Ссылки для упрощенного доступа

Ирина Волынец и инцидент в Омске. Что между ними общего?


Ирина Волынец

Ильнар Гарифуллин рассуждает о новом детском обмудсмене Татарстана, инциденте в Омске и "Татнефти".

Два события, произошедших практически друг за другом: на должность уполномоченного по правам ребенка в Татарстане назначили Ирину Волынец (в девичестве Жемчужная), выступавшую против обязательных уроков татарского языка, а в Омске пожилую татарку мужчина ударил по голове ​за то, что та говорила по телефону на своем родном языке.

Назначение Волынец — только первая ласточка


Казалось бы, ну, никак не связанные между собой новости, ан-нет: связь тут самая тесная, а в общественном восприятии эти два события наложились одно на другое.

По сути, сбылись самые смелые предсказания людей, которых кое-кто считал радикалами, нарушающими дружбу народов, и смутьянами, а кто-то — просто пессимистами. Но они говорили, что шовинизм придет в каждый дом и что за разговоры на родном языке будут, как в советские годы, бить не по паспорту, а "по морде". А в Казань будут отправлять — в качестве наместников — людей, фактически дискриминирующих государственный язык республики Татарстан. Всё это мы и наблюдаем в последнее время.

Процесс этот, как и ожидалось, был постепенным. Мы к этому состоянию привыкали медленно. Нас к этому приручали. Поэтому все эти новые удары выносим уже спокойно — с синдромом выученной беспомощности.

Мы должны понимать, что назначение Волынец — только первая ласточка.То, что дама с весьма сомнительным послужным списком, в котором помимо борьбы с татарским языком значится и участие в эротическом шоу, теперь будет защищать интересы детей — не случайность. Сделано это намеренно. Её известная статья вышла в журнале "Однако" еще в 2013 году — задолго до языкового конфликта в РТ.

Затем для Волынец-Жемчужной посследовали годы неустанной работы на ниве "защиты детей от тлетворного влияния гнилого запада". А также участие в деятельности пропутинской микропартии "Великое Отечество" (где руководителем был Николай Стариков), идеология которой, помимо безграничной лояльности к любым решениям Кремля, пропагандировала великодержавный шовинизм, имперский реваншизм и всевозможные теории заговоров — масонов, английской королевы, рептилоидов..., направленных, естественно, против России.

И вот такого "деятеля" Татарстану теперь подсунули в детские омбудсмены.

Республика уже настолько ослабла, что не в состоянии контролировать назначение, казалось бы, даже на такие малозначительные должности


Апологеты "хитрого татарского плана", а на деле обыкновенные подпевалы любой власти успокаивают себя и других тем, что внедрение Волынец — это часть эдакой грандиозной операции, в результате которой враждебный интересам республики элемент, благодаря инкорпорации в систему татарстанской власти, вкусив все ее "прелести", станет "ручным" и "своим", и, таким образом, будет навсегда нейтрализован.

Уже прошли слухи, что депутатов Госсовета, по привычке дружно проголосовавших за кандидатуру Волынец, успокаивали тем, что, мол, по итогам первого года её снимут за профнепригодность. Но много ли вы знаете таких случаев? Я что-то не припомню ни одного.

Особенность "корпорации Татарстан" в том, что здесь никогда не снимут с такой формулировкой — и, более того, такого рода успокоительные мантры с обещаниями "сделать потом" мы слушали много раз. В том числе и в языковом вопросе. И где, спрашивается, результат? Его нет, точнее, результат отрицательный. И опыт подсказывает, что сейчас будет также.

Чем плоха Волынец на такой позиции? Даже не тем, что она прямо завтра — уже на новой должности — может себе позволить пойти в очередное наступление на национальные права татарской нации: к примеру, по вопросу о ношении мусульманских платков в школах или по вопросу об изучении татарского языка... Нет, опасность в другом: татарофобы уже активизировались и готовят атаку на проект "шаймиевских полилингвальных гимназий". Дело в том, что пост омбудсмена может стать тем трамплином, благодаря которому она превратится из особы с весьма сомнительной репутацией в добропорядочного чиновника. А дальше — вперед, к новым карьерным вершинам чиновничьей лестницы. Там, глядишь, и для других подобных ей "друзей" татарского народа места найдутся...

Лоббистские успехи даются Татарстану не бесплатно, и за каждый такой успех надо отплачивать. Отплачивают политической покорностью


Вообще, это показатель того, что республика уже настолько ослабла, что не в состоянии контролировать назначение, казалось бы, даже на такие малозначительные должности. Звонка из Москвы хватило, чтобы на такую должность поставили человека с неоднозначной моральной репутацией, замеченной также и в фактически татарофобских призывах.

Республиканские элиты тешат себя пустыми иллюзиями, что, мол, всегда договоримся с Москвой и самого худшего сценария удастся избежать. На самом деле, это просто самоуспокоение. Еще ни разу ни по одному принципиальному для татар вопросу "договориться" не получалось: ни по договору о разграничении полномочий, ни по языку, ни по татарскому вопросу в Башкортостане (хотя подобные мантры я слышу регулярно раз в два года).

А теперь задам неудобный вопрос: почему, как только дело касается отстаивания экономических интересов Татарстана, лоббирования интересов крупного татарстанского бизнеса, административный аппарат включается во всю мощь? И напротив, когда дело касается отстаивания национальных интересов, то тут же настойчивость, принципиальность и мощный татарский лоббизм куда-то исчезают?

И вот стало известно, что в результате очередного "налогового маневра" Татарстану удалось защитить интересы "Татнефти" и уменьшить ее предстоящие налоговые вычеты с 80 до 44 млрд. руб. Но тут надо понять — какой ценой? Ведь лоббистские успехи даются Татарстану не бесплатно, и за каждый такой успех надо отплачивать. Отплачивают политической покорностью. И вот такими вот "уступками".

В этой ситуации всё громче и громче из уст даже еще вчера довольно умеренной интеллигенции звучат призывы к "внутренней демократизации" общественной жизни в Татарстане. Чем дальше, тем больше убеждаюсь в правоте этого тезиса: без внутренней демократизации у республики и у татарского народа нет будущего. Что же это такое — внутренняя демократизация? Прежде всего, больше свободы действий хотя бы внутри татарского социума, меньше административного нажима. Этого было бы вполне достаточно.

Старая площадь зорко следит за ситуацией и степень эффективности руководителей регионов оценивается ими по степени управляемости политических процессов в субъектах федерации. Но в то же время полная управляемость политическими процессами означает, что у Татарстана нет серьезных аргументов в политическом торге.

Экономические преференции в обмен на политическую лояльность.

Верна ли была тактика в предыдущие годы? Возможно, но только не в нынешней ситуации. В долгосрочной перспективе она не просто несостоятельна, но и преступно опасна. Она дает настоящее, но взамен может отобрать наше будущее. Если бы у Татарстана было сильное гражданское общество, то и роль татарских организаций в нем была бы гораздо выше нежели сейчас.

Конечно, и татарстанские власти перестали бы жить в тепличных политических условиях, но плюсы несомненно даже для них перевесили бы все потенциальные минусы. Это неизбежно повлияло бы на состояние татарского национального движения и в регионах компактного проживания татарского населения. А это, в свою очередь, оказало бы благотворное влияние и на положение местных татар. И таких случаев как с пожилой татаркой в Омске просто бы не случилось.

А уж про назначение Волынец на чиновничий пост и говорить не приходится.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (148)

XS
SM
MD
LG