Ссылки для упрощенного доступа

"Камыр батыр" стал сказкой, которую смотреть интереснее, чем читать


Кадр из сказки "Камыр батыр"

В минувшую субботу в Казанском татарском ТЮЗе им. Г. Кариева прошли показы итоговых работ режиссерской лаборатории "Tamga"-2020. Как и положено в наше ковидное время, зрителей просили быть в масках и перчатках, а еще соблюдать дистанцию — в фойе держаться друг от друга на расстоянии, в зале не садиться в кресла, отмеченные белой наклейкой (отмечено было каждое второе).

Участниками лаборатории "Tamga"-2020 стали опытные режиссерки Марфа Горвиц (Москва) и Регина Саттарова (Казань), дебютант Эльдар Гатауллин (Казань) и ветеран театральных лабораторий Павел Зобнин (Томск). Ни у кого из них не было выбора: каждый согласился с заданием организаторов поставить в течение недели с актерами кариевской труппы определенную сказку.

Марфе Горвиц досталась татарская народная "Камыр батыр", Павлу Зобнину — "Сказка про жену падишаха и Алтынчәч", Регине Саттаровой — тукаевский "Сенной базар, или Новый Кисекбаш", Эльдару Гатауллину — сказка современного драматурга Алексея Житковского "Девочка с головой волка".

"Сказка про жену падишаха и Алтынчәч"
"Сказка про жену падишаха и Алтынчәч"

Для многих зрителей самой ожидаемой в программе была работа Гатауллина: еще в доковидное время — в феврале — казанская публика признала "Девочку с головой волка" лучшей на вечере читок пьес-победителей I Всероссийского конкурса драматургии для детской, подростковой и молодежной аудитории "ASYL". Читку "Девочки…" на русском языке ставил тогда Гатауллин. И так, что чувствовалось: и режиссер, и артисты заворожены фантазией Житковского, влюблены в его текст.

Для лаборатории "Tamga" пьесу перевели на татарский язык (переводчик — Халиса Уразова). Гатауллин ее существенно сократил, разбил на короткие сценки и поставил не на сцене, а под открытым небом — у входа в Кариевский ТЮЗ. Внушительная часть актерских реплик звучала в аудиозаписи, почти каждый эпизод завершался одной и той же незатейливой грустной музыкой неизвестного композитора. Все это делало "Девочку…" похожей на татарский телесериал татарстанского производства: многосложные, глубокомысленные фантазии Житковского упростились до глупейшей мелодрамы.

"Девочка с головой волка"
"Девочка с головой волка"

Напомню, что среди необычных героев этой современной сказки — не только заглавная "девочка с головой волка". Также в истории задействованы мальчик с головой зайца, мальчик с ногами косули, мальчик с телом и панцирем черепахи. Очевидно, что показать таких персонажей в театре — задача не из легких, и решать ее режиссеру хорошо бы в компании художника-постановщика. Но на лаборатории "Tamga" художников нет, визуальный ряд своих работ режиссерам пришлось создавать самостоятельно.

Эльдару Гатауллину хватило ума не надевать на актеров "Девочки…" маски животных. О том, кто кого играет, можно было понять из текста. В целом — к костюмам и гриму персонажей в своей постановке Гатауллин подошел как человек, который даже на густонаселенных полотнах Босха ("Сад земных наслаждений", например) или Брейгеля ("Охотники на снегу", допустим) может с интересом рассматривать только небо.

В двух локациях — на площади перед театром и в фойе у гардероба — играли актеры эскиз спектакля "Кисекбаш" (по мотивам поэмы Габдуллы Тукая "Сенной базар, или Новый Кисекбаш"). Героя-бедолагу Отрубленную голову (это и есть "кисек баш") в эскизе Регины Саттаровой олицетворял огромный белый мяч, с ним визуально рифмовались просторные белые одежды актеров и множество декоративных воздушных белых шаров. Особенно красиво эти шары смотрелись в сцене "На дне озера Кабан" (в удачно освещенном фойе Кариевского театра), куда зрители попадали вместе с силачом Карахметом, согласившимся спасти из темницы злодея Дива жену и сына Кисекбаша.

Актеры, занятые в этом эскизе, выглядели беспомощно: текст читали чуть ли не по слогам, необоснованно долго держали паузы, путали реплики, заметно нервничали. Складывалось ощущение, что сказка Тукая им совсем не интересна, что где-то за пределами театра их ждут дела поважнее.

Татарские старик со старухой танцуют… эротичное танго

Жгучий интерес к игре смогли продемонстрировать актеры, занятые в эскизе "Камыр батыр" — сказке про богатыря, которого его родители слепили из теста. Работу Марфы Горвиц я бы назвала единственной на лаборатории "Tamga"-2020, поставленной с уважением к чужому времени: она длилась полчаса, из которых ни секунды не было растрачено впустую. Зрители то и дело удивлялись: вот традиционные-сказочные татарские старик со старухой танцуют… эротичное танго! Вот из куска настоящего теста вылезает настоящая человеческая, богатырских размеров ладонь, а потом и стопа!.. Необычным, но уместным и веселым казалось решение мамы батыра Камыра разговаривать с сыном не человеческим языком, а птичьим — куриным кудахтаньем… Прочно застрял в памяти образ подруги Камыра — повелительницы Ветра: мощный воздушный поток несется из широкого рукава ее плаща, а выглядит этот серебристый рукав — как шланг пылесоса.

На лаборатории "Tamga"-2020 "Камыр батыр" стал сказкой, которую смотреть интереснее, чем читать. В интерпретации Марфы Горвиц она выходит за рамки татарской культуры: действие динамично развивается под звуки татарских баитов, аргентинского танго, музыки кантри…

По сравнению с емким и коротким "Камыром батыром" сказка "Жена падишаха и Алтынчәч" — "Война и мир" Толстого. У нее лихо закрученный сюжет и немало разнохарактерных героев — есть, где режиссеру развернуться. Это и сделал, явно не без удовольствия, Павел Зобнин. Кстати сказать, "Tamga"-2020 — тридцать пятая режиссерская лаборатория в его карьере. И он даже (единственный из режиссеров этого проекта) позволили себе выйти на сцену в эпизодической роли без слов — волшебного поставщика миниатюрного "молочного озера с золотой уткой". Озеро это красиво плескалось в большой пластиковой тарелке, а золотая утка была из желтой резины…

Самым изящным решением режиссера Зобнина в "Жене падишаха…" стало распределение ролей Рассказчика, Лошади и Алтынчеч (Девушка с золотыми волосами). Их все сыграла молодая актриса Назлыгюль Хабибуллина. Удивительно свободная, пластичная, очень точная в своей тонкой игре. Единственная для меня на лаборатории "Tamga"-2020 (в переводе с татарского языка "тамга" — "знак", "метка"), которую хотелось отметить, выделить (на татарском это будет — "тамгаларга").

В зале нельзя садиться в кресла, отмеченные белой наклейкой
В зале нельзя садиться в кресла, отмеченные белой наклейкой

На обсуждении эскиза Павла Зобнина специально приглашенный на лабораторию театральный критик Андрей Пронин (Псков) предположил, что "Жена падишаха и Алтынчәч", какой ее увидели первые зрители, "это почти готовый спектакль". Чувственный и поэтичный, он уже может войти в репертуар Татарского ТЮЗа.

Произойдет ли это в реальности — неизвестно. Решение о том, какие из эскизов лаборатории "Tamga"-2020 будут дорабатываться до репертуарных спектаклей, директор Кариевского театра Гузель Сагитова и главный режиссер труппы Ренат Аюпов примут осенью.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG