Ссылки для упрощенного доступа

"У нас 60% персонала переболело". Медработник из Ульяновска рассказала об отсутствии средств защиты


Городская больница №2 Ульяновска

Медицинские сообщества и профсоюзы распространили в соцсетях скриншот ответа Госинспекции труда по Ульяновской области на жалобу об отсутствии средств индивидуальной защиты. В ответе на обращение медработника о нарушениях со стороны администрации больницы, сказано, что "это не предусмотрено трудовым законодательством". "Idel.Реалии" нашли автора обращения в инспекцию. Ей оказалась медработник из ульяновской городской больницы №2 Алсу Нигметуллова: она уже на протяжении года борется с нарушениями.

— Расскажите про горбольницу №2, в которой вы работаете. Когда я искала автора обращения в Трудовую инспекцию, то написала нескольким врачам во "ВКонтакте", у которых указано место это место работы. Часть не ответила, а другая часть сказала, что уже не работает там, потому что их несправедливо уволили.

— У нас за год текучка большая, четыре врача ушли, потому что не выносимо. В марте, когда пандемия началась, молодого специалиста, участкового, которого все любят, весь район и все бабушки–татарочки, Даниса уволили. Он молодец. Сначала на 10 тысяч оштрафовали его зато, что он не сделал план по диспансеризации. Какая может быть диспансеризация, если поликлиника закрыта? На это главврач Галина Ярош говорит, это не обсуждается.

У нас такой главный врач, она просто дочь помощника губернатора была. Правда, ему 85 лет уже, ее отцу, но она этим пользуется, прикрывается. На днях комиссия была по моему обращению в Роспотребнадзор, но они предупредили их и все уже упакованы (получили средства индивидуальной защиты). Изыскали возможности, всех переодели.

— Чем именно вы занимаетесь в больнице?

— Я работаю рентген лаборантом. Но они не дают возможности работать. В октябре 2019 года главврач собрала нас — у нас три лаборанта на три аппарата. Замечу, что должно быть пять [лаборантов], но они, видимо, экономят. Она тогда сказала, что мы не успеваем сделать план по маммографии. Его нужно успеть сделать за 75 дней и, если мы не успеем, то больницу и нас накажут.

Алсу Нигметуллова
Алсу Нигметуллова

В итоге, мы сделали 2 200 женщин, половина из них была платно. Потом я знала, что их оплату проводили по договору. А я заметила, что мы этих женщин вбиваем через ЕРМИС (программа для учета пациентов — "Idel.Реалии"), а это значит, что это делается через страховую: они проходят обследование бесплатно, а страховая переводит потом деньги за них. Получается, что деньги у нас и тут отмывались за счет нашего труда. А нам она выписала премию в 2 000 рублей. Но у нас было по-другому. Сначала мы (язык на плечо) снимали по 30 или более женщин, а потом сразу переключались на рентген. А там еще по 20 человек онкобольных, им не откажешь.

Я прям стояла и плакала. Мы так работали, что я даже трубку не могла взять, когда мне звонили — бегала как метеор. У нас нет помощников, мы и результат выдаем, и снимки делаем, и проявляем их, и подписываем, а потом еще сразу несем к доктору.

Еще случай расскажу, в сентябре у нас сломалась дверь — щеколда, которая ее держит. Рукой держать мы не можем, потому что нужно дотянуться до пульта, а в таком случае это невозможно. В итоге, мы всех снимали с открытой дверью. Пока стояла там, сама облучалась. У меня волосы крошатся, четыре зуба сзади выпали, на теле гроздями пошли родинки. И 2 000 рублей за это получить.

Главный врач городской больницы №2 Галина Ярош
Главный врач городской больницы №2 Галина Ярош

Я тогда, в феврале этого года, написала на сайте и прямо в Инстаграме министра про это. В то время министром был Сергей Панченко (весной его отправили в отставку — "Idel.Реалии"). Сказала ему, что работать невыносимо, приложила фотографии. Он ответил, попросил мой контактный номер. Я попросила, чтобы обращение было анонимным, иначе меня просто изживут.

Тогда у меня зарплата была 26 тысяч рублей. Они создали комиссию, предупредили меня накануне, что приедут и сказали, чтобы я на них никак не реагировала. Пришел к нам тогда главный рентгенолог области, который хорошо в этой сфере разбирается, эпидемиолог и специалист по коррупции. Они провели комиссию и были в шоке.

Негатоскоп у нас старый, поэтому, говорят, мы 50% онкологии пропускаем просто. У нас даже в кабинете нет окна, все старое, в плесени. А мы постоянно проявляем пленку, всеми этими кислотами дышим. Окна нет, вытяжка не работает, а когда ее починили, она стала издавать такие звуки, словно самолет взлетает. Мы друг друга просто не слышим.

Комиссия попросила тех, кто посвободнее рассказать, какие еще проблемы есть. В итоге выбрали меня. Я сказала, что дверь не поменяли, а они мне: почему нет служебного письма. Как нет, когда мы уже три подавали? А они: до нас не доходило. Мы сначала сложились сами и отдали деньги местным плотникам, чтобы они дверь починили, но те просто пропили эти деньги. Второй раз сложились по 300 рублей, но нам начальник хозяйственной части сказал, что у него нет денег на нас.

Я попросила комиссию рассказать, какие есть нормы по приему людей. Мало ли, может быть наши начальники в больнице не разбираются. Они сказали, что 18 женщин на маммографии и на рентген по 10 минут на человека.

Они достали журнал и стали смотреть. Говорят, что у нас цифры какие-то огромные. спросили по два человека мы работаем, но нет, мы это делаем по одной. Комиссия спросила главврача, почему они нас, лаборантов, не берегут и мы у них сильно перерабатываем. В этот момент вскочила главный экономист и бросила на стол расчетки: вы бы за такую зарплату не работали. А там зарплата 47-50 тысяч в месяц. Я таких денег даже с отпускными не видела!

Я достала свой Сбербанк Онлайн и показала перечисления. Там никогда таких денег не было. Потом они меня отпустили и я пошла работать дальше.

— И все?

— Нет, на следующий день я пришла на работу, а перед кабинетом моим меня встречает кадровик-юрист. Пригласила меня к старшей. Так говорит, бери ручку и пиши. Сказали, что мне нужно написать заявление, что я сама прошу лишить меня стимулирующих выплат и перевести на голую ставку. Я просила, бывает ли такое вообще в природе. Она сказали: будет. Я отказалась писать, сказала, что они должны были меня предупредить за два месяца.

И тут началось. Каждые пять минут проверки, подставить постоянно пытаются. Сначала мне выговор сделали, что у меня в журнале не подсчитано общее количество отработанных за год ламп. Но этим должен заниматься старший лаборант, а не я. Потом сказали, что на шкафчиках пыль, но это задача санитарочки. У меня видеозаписи этого есть, они там в раж вошли, бредятину такую несут. Я все кино хочу снять, но пока подходящего человека найти не могу. Мне уже терять нечего. Я вот расчетку получила, у меня там зарплата 13 700 рублей. Я спросила на каком основании, они же заявили, что им основание не нужно и зарплата у меня всегда такая будет.

— Снижение зарплаты недавно произошло?

— Я обратилась к министру в феврале, а в марте получила уже сниженную зарплату. У нас просто все интересно рассчитывается. Участковым в Татарстане, например, дают надбавку в 10 тысяч рублей, медсестрам — пять тысяч. У нас тоже есть, но они, эти выплаты, не должны облагаться налогом. У окладу еще 10 тысяч дается. У нас же они распределяются как премиальные — кому три, кому пять тысяч, а потом еще и налог удерживают.

Тогда я стала звонить в инспекцию труда, меня там попросили принести трудовой договор. Дома его не оказалось, я стала звонить своим коллегам, они сказали, что никакого договора никто не давал, когда мы устраивались на работу. Я обратилась с запросом на предоставление этих данных. У них на работе было три дня, чтобы предоставить мне все документы: договор, книжки, положение оплаты труда, приказы о моей работе за весь период.

Документы они предоставили, но уже в июле. Оказалось, что на этом самом трудовом договоре они подделали мои подписи. Я не подписывала его. Поняла я это, потому что за последний год сменила номер СПИЛС, а в трудовом договоре он указан именно новый. Его тогда не было, когда я должна была "подписать договор" (Как позже пояснила Алсу Нигметуллова, она обратилась в правоохранительные органы с требованием провести проверку факта фальсификации ее документов; сегодня ей стало известно, что подчерковелдческая экспертиза признала подделку ее подписи на трудовом договоре — "Idel.Реалии").

У меня нет ни одного замечания по моей работе. Я раньше была старшим лаборантом, но потом появилась подружка главной медсестры и меня в тот же день убрали. Они решили, что я стандартам не соответствую. Она была назначена, кстати, без приказа и уведомления. Мою оплату в 2 500 рублей за старшинство сняли.

Раньше у нас был нормальный главный врач, я тогда вообще 34 тысячи получала. Он сказал, что ценит мой труд, но потом пришла новая главврач и сначала мне снизили зарплату до 26, а теперь вообще до 13 700.

Я написала много обращений, но одни отмазочки-отписочки. Я писала и про то, что СИЗов (средств индивидуальной защиты) нет, что я была контактная. Роспотребнадзор позвонил главврачу и спросил об этом. Она сказала, что случай такой был, но я не считаюсь контактной, потому что я была в СИЗах. Но СИЗ — это маска, шапочка и халатик прозрачный. А я работаю в красной зоне и должна быть в защитном комбинезоне и в респираторе. Роспотребнадзор, то ли не знает, что это нарушение, то ли решили ее защитить, написали мне, что нарушений нет.

Есть у меня еще две пациентки, которые готовы рассказать, как одна две недели, другая три недели, ходили с COVID-19. Еще одна семья не могла дозвониться и ходили с коронавирусом, в очередях стояли. Когда люди возмущаются, им говорят, что ничего страшного, там, в очередях, тоже люди с подтвержденным диагнозом стоят.

У нас 60% персонала переболело, получили выплаты у нас только восемь человек, избранные. Это те, кто приближен к начальству и любит передавать информацию.

— Я правильно понимаю, что за все это время, пока идет пандемия, никто не выдавал в больнице СИЗы?

— Ну вот в мае костюмчик голубой. У нас девочки в регистратуре сидят даже без защитного экрана. В магазинах на кассах их поставили, а в больнице — нет. Я в июне вышла из отпуска и пошла получать этот костюмчик. Подошла к старшей, она мне говорит, что они закончились. Я подошла к другой, та дала, но такое чувство было, что я у нее выпросила. Попросила еще и очки. Она же сказала, что дала нам уже три пары очков и три респиратора. Нам, якобы, их нужно дезинфицировать и использовать по очереди. У нас по два лаборанта, врач и совместители. И как мы должны это делать? У каждого по два должно быть.

Маски у нас аптека выдает по четвергам. Она выдает их под роспись старшим. Это по 15-20 масок на всю неделю, как вы будете их носить — неважно, главное, чтобы берегли. В пик карантина они заставляли нас шить самим и утром с журнальчиков ходили и проверяли, кто и сколько сшил. Заставляли нас подписываться за собственные маски.

Я звонила на горячую линию тогда и просила объяснить, почему у нас нет СИЗов. Мне там сказали, что выдали 300 комплектов костюмов, пять тысяч масок. Но у нас нет этого ничего.

— Сколько человек работает в больнице?

— 120-130. У нас еще стационар есть в больнице. У нас недавно два врача заболели COVID-19, у них на работе два теста перед госпитализацией положительные, но после выписки им выдали только по четыре тысячи рублей больничных, потому что главврач провела их как ОРВИ. Коллега с таким же стажем получила 20 тысяч, потому что она любит подхалимничать.

Я пойду до конца. Мне терять при зарплате в 13 700 нечего, я кроме болячек на этой работе ничего и не заработала. На днях были проверки из прокуратуры, потом был Роспотребнадзор. Вроде какой-то небольшой штраф на больницу наложили.

— За что штраф?

— Несоблюдение санитарных норм. 10 тысяч штраф — это совсем ничего. Я жалобу за жалобой им присылаю. А теперь мы решили с общественным советом, что люди-волонтеры будут ходить по больницах ходили и смотрели, есть ли очереди, сколько люди стоят в них. Нужно, чтобы принимались меры, сколько уже можно?

У нас в Ульяновске очень много медиков болеет. Потому что, вместо того, чтобы одного контактного отпустить, главврач лучше всех потеряет. У нас уже несколько докторов хороших ушли. Например, на одного главврач повесила 42 вызова, не дала средств защиты, не дала ему машину. В итоге он по району все 42 вызова до восьми вечера с восьми утра обслуживал. Сказали ему, если не успеет, то его уволят по статье. И на приеме такая же ситуация, 55 человек надо принять, а они у него даже медсестру забрали. Вот такой у нас главный врач. Она у нас два года работает. Предыдущий был хороший.

Алсу Нигметуллова предоставила редакции свои жалобы в правоохранительные органы на нарушения в больнице, а также ответы на них. Мнение главврач Галич Ярош на обвинения медика высказала во время беседы с членами КПРФ.

Редакция "Idel. Реалии" отправила запрос в Минздрав Ульяновской области.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

XS
SM
MD
LG