Ссылки для упрощенного доступа

ЦИК России обнулил прозрачность: голосование по поправкам даст неограниченные возможности вбросов


Через несколько минут после слов Путина о дате голосования по поправкам в Конституцию в чате членов участковой избирательной комиссии 118 Казани, членом которой я являюсь, появилось сообщение, пересланное председателем УИК: "Коллеги, добрый день. Определена дата по поправкам в конституцию — 1 июля", и через секунду пришло следующее: "Участки для голосования по Конституции откроются за неделю до 1 июля".

Этого последнего сообщения достаточно для понимания, что будет происходить с 25 июня по 1 июля. Голосование растягивается на неделю, и это означает, что никаких независимых членов УИК и наблюдателей не хватит, чтобы держать в поле зрения стационарные и переносные ящики для голосования и гарантировать отсутствие вбросов. Кроме того, как следует из поправок в порядок проведения голосования, которые подготовила ЦИК России, при выдаче бюллетеней не надо будет вносить паспортные данные в список участников голосования, а для голосования на дому не требуется уважительной причины. Широкое "надомное" голосование и необходимость наличия одной лишь подписи гражданина в списке участников голосования до предела упрощают фальсификацию.

Каким образом можно обеспечить контроль за списком участников голосования и стационарными ящиками для заполненных бюллетеней в ночное время — в течение шести ночей? Мой опыт работы в участковой избирательной комиссии показывает, что возникают широчайшие возможности для подтасовок — явки и результатов.

Поскольку проконтролировать ход голосования и обеспечить его честность при такой процедуре невозможно, я решил не участвовать в качестве члена УИК с правом решающего голоса в голосовании 25 июня — 1 июля. Моей подписи не будет под протоколом об итогах голосования.

Семь лет назад я принял решение войти в участковую избирательную комиссию, преследуя две цели. Первая, главная — способствовать соблюдению избирательного законодательства. Вторая — в случае попыток фальсификации результатов сделать эти попытки максимально публичными. До сих пор мне удавалось следовать этим целям.

Вброс бюллетеней на моем первом избирательном участке имел место один раз — на выборах президента РТ и депутатов Казгордумы в 2015 году. Еще одним независимым членом УИК с правом решающего голоса на этом участке был Артур Гиматдинов. Другими членами УИК 139 Московского района были учителя школы №20.

Ранним утром в день выборов 13 сентября 2015 года, собравшись на час раньше назначенного срока, учителя начали без нас процедуру вскрытия конвертов и опускания в урну бюллетеней тех, кто проголосовал досрочно. В течение дня они постепенно вписывали в списки избирателей паспортные данные и подписи "мертвых душ" — избирателей, не пришедших на участок. Мы с Артуром поняли это лишь позже, после того, как при вскрытии и переворачивании урны, в которую утром были опущены бюллетени проголосовавших досрочно, на ее дне обнаружили стопку бюллетеней. Все, что нам оставалось, — сделать эту историю максимально известной, распространив видео с этой стопкой.

Артур Гиматдинов подал целый ряд судебных исков, добиваясь признания факта вброса. Судебные слушания продолжались в течение многих месяцев, но "независимые" судьи упорно "не видели" на видеозаписи стопку бюллетеней.

Впрочем, председателя, секретаря и членов УИК — школьных учителей — вызывали в суды, они давали показания, все это происходило в присутствии журналистов и становилось публичным. Больше попыток фальсификаций на нашем участке не было, и результаты последующих выборов на нем, как и на немногих других участках с независимыми членами УИК и наблюдателями — в основном участниками Ассоциации наблюдателей Татарстана — можно было использовать в качестве стандарта для сравнения и понимания масштабов фальсификаций в Казани и Татарстане — известной татарстанской выборной аномалии.

С прошлого года в связи с истечением пятилетнего периода полномочий я работаю в другой УИК — 118 Кировского района Казани, преследуя те же цели. Однако следовать им на голосовании с 25 июня по 1 июля не представляется возможным. А раз так, то нет смысла участвовать в спектакле под названием "честное голосование".

Хотя я считаю голосование по поправкам в Конституцию циничной политической игрой с целью обнуления президентских сроков Путина, что в условиях пандемии коронавирусной инфекции становится еще и преступным пренебрежением жизнью и здоровьем граждан, я бы принял в нем участие, если была бы какая-то возможность контроля. Такой возможности я не вижу.

Мой отказ участвовать в голосовании в качестве члена УИК не означает выхода из участковой избирательной комиссии. В следующих выборах, которые пройдут в соответствии с избирательным законодательством, я приму участие в составе УИК и буду так же, как и раньше, стремиться к их честности и прозрачности.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (38)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG