Ссылки для упрощенного доступа

"Страна будет меняться с регионов". Кто выходит с плакатами против поправок к Конституции


Одиночный пикет против поправок к Конституции. 9 июня 2020 года в Казани

Казанский активист Камиль Зартдинов в нулевых выходил с объявлением голодовки к Кабмину Татарстана, инициировал народный импичмент Владимиру Путину. С началом десятых Зартдинов пропал из поля зрения журналистов. В июне этого года он вновь присоединился к пикетам татарстанских оппозиционеров. На этот раз — против поправок к Конституции. В интервью "Idel.Реалии" Камиль Зартдинов рассказал, почему он на время отошел от активистской деятельности, против чего оппозиция выступала 20 лет назад и сейчас.

— Камиль, вас не было видно и слышно в рядах татарстанской оппозиции несколько лет. Куда вы пропали на это время?

— Я не пропадал. У меня пожилые родители, они не могли за собой ухаживать. Я был вынужден вернуться к ним в Казахстан. Потом умерла мама. Я ее похоронил. С отцом остались родственники. В начале года я вернулся обратно в Казань.

— Сейчас у вас есть планы на протестную деятельность?

— Я не ставил задачи организации протестной деятельности. Просто возник вопрос о поправках в Конституцию, которые неразумны. С точки зрения анализа они совершенно вредные для страны. Поэтому я и вышел на одиночный пикет, чтобы защитить страну.

Десять лет назад были просто ожидания

— С чем были связаны ваши протестные акции десять лет назад? Вами двигало то же желание защитить страну?

— Нет, тогда такие глобальные вопросы не стояли. Сегодня поправки к Конституции настолько серьезные, что они через 11 лет де-факто и де-юре сотрут с карты Россию как страну. Десять лет назад были просто ожидания: от президента России ожидалось большее, но он стал закручивать гайки.

Вы знаете, все эти годы оппозицию стригли, закатывали. Кого-то абсорбировали, брали в свой состав. Сейчас вы видите, что в Татарстане, как и во всей стране происходит важнейшее для народа событие в виде изменения Конституции и всего несколько человек в Казани стоят с протестом. Это о чем-то говорит, видимо.

— Чем нынешние оппозиционные активисты отличаются от прошлых, на ваш взгляд, учитывая ваш собственный опыт?

— Они отличаются коренным образом. Изменилась сама обстановка. Если ранее общество принимало эту черносотенную идеологию, которая внедрялась гибридно, под видом патриотизма и любви к Родине, то теперь общество ее отторгает. Когда я стоял с пикетом, мне 99 процентов прохожих высказывали одобрение.

Не только ведь власть своими прежними принципами живет, но и оппозиция почему-то не меняется. Ее проблема тоже в этом

— Еще пять лет назад этого не было, на ваш взгляд?

— Нет, не было. Когда ты говоришь, что в некой перспективе определенные действия приведут к проблемам, люди это не воспринимают. Они видят ситуацию сегодняшним днем, а ты им кажешься смешным.

Теперь я не увидел ни одной ухмылки. Были пару человек, которых очень задело слово "неразумные" по отношению к поправкам. Я считаю, их самих в этой ситуации приемлемо назвать неразумными.

Про прошлый опыт. Человек ведь формируется в процессе жизнедеятельности. В прошлом, может быть, и с моей стороны было не все правильно. Я пережил такой катарсис. У меня была возможность пересмотреть ситуацию и обстановку.

— Как бы вы сейчас оценили действия оппозиционных активистов непосредственно в Татарстане?

— Я бы отметил отсутствие оппозиции в Татарстане. Сейчас как-то помаленьку кристаллизуется демократическая альтернатива для России, но здесь нужны новые подходы. Не только ведь власть своими прежними принципами живет, но и оппозиция почему-то не меняется. Ее проблема тоже в этом. Сейчас начнутся выборы, и все закричат о необходимости честного подсчета голосов. Прежде чем считать сторонников и противников, нужно понять, что вы сделали для привлечения людей, а не то, чего не сделала власть.

Почему один народ государствообразующий, а другие нет? Я служил в армии, мы все были государствообразующие

Если раньше я воспринимал "Единую Россию" как одного целого противника, то сейчас я вижу, что там много и порядочных людей. Переодически, может быть, больше, чем в тех парламентских партиях, которые называют себя оппозиционными.

Я думаю, что разлом стоит не партийной системе. Она и так во всем мире переживает кризис. В России с ее положением, когда она не может полноценно функционировать (не регистрируются партии, ограничивают работу), от партийной системы мало чего можно ждать. Все политические изменения и процессы пойдут не от партий. Это показывает сегодняшняя общественно-политическая ситуация в стране, как мне видится.

— В чем разлом, если не в партиях и взглядах?

— Разлом во всеобщей идеологии. Она подспудная, гибридная и навязанная. Такой ее хотят закрепить в Конституции. Она черносотенная. Почему один народ государствообразующий, а другие нет? Я служил в армии, мы все были государствообразующие. Я стою у памятника Мусе Джалилю. Он воевал как часть государствообразующего народа. Мы когда-то и получили эту победу, потому что мы все были государствообразующим народом. Теперь же нас поделили. Это не просто преступление, это большая ошибка.

Тот же бог. Я хотел бы знать, чей он бог. Надо все-таки как-то толерантно к этому относиться. Потом мы говорим о памяти предков. Я очень уважаю память предков. Уважаю Улуг-Мухаммеда — хана, основателя Казанского ханства. Я должен его уважать как память предков или кого? Здесь нет понимания, что страна многонациональная и многоконфессиональная. Черносотенцы не хотят этого видеть и в этом их ошибка.

Я не очень надеюсь, что смена руководства в Москве — Путина на Иванова или Сидорова — что-то поменяет в стране

Если даже рассмотреть самую простую поправку в Конституции об индексации пенсии. Там индексация ни к чему не привязана. Если бы написали, что она индексируется по уровню инфляции, было бы понятно. Либо была бы привязана к уровню МРОТ. Тоже понятно. А когда просто сказано "индексация", то и один-два процента можно считать индексацией. Я, например, найму человека на работу с условием, что каждый год буду повышать ему зарплату. По факту буду прибавлять ему по рублю. Такие обязательства по форме получаются правильными, а по содержанию становятся издевательством.

Большинство переживает про обнуление сроков Путина, но меня это волнует в меньшей степени. Я не очень надеюсь, что смена руководства в Москве — Путина на Иванова или Сидорова — что-то поменяет в стране. Страна будет меняться с регионов, от народа. В эти перемены я верю больше.

— Что в этом случае вы бы назвали главной угрозой для народа?

— Оппозиция еще с 60-х годов всегда апеллировала к Конституции. "Соблюдайте вашу Конституцию". Сегодня ты как оппозиционер не можешь ссылаться на Конституцию. Она фактически нивелирована. Ее просто изъяли из страны. Это серьезный вызов для народа — жить с тем, что в стране де-факто не будет Конституции.

Также проблема не только во власти, но и в оппозиции. Она не понимает суть происходящего. У этого режима прошло время, политологи это чувствуют. Но нужно, чтобы созрели все люди, а не часть. Политологи в этом случае не такие самолюбивые, как политики.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (22)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG