Ссылки для упрощенного доступа

Катастрофическая динамика


В Москве, в Сахаровском центре 1 октября прошла пресс-конференция "24 года лишения свободы за чтение книг — возврат 1937 года". Дело "Уфимской двадцатки". Коореспондент "Idel.Реалии" побывала на мероприятии.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Ранее, 21 сентября, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда РФ оставила без изменения приговор в отношении 20 осужденных за участие в деятельности запрещенной в России организации "Хизб ут-Тахрир". Фигурантам этого дела назначены сроки лишения свободы от 5 до 24 лет с отбыванием наказания в колонии строго режима.

На пресс-коференции с докладами выступили председатель некоммерческой общественной организации "За права человека" Лев Пономарев, который назвал этот процесс "раковой опухолью нашей правовой системы", адвокат международного права Каринна Москаленко, которая приехала в Москву из Страсбурга, защитники фигурантов "Уфимской двадцатки", правозащитники, родители осужденных, которые объединились в общественные организации "Родительская солидарность" и "Матери против политических репрессий".

Директор Центральноазиатской программы Правозащитного центра "Мемориал" Виталий Пономарёв рассказал о своей публикации на сайте "Мемориала", посвященной этому процессу.

Часто иностранцы спрашивают, о каком числе людей идет речь. Сколько арестовано, сколько людей под угрозой находится в России. В этой публикации впервые приведены данные о возможной численности тех, кому на территории России угрожает уголовное преследование. Речь идет о нескольких 1000 человек. Динамика стала совершенно катастрофической после принятия в конце 2015 года статьи 205.5, предусматривающей ответственность за участие в организации запрещенной как террористической. Как только соответствующий закон был подписан в начале декабря 2015 года, я и Светлана Ганнушкина направили письмо Путину. Ганнушкина лично вручила ему это письмо о том, что этот закон будет иметь катастрофические последствия, — поделился правозащитник.

По словам Пономарева, обращение Ганнушкиной было проигнорировано властью.

Можно на примере Крыма посмотреть, что на конец 2015 года всего 4 человека находились под стражей по обвинению в принадлежности к "Хизб ут-Тахрир", еще не был вынесен ни один приговор, а на июль 2017 года уже более 70 человек


— Постепенно мы видим, что динамика стала устрашающей. Можно на примере Крыма посмотреть, что на конец 2015 года всего 4 человека находились под стражей по обвинению в принадлежности к "Хизб ут-Тахрир", еще не был вынесен ни один приговор, а на июль 2017 года уже более 70 человек. И есть основания полагать, что дальше эти цифры будут расти, дальше сроки будут увеличиваться. Потому что сама статья, по которой выносится приговор, она несколько раз ужесточалась", — констатировал он.

Сейчас, как отметил Пономарев, более 300 человек лишены свободы в связи с обвинением в принадлежности к "Хизб ут-Тахрир", и эта цифра, как считает он, будет нарастать дальше. В последние два года, по его словам, эта цифра стала даже больше расти.

— Обозначилась еще одна тенденция в отношении тех, кто осужден по "Хизб ут-Тахрир" в колонии за то, что они отказываются признать свою деятельность террористической. Они говорят, что читали книги, участвовали в обсуждении. Вот за эти слова в отношении их выдвигалось дополнительное обвинение в оправдании терроризма, и они приговаривались к дополнительным срокам лишения свободы. Уже несколько таких дел, — резюмировал Пономарев.

Каринна Москаленко адвокат, которая представляет дело "Уфимской двадцатки" в Европейском суде по правам человека, первым делом поблагодарила всех, кто пришел на пресс-конференцию.

— Нас здесь не 2, не 3 и не 5 человек. Вчера у Верховного суда я слышала фразу, которую кто-то в отчаянии произнес, что надо бежать отсюда. Но нам бежать отсюда некуда, это вам говорит человек, который 15 лет живет в Страсбурге. Нас нигде не ждут, нам нигде ничего не светит. Наша богатейшая, прекрасная страна нашими руками должна вернуться в нормальное русло, — заявила адвокат.

Она предложила задуматься о том, как спасти Россию.

Я призываю всех рассказывать об этом деле, но помните, каждое наше слово должно быть корректным, потому что какой-нибудь негодяй может вдруг сказать, что мы якобы совершаем действия по оправданию терроризма. Здесь нет ни одного человека, который бы оправдывал терроризм


— Я хочу, чтобы вы задумались, как спасать эту страну от беззакония и режима незаконности. Мы благодарны нашим подзащитным из "Уфимской двадцатки", что они пошли с нами бороться в открытом судебном разбирательстве и до конца представляли свою позицию. Мы видим свою задачу в том, чтобы продемонстрировать свою позицию сначала на национальном уровне, а потом на международном уровне. Без участия международной общественности этот вопрос в России не решится. Я призываю всех рассказывать об этом деле, но помните, каждое наше слово должно быть корректным, потому что какой-нибудь негодяй может вдруг сказать, что мы якобы совершаем действия по оправданию терроризма. Здесь нет ни одного человека, который бы оправдывал терроризм, — подчеркнула она.

Москаленко также дала характеристику своим подзащитным.

— Первое, о чем мы ставили вопрос в Верховном суде, о невиновности наших подзащитных. Они не террористы, они не совершили ни одного предосудительного, я не говорю преступного или противоправного, даже ни одного предосудительного действия. Наоборот, это такие умненькие ребята, продвинутые, отличники, они просто умницы, — заключила защитница.

Директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский отметил в своем докладе, что люди в данном процессе преследуются по религиозным мотивам.

Нынешнее законодательство отрезает людям возможность адаптироваться, особенно это, конечно, печально для организаций, у которых есть какая-то религиозная составляющая, потому что право коллективно исповедовать религию является конституционным правом


— Если говорить о том, как может измениться государственная политика по отношению к организации "Хизб ут-Тахрир", то это упирается в решение Верховного суда 2003 года, и здесь я пока не вижу ничего хорошего. Это много раз обсуждалось. Нынешнее законодательство отрезает людям возможность адаптироваться, особенно это, конечно, печально для организаций, у которых есть какая-то религиозная составляющая, потому что право коллективно исповедовать религию является конституционным правом. И еще одна тема — это вменение людям статьи об оправдании терроризма. Ну, например, человек говорит о том, что зря запретили организацию, он даже не говорит, что она хорошая, он даже может прямо говорить, что она плохая. Вот недавно так судили Дильмухаметова в Башкортостане, — вспомнил он.

Руководитель программы "Поддержка политзаключенных" правозащитного центра "Мемориал" Сергей Давидис рассказал о том, что фигуранты дела "Уфимской двадцатки" признаны политическими заключенными.

— Опираясь на понятия, сформулированные резолюцией парламентской ассамблеей совета Европы, сформулированные в 2012 году, мы не признаем политзаключенными людей, которые применяли насилие или призывали к насилию по групповому, религиозному, национальному или иному признаку. Так вот ни эти люди, ни какие-либо другие фигуранты дел, которые мы изучали, никогда ни к какому насилию не призывали, не говоря уже о том, что, разумеется, фактически не применяли и не готовили никаких насильственных актов, — отметил он.

Давидис также привел статистику.

Более 70 человек в Крыму лишены свободы по обвинению в участии "Хизб ут-Тахрир"


— На сегодняшний день в наших списках 310 человек подвергаются в России уголовному преследованию, из них 202 человека уже осуждены, а 77 человек находятся под следствием. Это огромное количество. На первом месте, более 70 человек в Крыму лишены свободы по обвинению в участии "Хизб ут-Тахрир". Более 70 человек в Татарстане и более 50 человек в Башкортостане. Что касается этого процесса, то это самый большой процесс, самое большое уголовное дело такого рода, и в отличие от всех предыдущих дел, здесь впервые, по крайней мере, апелляционной инстанции была обеспечена квалифицированная защита, — констатировал он.

