Ссылки для упрощенного доступа

Подъём и уничтожение федерализма


Акция в защиту башкирского языка. 16 сентября 2017 г. Башкортостан. Архивное фото

Общественник Руслан Габбасов рассуждает о том, какой была республика и какой она стала.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Всего за три десятилетия республику бездарно разбазарили, выдоили


30 лет, одно поколение, одна треть века. Можно по-разному отсчитывать годы Третьей Башкирской республики — Башкортостана, но когда-то она начинала с яркого расцвета, была одним из лидеров среди регионов России. Всего за три десятилетия республику бездарно разбазарили, выдоили и сегодня она на наших глазах влачит жалкое существование дотационного региона.

Жизнь её можно сравнить с жизнью спортсмена, который на пике своего расцвета пристрастился к наркотикам, быстро впал в зависимость, сгубил все своё здоровье, а теперь заканчивает свою жизнь больным и беспомощным человеком.

11 октября 1990 года на III сессии Верховного совета Башкирской АССР была принята Декларация о государственном суверенитете Башкирской Советской Социалистической Республики. По нему, согласно международному праву, за башкирской нацией закрепилось право на самоопределение.

Это были годы расцвета, непонимания свалившейся вдруг огромной власти, полномочий, богатства. В эпоху демократических и политических свобод республиканская власть заключила двухсторонний договор о разграничении полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Башкортостан, народ республики принял Конституцию, в собственность республики перешли все заводы и предприятия, башкирскому языку присвоен статус государственного.

В 1992 году был подписан типовой договор о разграничении полномочий между Российской Федерацией и её субъектами. Муртаза Рахимов в качестве президента Республики Башкортостан подписал документ, но башкирская общественность республики приняла ее очень критично.

Рахимова встретили с акциями протеста и даже закидали снежками, когда он возвращался из Москвы после его подписания. В подобной редакции договор отказались подписывать Республика Татарстан и Чеченская Республика. В 1994 году Татарстан подписал отдельный двухсторонний договор с Российской Федерацией. В том же году 3 августа в Москве такой отдельный двухсторонний договор был подписан и Республикой Башкортостан.

По этому договору Башкортостан объявлял себя суверенным государством в составе Российской Федерации, обладая всей полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти. Башкортостан обладал правом налогообложения и сбора в бюджет республики. Закреплялось, что все водные, земельные, лесные и другие природные ресурсы республики являются собственностью всего многонационального народа. Отдельным пунктом в ведении республиканской власти прописывался вопрос гражданства Республики Башкортостан, а также создание Национального банка республики, осуществление международных и экономических связей, заключение международных договоров и т.д.

30 лет суверенитету Башкортостана
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:45 0:00

Республиканская политическая элита почувствовала вкус власти, Рахимов практически на равных разговаривал с Москвой. Это было время региональных политиков-тяжеловесов, к которым я бы отнес Муртазу Рахимова, Минтимира Шаймиева, Эдуарда Росселя, Юрия Лужкова, Амана Тулеева, Руслана Аушева и других.

В 90-х годах республика расцвела, в районах асфальтировали дороги, в деревнях проводился газ. В селах сохранились колхозы и совхозы, что помогло сохранить работу в деревнях. Республика благодаря нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности стала одним из основных регионов-доноров России. Но все пошло не в том направлении, после смены власти в Москве.

31 декабря 1999 года Ельцин назначает своим преемником Владимира Путина. С этим назначением заканчивается эпоха парада суверенитетов, а с ней — и период самостоятельности регионов.

Путин начинает строить вертикаль власти и урезать полномочия регионов. В 2000 году в России создаются федеральные округа и институт полномочных представителей. Позднее такой подход к менеджменту российский политолог Дмитрий Орешкин интерпретировал как попытку Москвы не управлять, а командовать регионами России.

Башкортостан постепенно начинает сдавать свои позиции. По окончанию десяти лет с момента подписания двухстороннего договора, Москва отказывается продлевать его. Из Конституции Башкортостана исчезает понятие "суверенитет", исключаются многие важные пункты.

После выборов президента Республики Башкортостан 2003 года, когда Рахимов чуть не проиграл во втором туре кандидату Сергею Веремеенко, а народ республики разделился не по политическим предпочтениям, по национальным; башкиры — за Рахимова, татары — за Ралифа Сафина, а русские — за Сергея Веремеенко, в республике наступил политический кризис.

Рахимову пришлось договариваться с Кремлем, а взамен отдавать стратегические предприятия республики и в первую очередь Башкирский топливно-энергетический комплекс (ТЭК). Рахимов тогда пост свой сохранил, но зависимость от Москвы была уже значительной. Распродавая под нажимом Москвы свои предприятия, республика лишалась своей экономической независимости. Правда, "Башнефть" он не спешил отдавать. В последующем "Башнефть" вообще приватизировали и продали на выгодных для себя условиях олигарху Евтушенкову и его АФК "Система". Деньги от продажи "Башнефти", более 2 миллиардов долларов, сохранили в республике в виде фонда "Урал".

Башкортостан с его выстроенной авторитарной системой управления все больше замыкался в себе и превращался в закрытый от всех мирок. Рахимов жестко держал все бразды правления, пресекая любые проявления недовольства, позволял себе иногда критиковать решения Москвы, но постепенно раз за разом сдавал свои позиции. Вера в то, что он сможет еще долго управлять республикой, а затем оставить после себя послушного преемника не оправдалась. В обмен на высокие результаты показываемые на выборах всех уровней Кремль позволял до поры до времени Рахимову оставаться у власти.

В 2010 году Рахимова вынудили уйти в отставку "по собственному желанию". К тому времени Башкортостан уже потерял все свои самые важные и доходные предприятия, а сама республика не играла какой-либо важной роли в стране.

На его место Москва назначила Рустэма Хамитова. Госсобрание, которое верой и правдой служило Рахимову, единогласно приняло "варяга". Основная задача, которая была поставлена ему — это закончить с наследием Рахимова и провести все те изменения в республике, которые произошли в скором времени.

Хамитов в первое время пытался позиционировать себя либералом, показывал, что он открыт для народа. В то же время он никогда не позволял себе критиковать решения Кремля и все делал так, как ему указывали из Москвы. При Хамитове началось наступление на наследие Рахимова, убирали его людей со всех постов, это означало уход башкир с различных ведомств.

Без боя был сдан институт президентства, вместо него появилась должность глава республики. Началась повальная оптимизация, были закрыты сотни школ, детских садов и фельдшерских пунктов. С 2017 года башкирский государственный язык стал изучаться добровольно в учебных заведениях республики.

Вопрос о суверенитете и возвращении к договорным отношениям с Москвой, как этого требовала башкирская общественность, никогда Хамитовым не поднимались.

Все это не могло не трансформироваться в недовольство башкирского национального движения. Последние годы правления Хамитова республику захлестнули митинги и акции протеста. К тому же в игру включилась и БСК "Сода", которая требовала отдать им под сырье один из шиханов. А шиханы, я напомню, для жителей республики имеют сакральное значение. Не знаю каковы были истинные причины решения Хамитова, но шиханы он не отдал. Все это сыграло свою роль в том, что в конце 2018 года Хамитов досрочно покинул свой пост, а в республику приехал Радий Хабиров.

Радия Хабирова можно назвать учеником Рахимова, именно ему он благодарен успехами в своей карьере. У Рахимова Хабиров с 2003 по 2008 годы занимал пост руководителя Администрации президента Республики Башкортостан. Был в курсе всех его решений, а во многих принимал и личное участие. В результате политической борьбы, в 2008 году, Хабиров со скандалом покинул республику и осел в Москве. Вел борьбу сперва с Рахимовым, а потом и с Хамитовым.

Вот уже 2 года Хабиров является главой республики, но, как и его предшественник Хамитов, он ни разу не поднимал вопрос о федерализме, полномочиях Башкортостана как государства в составе России, возвращении двухстороннего договора. Все это для башкирской власти — табу. А тех, кто поднимал такие вопросы, просто начали преследовать. Так посадили на 9 лет известного политика и общественного деятеля Айрата Дильмухаметова, который предлагал свой проект новой федерации. Также признали экстремистской организацию БОО "Башкорт" за несогласие с политикой как Хабирова, так и Москвы.

В то же время сегодня как никогда республике необходимы те полномочия, которые были в 1990-х годах. Отдавая значительную часть доходов в центр, Башкортостан вынужден просить денег на свои нужды. Республику сотрясают протесты связанные с экологией и окружающей средой. Протесты на горе Куштау, в г. Нефтекамске, Абзелиловском и Баймакском районах показали, что народ республики остро нуждается в полномочиях, в праве распоряжаться своей землей по собственному усмотрению или как минимум, чтобы с ним считались. Народ в районах республики не может добиться смены своих глав, которые дискредитировали себя в глазах населения и все чаще поднимают вопросы о выборности районных глав. Не находя понимания среди местных чиновников, жители республики все чаще выбирают такие формы обсуждения и решения своих проблем как сходы или по-башкирски "йыйыны".

БИТВА ЗА ҠУШТАУ: победа гражданского общества?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:17:22 0:00

Запрос на реальный федерализм теперь все чаще звучит не из уст ученых или политологов, а простого народа. В начале 1990-х Россию от развала спасли именно регионы, которые, получив большие полномочия, отказались от любого вида сепаратизма и поддержали действующую на тот момент власть.

События в Ингушетии, Хабаровске, Шиесе, Куштау показали, что когда федерализм остается только на бумаге, а в реальности страна все больше напоминает по своей сути унитарную страну, запрос на федеративные отношения идет именно снизу, от населения. И когда они видят игнорирование своих законных интересов, а в некоторых случаях даже и подавление, то народ в ходе требования своих прав, все чаще начинает выбирать те формы протеста, которые возвращают нас вновь в 1990-е годы.

И тогда возможно мы вновь услышим что-то вроде: "берите столько полномочий, сколько сможете проглотить".

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

XS
SM
MD
LG