Ссылки для упрощенного доступа

"Мы не крепостные, а дома у нас дети". (Само)изолированные на работе


Почти как в тюрьме. Архивное фото

Сотрудников Пензенского областного социально-реабилитационного центра для детей и молодых инвалидов заставили "самоизолироваться" прямо на рабочем месте. Если нет такой возможности, руководство предлагает брать отпуск за свой счет, если сотрудник и на это не согласен или решит защищать свои права — увольнение. Часть работников считает, что их коллег обманным путем заставили добровольно-принудительно согласиться на самоизоляцию на рабочем месте, так как на сегодняшний день есть только "рекомендации" от Минтруда области. "Когда мы задавали вопрос руководству о том, на каких основаниях нас "закроют" на работе, нам сказали — "войдите в положение", — делится один из сотрудников учреждения. В документе, подписанном региональным министром труда и социальной защиты Алексеем Качаном от 24 апреля, сказано: "рекомендовано закрыть стационарные организации социального обслуживания на карантин вместе с работниками".

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

О ЦЕНТРЕ

Центр для детей-инвалидов находится в поселке Кичкилейка Пензенской области. В Пензе на Жемчужном проезде есть дневной стационар. Здесь лечат детей с различными заболеваниями: ДЦП, органические поражения, задержка речевого и психического развития. Тут несовершеннолетние не ночуют, а приходят утром с родителями: с ними занимаются педагоги, им проводят процедуры и уходят домой. В посёлке Кичкилейка Пензенской области по-другому. Здесь находится санаторий, куда как в лагерь набирают детей сменами по три недели. Заболевания у несовершеннолетних, которые здесь находятся намного легче. В Кичкилейке дети из малообеспеченных семей получают лечение, есть офтальмологический профиль — для тех у кого заболевания по зрению. Здесь же есть приют для детей, чьих родителей лишили родительских прав. Проживает тут около 20-25 несовершеннолетних. Недавно построили дом для инвалидов, где живут колясочники. В самоизоляции на рабочем месте оказались сотрудники приюта и дома инвалидов, которые находятся именно в поселке Кичкилейка.

КАК ВСЕ ПРОХОДИЛО

В распоряжение "Idel.Реалии" передана аудиозапись, на которой сотрудники центра реабилитации обсуждают с руководством вопрос самоизоляции на рабочем месте. В материале не называются имена работников организации, чтобы исключить возможность давления на них со стороны руководства.

— Нас в опросной форме собирали на самоизоляцию в добровольно-принудительном порядке. 24 апреля предложили набрать по 15 человек-добровольцев на первые две недели, через две недели — следующую партию работников. Пробовали уговорить некоторых сотрудников с первой смены остаться на вторую. Поставили перед сотрудниками выбор: отпуск, больничный или увольнение. По большей части новые условия были встречены неодобрительно. Люди в основном выбирали отпуск, ну а кто-то согласился работать. Непосредственного отказа ни от кого не было. Работу терять никто не готов. Мы не крепостные, а дома у нас дети. Но это уже никого не волновало. Нам объяснили, что из-за того, что у нас несколько отделений, то мы относимся к организации непрерывно действующей и мы закрываемся на карантин, — анонимно делится ситуацией один из сотрудников центра.

На аудиозаписи руководство учреждения объясняет, что необходимость самоизоляции на рабочем месте вызвана обстановкой в стране из-за коронавируса.

— Ситуация очень сложная. В июне, мы ещё, наверное, не откроемся. У кого есть возможность брать отпуска, берите. У кого есть возможность брать больничный, берите. У нас стоит срок две недели. Кто может остаться, оставайтесь, зарплата будет хорошая. Сейчас нужны воспитатели на прием. Потом будет вторая смена. Я тоже ухожу в отпуск, а потом выхожу на вторую смену. Самоизоляция — это когда сотрудников вместе с детьми закрывают в отделении. Я вам объяснила ситуацию, вы принимаете решение, — говорит голос на записи.

Дальше последовал вопрос от работника:

Если мы будем писать без содержания нас уволят? Это расположение Путина? Нет, он же за то, чтобы сохранялись рабочие места!


— Если мы будем писать без содержания нас уволят? Это расположение Путина? Нет, он же за то, чтобы сохранялись рабочие места! В распоряжении говорится о режиме карантина или самоизоляции?

Руководство отвечает:

— Закрыть на карантин вместе с работниками данной организации. Дальше пишется — работать индивидуально с каждым. Кто не будет самоизолироваться стоит вопрос об обосновании его отсутствия на работе: больничный лист, очередной отпуск без сохранения заработной платы.

На это реагируют возмущенные работники:

— Если в мае мы идем в отпуск, то в июне идём в отпуск тоже без сохранения заработной платы? У меня маленький ребёнок, не работает садик. И куда?

Позже к общению с работниками учреждения подключилась заместитель директора центра Мария Гудкова. До этого на вопросы отвечала заведующая Косарева Лариса:

— Девочки, идём во внеочередные отпуска. Никто в этом не виноват: не мы, не вы, не правительство. Такая ситуация сейчас сложилась. Елена Ивановна (Воронкова Елена Ивановна — директор учреждения) скоро приедет, мы можем все к ней сходить. Она сказала, если кто недоволен пусть идут ко мне. Нужно индивидуально с каждым проработать: больничный лист, отпуск вне графика, либо отпуск без сохранения заработной платы. Мы не единственная организация, которая не закрылась на карантин. Мы не бросим детей, мы сами выбрали эту работу. Мы знали куда мы идем. Вы на следующие 14 дней сможете тут остаться?

Дальше последовали вопросы и реплики сотрудников:

— А что будет дальше, после двух недель?

— Я лучше буду работать, чем сидеть без содержания.

— А что делать? У всех кредиты, когда брали, то рассчитывали на стабильность. Никто не знал, что это произойдет.

— Вижу ребенка только по выходным, она звонит и плачет, а теперь ещё две недели не увижу.

— Меня муж домой не пустит.

— На каком основании такой выбор дается: увольнение или отпуск? По идее это принуждение. На мой взгляд, Путин не понимает ситуацию, раз не вводит карантин.

Руководство в ответ агрессивно:

— Вам что сказали: кому что не нравится, пожалуйста, увольняйтесь!

После такой эмоциональной реплики последовало возмущение со стороны работников:

— Страшнее смерти нет ничего. Дай бог всем здоровья! Мы многого не знаем. У нас и в полиции у многих мужья работают: какая смертность идёт.

Руководство:

— Так что давайте к этому относиться как к двухнедельному курорту с детьми. Рассматривайте эту ситуацию с другой стороны. Бухгалтер подсчитал, что льготное питание на человека — 2800 на две недели, за счет организации все компенсируют, но первое время придется продукты закупить — форс мажорная ситуация.

Сотрудники начинают ссылаться на необходимость разъяснения ситуации супругам:

— Нужно с мужем проработать ситуацию.

— Я со своим вчера всю ночь работала.

Обсуждение вопроса о самоизоляции на работе происходило 21 апреля. Сотрудников приюта и дома инвалидов было предложено разделить на две смены, чтобы те полностью не теряли контакт с родными. Было решено, что первые две недели в смену на самоизоляцию на работе выходят 15 человек, а в последующем еще 15, но уже другие работники. В результате все работники учреждения согласились с условиями руководства, чтобы не терять рабочие места.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии

XS
SM
MD
LG