Адвокат Тимур Идалов рассказал, что был шокирован тем, что в основу приговора легли цитаты из Корана.

— Конечно, все, что произошло, те нарушения, которые были допущены, нарушения процессуального и уголовного характера, дают все основания утверждать, что это политически мотивированное уголовное дело, подконтрольное спецслужбам органов ФСБ. Это демонстрация силы, чтобы напугать население. Было для меня шоком выяснить, что в основу приговора на 40 страницах были положены заключения эксперта, который цитату из Корана, хадисы Пророка признал доказательством причастности этих молодых людей к организации "Хизб ут-Тахрир". И оставлять это без реакции нельзя. Сейчас мы получим документы, я попытаюсь подать заявление на оценку заключения эксперта, который вышел за рамки своих познаний. Он опорочил чувства миллионов верующих своим заключением, — информировал адвокат.

Идалов отметил, что другого решения не могло быть.

— Если бы суд вынес законное, обоснованное и справедливое решение, то завтра же этот состав суда был бы уволен, — полагает он.

Завершила выступления участников пресс-конференции Миляуша Нурлыгаянова, мать осужденного Рината Нурлыгаянова, который получил самый большой срок — 24 года лишения свободы.

— Одним росчерком пера нам перечеркнули наши жизни. Решили судьбу наших детей, наших внуков, родителей. Мы будем бороться. Наши родные, наши любимые дети. Они нам нужны, нужны нашим внукам. Мы их любим и ждем. Мой сын Ринат Нурлыгаянов, осужденный на 24 года лишения свободы, написал обращение, которое он попросил зачитать вам, — сообщила она.

Осужденный Нурлыгаянов в своем письме указывает на большое количество, на его взгляд, нарушений.

"Несмотря на огромные усилия, приложенные всеми нами, суд вынес решение — "оставить без изменения", при том, что как органами следствия, так и судами первой и второй инстанции допущено огромное количество процессуальных нарушений, нарушений основополагающих прав человека. Я, как и иные осужденные, были лишены права на справедливое судебное разбирательство, так как эти судебные процессы невозможно считать судом — это всего лишь процессы по легализации незаконных действий силовиков, — написал он в своем письме.

По словам осужденного, несправедливо, без доказательства в действиях осужденных реального терроризма, насилия и каких-то общественно-опасных деяний приговаривать к практически пожизненным срокам лишения свободы.

"Но испытания в отношении нас и наших семей только начинаются. Это и направление для отбывания наказания далеко за пределы региона проживания, и помещение в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и этапирование из одного учреждения в другое и все это время отношение как к реальным террористам. Несомненно, мы будем бороться с этой несправедливостью, постигшей нас, но я хочу обратиться к обществу, ко всем гражданским активистам, к СМИ, к правозащитным организациям с просьбой следить за судьбой каждого фигуранта этого дела, например, путем направления нам писем, и в учреждения, где мы будем находиться, направлять запросы об условиях нашего содержания", — говорилось в зачитанном письме.

Нурлыгаянов не считает себя и своих товарищей виновными в том, что ему вменяется.

"Люди! Я не террорист! Ни один из осужденных по этому делу не совершал и не планировал совершение каких-либо насильственных действий. Мы лишь материал, брошенный в эту бездушную, жестокую "мясорубку", где за счет сотен, тысяч поломанных жизней, люди в погонах и мантиях зарабатывают свои благодарности, повышения, премии. Прошу вас, не забывайте о нас и окажите нам помощь и поддержку. Ведь, помогая нам, вы помогаете всему обществу, чтобы никто не оказался в будущем в таком же положении", — заключил в своем письме осужденный.

На пресс-конференцию также приехали родственники осужденных по делу "Хизб-ут-Тахрир" из Тюмени. Джамиля Магомедова рассказала о жестоких пытках, которым подвергали ее мужа в день задержания. Сейчас в СИЗО находятся 10 человек.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

XS
SM
MD
LG