Ссылки для упрощенного доступа

"ФемКызлар": "Татарки сильные, не любят подчиняться"


Татарские феминистки? "ФемКызлар"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:51 0:00

В Казани феминистки объединились, чтобы просвещать и создавать площадки для общения для всех, кто разделяет идеи феминизма. Активистки "ФемКызлар" рассказали Радио Азатлык о количестве женщин в правительстве Татарстана, стереотипе "послушной татарской жены", проблеме торговли людьми и нарушениях прав женщин в Татарстане.

Девиз движения — "Свобода — Сестринство — Чак-чак"


Актив движения "ФемКызлар" — Дина Нурм, Тасия Альбариньо, Айгуль Ахметова. Всего сообщество феминисток Казани и Татарстана, как свое движение представляют активистки, объединяет около 700 единомышленников. "ФемКызлар" в основном работают в интернете, в офлайне проводят лекции и различные мероприятия. Например, в минувшую субботу они показывали фильм "Точка" в центре "Приняти", куда нагрянула полиция "по вызову о террористической угрозе". И хотя в названии присутствует татарское слово ("кызлар" — девочки), участники объединяются не по национальному признаку. Девиз движения — "Свобода — Сестринство — Чак-чак".

По словам активисток, ущемление прав женщин в Татарстане наблюдается во всех областях — семье, на рабочем месте, высших учебных заведениях. Есть даже торговля людьми, заявляют они. В беседе девушки отказались говорить о политике, своем отношении к Pussy Riot и о том, оказывается ли какое-либо давление на их объединение со стороны властей.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

— Когда образовалось движение?

По словам активисток, ущемление прав женщин в Татарстане наблюдается во всех областях — семье, на рабочем месте, высших учебных заведениях


Дина Нурм: Мы существуем уже год. За это время провели ряд мероприятий, например, "Открытый микрофон", различные лекции. Мы работаем в просветительских целях. Ведем паблик во "ВКонтакте". Там можно почитать региональные, российские и мировые новости из области феминизма.

Тасия Альбариньо: При образовании фемдвижения мы ставили две цели. Первая — просветительская работа. С какими проблемами женщины встречаются? Какие у них есть права? Давать информацию об этом, организовать дискуссию. Во-вторых, комьюнити. Хотели создать дружелюбное отношение, куда могла бы прийти любая женщина и найти круг общения.

Дина Нурм: До нас в Казани были феминистские сообщества, но у них мало сторонников. И они работали в закрытом режиме. Мы же хотели, чтобы появилось такое сообщество, движение, которое легко найти, просто набрав "феминистки Татарстана".

— "ФемКызлар" звучит по-татарски, почему решили использовать татарское слово в названии?

Дина Нурм: Потому что мы живем в Татарстане. Нам также нравится развитие туристического бренда Казани. И татарский язык радует. Он стал языком современной молодежи. Это название всем очень нравится. Его быстро запоминают.

— Если татарский — язык молодежи, то в чем это выражается?

Татарский сейчас начинает охватывать медиа


Дина Нурм: Татарский сейчас начинает охватывать медиа. Больше становится татарских интернет-медиа, появляются татарские сувениры, свой казанский колорит.

— Много у вас сторонников?

Тасия Альбариньо: В соцсети "ВКонтакте" у нас около 400 подписчиков. В Instagram около 300 человек. Особенно этой осенью число подписчиков выросло.

Айгуль Ахметова: Когда мы проводим какие-то мероприятия, об этом люди узнают, приходят, знакомятся с идеями и деятельностью нашего сообщества. Реклама в интернете тоже работает. Нас приглашают на интервью в СМИ, люди потихоньку узнают о нашем движении.

У нас проходят мероприятия "Открытый микрофон". Любая девушка может прийти и выйти перед публикой, рассказать о чем-то, что ее интересует, волнует. Это может быть раскрытие какой-то проблемы с точки зрения психологии, лекция, или какие-то шутки, стендапы, или же просто монолог. Могут исполнить стихи, песни собственного сочинения. Мы всех принимаем и выслушиваем.

Тасия Альбариньо: Также у нас сейчас есть новое направление. С октября я сотрудничаю с фондом "Безопасный дом" в Москве. Они занимаются проблемой торговли людьми. Это новая тема. В Татарстане эту проблему многие не знают. Я занялась организацией лекций, в которых поднимается проблема торговли людьми в мировом масштабе, а также в России и Татарстане.

— Вы считаете, что в Татарстане торгуют людьми?

Это уже является торговлей людьми. В России такая деятельность касается трех направлений — это труд, секс-услуги и попрошайничество.


Тасия Альбариньо: По Татарстану конкретных цифр у меня нет. Сейчас торговля людьми происходит другими способами. Это вербовка. В интернете пишут объявления "ищем моделей", "нужен хостес для работы за границей". А на самом деле человека оправляют на другую работу. В России в тяжелом положении остаются мигранты. Они приезжают за хорошим заработком. Не владея языком, не понимая валюты, попадают на низкооплачиваемую неквалифицированную работу. Зачастую у них забирают паспорта и практически лишают свободы передвижения. Это уже является торговлей людьми. В России такая деятельность касается трех направлений — это труд, секс-услуги и попрошайничество. За ними стоят криминальные структуры. Считается, что рабство, торговля людьми — это пережиток прошлого, средневековье какое-то. А на самом деле рабов сейчас даже больше. Об этом я также рассказала на мероприятии в Доме дружбы народов.

— В Татарстане феминисток не любят. Почему?

Дина Нурм
Дина Нурм

Дина Нурм: Их во всем мире не любят. Нет какого-то особого отношения в Татарстане. Обычно реформаторов не любят. Так было и сто лет назад с суфражистками (борцы за избирательные права женщин — ред.), их тоже не любили.

Айгуль Ахметова: Есть только стереотипы. Нам говорят — вы феминистки, значит, замуж не выходите, детей не рожаете. На самом деле среди нас есть и замужние с детьми. Мы разрушаем стереотипы.

Тасия Альбариньо: У нас теперь иммунитет появляется к такому отношению. На вопросы типа: ты наверное ненавидишь мужчин, что-то там не бреешь — мы никак не реагируем. К нам отношение поверхностное и люди обычно не видят, чем мы занимаемся.

— Вы считаете, что права женщин в Татарстане ущемляются. Как это происходит?

Законы России сами по себе ущемляют права женщин. К примеру, раньше машинистом метро могли быть только мужчины, женщинам не разрешалось.


Дина Нурм: Права женщин ущемляются по всей России. Самая распространенная область — это разделение профессий на "женские" и "мужские", то есть женщинам запрещено заниматься некоторыми видами работы. Раньше запрещенных для женщин профессий было около 400, недавно их количество сократили, осталось около 100. Законы России сами по себе ущемляют права женщин. К примеру, раньше машинистом метро могли быть только мужчины, женщинам не разрешалось.

Тасия Альбариньо: В марте 2019 года прошел форум "Роль женщины в промышленном производстве". Там заместитель председателя правительства Ольга Голодец привела такие данные, что, работая на одной и той же должности, женщина получает всего 75 процентов зарплаты мужчины. Исследования показывают, что в 21 проценте случаев права женщин ущемляются по половому признаку, в 13 процентах — возрастному.

Некоторые стереотипы "воруют" у женщин время. "После 30 замуж уже поздно", "после 27 — ты уже старородящая", "в 55 женщина уже старушка". Все эти установившиеся в обществе заблуждения негативно влияют на женщин. В 55 лет женщина совершенно не старая, она молодой и активный человек.

— А чем, по-вашему, отличаются татарские женщины от русских? Кого больше притесняют?

Дина Нурм: Надо отдельно смотреть каждую семью. Есть консервативные семьи. Есть и светские семьи. Но не могу сказать, что разница большая. У нас нет религиозной преемственности.

— А какие права у женщин в мусульманских семьях?

Дина Нурм: Мы их не изучали. Возможно есть женщины, чьи права ущемляются.

Тасия Альбариньо
Тасия Альбариньо

Тасия Альбариньо: Об исламском феминизме есть отдельный Telegram-канал.

— Среди ваших сторонников нет девушек в хиджабе?

Хиджаб не мешает феминизму


Дина Нурм: Среди подписчиц нашей группы девушек в хиджабе не видели. Но думаю, что они есть. Хиджаб не мешает феминизму.

— У татар известно имя первой актрисы Сахибжамал Гиззатуллиной-Волжской, первой женщины-казыя Мухлисы Буби. Вы можете назвать первую феминистку в истории татар?

Дина Нурм: К сожалению, нет.

— Татарки терпят побои мужа, слушаются его, при этом скрывают, что в семье есть насилие...

Тасия Альбариньо: Это просто стереотип — что такое происходит только у татар. Это везде так. Общалась с девушками из многих городов, у всех одно и то же.

Айгуль Ахметова
Айгуль Ахметова


Айгуль Ахметова: Я — татарка. Выросла в татарской семье. Я наоборот слышала, что татарки такие взрывные, сильные. Они сильные, подчиняться не любят. "Татарские девушки послушные" — это стереотип. Может быть, это с приходом ислама сложилось такое убеждение, что татарки должны слушаться мужа. Но на самом деле татарки совсем другие.

— Какое положение сейчас у сельских женщин? Вы с ними общаетесь?

Дина Нурм: Мы мало общаемся с женщинами в селе. Мы — гражданская инициатива. Никакого финансирования нет.

— С какими проблемами к вам обращаются женщины?

Дина Нурм: Они приходят по вопросам угроз, запугиваний, домашнего насилия, проблем в вузе, по женской дискриминации. Спрашивают, куда можно обратиться. Мы направляем в кризисный центр "Фатима".

— Как вы считаете, в правительстве Татарстана достаточно министров-женщин? (В правительстве РТ сейчас три женщины: министр труда Эльмира Зарипова, министр культуры Ирада Аюпова, вице-премьер Лейла Фазлыева — ред.)

Дина Нурм: Конечно, мало.

Я недавно искала работу. В 50 процентах случаев у меня спрашивали, замужем ли я, есть ли у меня ребенок, даже спросили, не собираюсь ли уходить в декрет.


— Но в некоторых областях матриархат.

Дина Нурм: Нет. В случае матриархата власть сосредотачивается в руках женщины. А в политике женщин нет. Если правительство будет состоять из одних только женщин, тогда можно сказать, что матриархат.

Айгуль Ахметова: А у нас в правительстве Татарстана нет даже соотношения 50 на 50.

Тасия Альбариньо: Есть версия, что этот пробел в мире удастся устранить лишь к концу века. Говорят, что для уменьшения половой сегрегации надо использовать опыт скандинавских стран.

Дина Нурм: То есть, в некоторых областях соотношение женщин и мужчин должно быть 50 на 50.

Айгуль Ахметова: В полиции, например, мужчин берут на более высокие должности, чем женщин. Если в аналогичной должности с идентичными показателями работают мужчина и женщина, то повысят мужчину.

Дина Нурм: Есть еще и такая проблема, что женщина, одинаково нагруженная на работе, дома обязана взять на себя ведение домашнего хозяйства, воспитание детей. Она не может рассчитывать на помощь государства, потому что устроить ребенка в садик — там большие очереди, ясельных групп почти нет.

Работодатель относится к женщине так, что она когда-нибудь уйдет в декрет и он потеряет свои деньги. Я недавно искала работу. В 50 процентах случаев у меня спрашивали, замужем ли я, есть ли у меня ребенок, даже спросили, не собираюсь ли уходить в декрет.

Айгуль Ахметова: Когда я по телефону искала работу, сказали, что на эту должность они берут только мужчин. Говорю: "почему?". Они: "там надо таскать тяжелые грузы". Я говорю — я сильная женщина, занимающаяся спортом. Всё равно отказали. Сказали, что у них работают только мужчины, они будут смотреть на меня и не работать. Вот такие доводы.

— С какими требованиями выступает "ФемКызлар"?

Дина Нурм: Мы выступаем за равенство полов, равную оплату труда, против применения насилия в отношении женщин, за создание трудовых квот.

Оригинал материала: Радио Азатлык

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (27)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG