человек — это авторитет. Одно и то же заявление может сделать никому не известный человек и известный артист, например, Башаров. И первого никто не послушает, а ко второму прислушаются. Поэтому позиция и личная жизнь артиста оказывает влияние на людей, особенно на тех, кто следит за его творчеством. "Значит, так можно", "Значит, ничего запрещенного в этом нет", "Вот такой известный артист себе такое позволяет и ничего ему за это нет", — думают люди в таких ситуациях.

— Истории с Башаровым и Региной Тодоренко начались почти одновременно. Однако во втором случае все федеральные издания стали писать об этом довольно активно, а вот в первом — не очень. Даже местные, татарстанские СМИ, почти полностью проигнорировали историю с Башаровым, ограничившись только новостями о петиции. Как вы считаете, почему так произошло?

— Я думаю, что здесь проявились двойные стандарты и привычка обвинять женщин. Даже когда мы разговаривали о статистике по домашнему насилию на наших мероприятиях, звучали конкретные цифры: 75% пострадавших от домашнего насилия — женщины, 79% осужденных женщин за убийство, убили тех, кто применял к ним насилие, 35% женщин хотя бы раз подвергались физическому и сексуальному насилию. И вот, каждый раз когда мы произносим эти цифры, обязательно кто-то скажет: "а мужчин тоже", "а к мужчинам тоже применяют насилие". Хотя здесь просто названы цифры из статистики, а статистика — вещь упрямая, с ней спорить невозможно. Но обязательно в таких случаях вставляют свои пять копеек, даже, когда называются вот такие конкретные цифры.

— В Татарстане в целом не часто обсуждается публично проблема домашнего насилия. Как вы думаете, почему?

— Причина в том, что общество еще не совсем готово к этому. Не готово выносить сор из избы. Но в целом, я вижу тенденцию, что эту проблему мы будем обсуждать чаще.

— Может ли быть причиной разной реакции на эти две истории (с Башаровым и Тодоренко) то, что в России разное отношение к высказываниям мужчин и женщин об этом?

— Да, я думаю, что так и есть. Самое ужасное в этой ситуации то, что иногда у психологов и психологинь тоже есть такое разное отношение. Я недавно это с ужасом обнаружила, когда стала изучать работу тех, кто должен помогать. И у них те же самые двойные стандарты, которые звучат примерно так: "Я ни в ком случае не оправдываю насилие, но женщины сами…" Когда такое слышишь от психологов, понимаешь, что находишься в каком-то замкнутом круге.

— В ситуации с Тодоренко ее рекламодатели перестали с ней сотрудничать, ее лишили звания "Женщина года", а в сети развернулась общественная кампания. С Башаровым — почти ничего. Есть еще одно мнение на этот счет. Что последнему уже не получится доказать что-то, а Тодоренко, якобы просто "ошиблась" и ей надо указать на это. Может ли быть это, по вашему мнению, объяснением ситуации?

— Я не думаю, что может быть оправданием человека то, что он безнадежен и ему уже ничего не доказать.

— Различные активисты уже много лет борются за внимание к этой проблеме общества и властей, но только в прошлом году об этом начали говорить. Однако стоит кому-то что-то сказать из знаменитостей в общественном поле, как это проблема снова выходит на первый план. Наше общество не так готово к каким-то реальным действиям (принятие закона, отмена "декриминализации домашнего насилия")? Нам комфортнее только говорить об этом в сети?

— Вот это очень интересная тема. Наше общество не готово, потому что есть противники даже того же самого закона. Мне повезло или скорее не повезло, слышать их аргументы не только в сети, но и в жизни.

Эти противники состоят из трех категорий людей. Первые — те, кто не хочет ничего менять и хотят оставить все, как есть. Все и так нормально, думают они. Хотя мы знаем, что это не так. Вторые — те, кто боится собственной ответственности в случае принятия закона. И третьи — те, кто склонен к массовой панике и у них сложно с критическим мышлением. У нас таких как раз много. Тех, кого напугали всякими страшилками. Я как раз занимаюсь всей этой проблемой, это прям моя тема. Такие люди ведутся на эти "пугалки" — заберут ваших детей, сразу же пересажают всех мужчин, отдадут детей в семьи к геям. Этот механизм "пугалок" работает таким образом, что пробуждает у людей сильную эмоциональную реакцию. А так как наш мозг устроен так, что сначала эмоции, а только после — аргументы, то все это, конечно, работает.

Татарские феминистки? "ФемКызлар"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:51 0:00

— Весь прошлый год в России обсуждали закон о домашнем насилии, но его так и не приняли. Как вы считаете, почему так получилось и стоит ли ждать положительного результата?

— Да, весь прошлый год мы обсуждали закон о домашнем насилии, несмотря на то, что у нас много запуганных и много, кто мыслит двойными стандартами и стереотипами и тех, кто не выносит сор из избы. Я думаю, что стоит продолжать работу и нужно ждать положительного результата.

— Кризисный центр "Фатима" в этом году остался без финансирования минэкономики. Почему так получилось? И может ли ситуация измениться?

— Тут вопрос как раз с принятием закона. Сейчас не выделяются средства из бюджета на это. У некоторых регионов нет денег даже на медицину и в ситуации, когда у нас наступил кризис, какого-то смысла смотреть на все это оптимистично, нет. Я думаю, что это может измениться только в случае, если будет принят федеральный закон.

— Сейчас во многих странах СНГ эксперты говорят о том, что уровень домашнего насилия сильно возрос из-за карантина и "режима самоизоляции". Однако женщины, пострадавшие от этого, не могут никак получить помощь. Вы следите за ситуацией в Татарстане? Как женщины сейчас в Татарстане могут получить помощь, если они оказались в такой ситуации?

— Уровень домашнего насилия возрос вообще везде во время самоизоляции. Каких-то точных цифр пока, к сожалению, нет. Есть только информация, что на российский телефон доверия поступило почти на четверть больше звонков, чем в феврале.

На счет Татарстана и информации ничего пока тоже нет. Мы что-то узнаем, только после снятия карантина, но будут ли это реальные цифры и будут ли они отражать действительность, неизвестно. Опять же, многие не хотят выносить сор из избы.

Мы опубликовали информацию о том, куда можно обратиться в Казани и Татарстане за помощью, в наших соцсетях — в группе "ФемКызлар" и центра "Фатима". Сейчас ведем работу над базой проверенных адвокатов и психологов в республике.

***

  • "Зона права" подсчитала средний размер штрафа в России за насилие в семье в 2019 году. Он составил 5 398 рублей, за прошлый год по этой статье (была декриминализирована и теперь это только административное наказание) взыскали почти 522,7 миллиона рублей.
  • Ранее в ООН предупредили о возможном всплеске домашнего насилия во время карантина из-за коронавируса. Еще в начале апреля стало известно, что в России значительно выросло количество жалоб на домашнее насилие из-за "режима самоизоляции".
  • 27 апреля правительственная комиссия по профилактике правонарушений рекомендовала региональным властям проработать вопрос о создании кризисных центров для пострадавших от домашнего насилия женщин, где те могли бы пожить до разрешения конфликта.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (85)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG